Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Личные эпизоды » Q.Weekdays


Q.Weekdays

Сообщений 41 страница 44 из 44

41

- Я тоже не брал учеников, когда был практикующим врачом. Иногда жалею об этом. Было достаточно юных дарований, которым я мог бы помочь, возьми я на себя ответственность... Кто знает, возможно они даже могли бы стать новыми легендами...
Кого-то вы мне напоминаете, мистер Гробовщик. Подумал Артмаэль, но предпочел промолчать. Мысленно он все же сравнил нового знакомого со стариком «не учителем». Ему казалось, что тот древний и гордый жнец вряд ли бы вел себя подобным образом и играл роль иссушенного старика. Более того, по сравнению с Легендарным, Гробовщик не был похож на мраморную статую.
Они действительно общались так, словно им было что сказать друг другу, но вместо прямого текста – предпочитали окольные пути. Должно быть, забавно и странно это выглядит со стороны.
- Возможно, вы правы. – Артмаэль посмотрел на гроб, в котором вроде как должен был спать мистер Хамфриз. – Если он действительно пожелает научиться чему-то у меня, возражать не стану.
Взять себе ученика? Забавная мысль. В некотором роде здравая, ведь не только учителя учат учеников, порой им самим есть чему поучиться у молодого поколения.
- … Потому заинтересовался. Талантливый был доктор. Самоотверженный. Во всем старался дойти до совершенства. Даже тогда, когда ситуации были почти безнадежные - не сдавался.  Как ваш коллега, только более разговорчивый и жизнерадостный.
- Вот оно что. – Лишь отозвался Артмаэль. Не то чтобы он слишком доверял Гробовщику с самого начала, но его слова породили новую искру сомнения. Казалось бы, старик знает самого Артмаэля с иной стороны, которая ему вряд ли открывалась. Возможно всему виной излишняя мнительность и подозрительность? Как знать. Мужчина не верил в совпадения, но и они порой имели место быть в его жизни.
- У каждого человека есть предназначение,- ответил мистер Хамфриз, переставший играть роль Спящей красавицы.- И если это то, чем Вы должны заниматься, значит, все сделано верно.
- Но если Вы не возражаете, я присоединюсь к вам немного позже.
- Возражаю. – Совершенно спокойно произнес Артмаэль, подойдя к мистеру Хамфризу. Сложно было понять, что задумал жнец, но он просто наглейшим образом забрал у юноши папку с данными последней души. – Вот вам первый урок, мистер Хамфриз. О его сути поразмышляйте, пока я не вернусь. – С этими словами мужчина легонько хлопнул Алана папкой по голове и вышел прочь из бюро, бросив на прощание лишь: - Оставляю его на вас, мистер Гробовщик.
Не смотря на то, что на улице погода была не самой приятной, жнец оставил свой плащ в бюро. Видимо счел его ношение чистой формальностью.
Почему Артмаэль оставил юношу наедине с мужчиной, с которым даже взрослый побоится пробыть пару минут рядом? Сложный вопрос. Возможно, он решил, что им есть о чем поговорить или же сам жнец желал побыть несколько минут наедине с собственными мыслями, дабы собрать воедино все кусочки головоломки.
Предназначение, значит.
Артмаэль за доли секунды оказался на соседней улице и заглянул в папку. Эмили Андерсон. Пожилая женщина, чья смерть должна была наступить в результате кровоизлияния в мозг. Подобная участь весьма незавидна. Острая боль. Потеря ясности ума. Иногда жертва может жить несколько часов, если не сутки. Самое ужасное не в этом, и не в неспособности нынешних медиков помочь. Ужасно то, что речь становится несвязной, движения затрудняются, мысли туманятся. Твою душу охватывает паника, но вместо просьбы о помощи ты несешь какой-то невнятный бред. Страх и агония переплетаются воедино. Избавить бы себя от этого, да руки не слушаются, а ты попросту не помнишь, как можно убить себя. Потом и вовсе можешь забыть жизнь, что была до возникновения кровоизлияния. Если переживешь этот Ад, считай тебе повезло. Если считать везением жизнь овоща, потерю памяти или  утрату львиной доли двигательных функций. Лишь немногим удается восстановиться хотя бы частично, что уж говорить о полном выздоровлении.
Откуда у Артмаэля были такие познания? Некоторые яды способны даровать полный спектр подобных ощущений. Спасает лишь, какая-никакая естественная регенерация жнецов, если это можно назвать спасением.
Вот эта улица. Вот этот дом. Вот эта барышня, что в списке моем. Путешествие не заняло слишком много времени, благодаря близости искомого адреса и скорости самого жнеца.
Время пожилой леди неумолимо утекало. Ей повезло, ведь страдать осталось недолго. Вот она, мучась от головной боли, входит в дом. Целый день ей пришлось проработать в пекарне. Жаловаться на недомогание она не посмела, опасаясь увольнения. Нужно ведь на что-то жить. Знала бы она, что этот день будет последним, стала бы тратить его на работу? Разумеется, нет. Увы или к счастью, но людям не дано знать свой срок. Сейчас лишь головная боль, небольшое недомогание и некая спутанность сознания, но скоро она ощутит в полной мере неприятные последствия кровоизлияния. Остается лишь ждать, когда придет ее время. Судя по часам – осталось около пятнадцати минут. Совсем немного.
Артмаэль уже собирался проскользнуть в дом пожилой леди, как заметил, что за ним следят.
- О, а я не думал, что встречу вас вновь! – Произнесло то самое юное кудрявое дарование, подойдя к седовласому жнецу. – С этими очками вы и вправду безумно похожи на Легендарного. Неужели именно потому вы убили его?

0

42

- У каждого человека есть предназначение,- в разговор совершенно неожиданно вмешался мистер Хампфриз, вызвав у владельца бюро бледную усмешку на губах, - И если это то, чем Вы должны заниматься, значит, все сделано верно.
Верно? Как можно судить, что верно, а что ошибочно? За годы своей жизни старый жнец уже изрядно подзапутался в этих перепитиях "верно-неверно", "морально-аморально", "достойно-недостойно"... Настолько, что пришел к выводу о том, что некому решать что правильно а что нет - кроме него самого.
- Вижу, вам стало лучше, мистер Хампфриз, - совершенно будничным тоном, словно в его бюро каждый день люди восстают из гроба, - Это хорошо... У вас неожиданно крепкий организм, - сообщил пожилой жнец, подходя к молодому диспетчеру ближе и пристально всматриваясь в его лицо, сцепил руки в замок за спиной, - Вам исключительно повезло, знаете ли... Я мало людей хнаю с таким быстрым восстановлением после потери крови. Но выглядите вы немного бледновато, - сурово произнес мужчина и, довольно резко отвернулся.
- Прошу прощения, мне нужно отлучиться по делам, но если Вы не возражаете, я присоединюсь к вам немного позже. - начал было Хампфриз, заставляя Гробовщика прицокнуть языком. Вот она, молодежь, не особенно заботящаяся о достоверности. Впрочем, зеленым юнцом он был, наверняка, таким же. Вспоминать собственные юношеские годы не хотелось и не было нужды. Впрочем, сам Гробовщик ничего не сказал. Да и зачем, если его никто не станет слушать? Какой-то смертный не может поучать жнеца, как ему действовать.. Смертный.. тихий полусумасшедший смешок пробрал худощавого укутанного в черное мужчину, выставляя, наверняка, в еще более безумном свете. Пробежавшись по пролированной крышке гроба черными длинными ногтями, он дождался, когда Фаррэлл скажет:
- Возражаю.  Вот вам первый урок, мистер Хамфриз. О его сути поразмышляйте, пока я не вернусь.  Оставляю его на вас, мистер Гробовщик, - кажется, кое-что, все же, Артмаэль от него перенял. И это было довольно смешно. В конце концов, сам того не желая, превратился в его подобие. В некотором роде, бывший Легендарный испытывал даже почти гордость за себя и в то же время ни с чем не сравнимую горечь. В конце концов, прежде, чем он сам стал таким же холодным изваянием, он успел пройти через что-то, напоминающее Ад. И, как он мог заподозрить, бывшему стажеру пришлось не лучше.
Цепко ухватив за локоть юное дарование, бывший Легендарный подтолкнул его к своему креслу, стряхнув со стола часть своих документов. На пол посыпались записи и фотографии жертв преступлений, те, что он подготовил для грядущего рано или поздно визита Фантомхайва с его дурно пахнущим дворецким, требующим постоянного надзора и внимания. Стоило, однако, ликвидатору выйти, как бывший жнец оживился, нахлобучивая на свою голову помятый циллиндр.
- Полагаю, ваш напарник о вас заботится, - задумчиво произнес жнец, пристально рассматривая мальчишку, - Должно быть, вас утомили мои стариковские бредни и вы не выдержали, вылезли из гроба раньше, чем я ожидал, - с легкой усмешкой произнес бывший Легендарный, понимающе улыбаясь, и устраиваясь на столешнице с краю, - Как вы думаете, мистер Хампфриз, если когда-нибудь вы будете кого-то учить, что вы скажете своему ученику первым делом? - с любопытством поинтересовался он. Не то чтобы он спрашивал это для себя, ведь сам он Артмаэлю учителем не был. А те, кого учил, так и ждут встречи с ним. Он точно, абсолютно точно уверен, что они ждут его в пламени преисподней, чтобы спросить за все. Он сам судил их и его приговор признали верным. Наверняка, будь у них шанс и время - нашли бы и попытались поквитаться, если они еще живы, конечно в своей новой ипостаси и если стали не просто кормом для для коренных жителей.
- Впрочем, я снова о своем, стариковском. Вам, должно быть, это совсем не интересно... - повторил он, покачав головой, - Расскажете о себе, мистер Хампфриз? Или, быть может, желаете еще чаю? Или, быть может, вас заинтересует с врачебной точки зрения одна из моих находок? - бледные пальцы неторопливо перекатывали на ладони серебряный медальон с прядью волос. Из тех, что украшали его ленту и явно были не из дешевых поделок, сделанных на скорую руку, - Быть может вы, как врач, сможете посоветовать мне, что бы это могло быть,  - запустив руку в гору бумажных папок, мужчина выудил из одной фотографию... обглоданной человеческой кости, - Как думаете, какой зверь это мог бы быть? Вот эти следы... - черный ноготь указал на четко видные вмятины в берцовой кости, напоминающие весьма отдаленно человеческий укус, - Полиция склонна считать, что это дикий хищник... Но я все еще сомневаюсь, - задумчиво протянул он.

Отредактировано Undertaker (2017-12-16 20:37:09)

0

43

- Вижу, вам стало лучше, мистер Хампфриз. Вам исключительно повезло, знаете ли... Я мало людей знаю с таким быстрым восстановлением после потери крови. Но выглядите вы немного бледновато,- проговорил гробовщик, когда Алан поднялся со своего места. Как ни странно, никто не сделал ему замечание за столь бестактное поведение. Наоборот, двое старших повели себя еще более бестактными.
- Возражаю.  Вот вам первый урок, мистер Хамфриз. О его сути поразмышляйте, пока я не вернусь.  Оставляю его на вас, мистер Гробовщик,- внезапно подорвался мистер Фаррелл и более чем грубо вырвал из его рук папку с данными последнего человека, душу которого должен был забрать бывший стажер за эту бесконечную ночь.
Что значит этот урок? Что нужно во время работы лежать и не шевелиться? Что нужно забыть об обязанностях и просто ждать, когда кто-то сделает работу за тебя? А если бы он был один в этот вечер? Если бы он не встретил мистера Фаррелла и оказался бы сейчас один посреди лондонской улицы? Но, видимо, Артмаэль и его новый друг совершенно не брали в расчет то, что порой нужно забыть о царапинах и просто делать свою работу.
Но Алан не успел даже возмутиться, потому что старший жнец быстро направился к выходу и, оставив шатена одного с совершенно не внушающим доверия выжившим из ума стариком. Такого еще не бывало. Даже Эрик с его маниакальным рвением оберегать и защищать не позволял себе подобного, потому что понимал, как важно вовремя делать свою работу и не сидеть потом сутками над бумагами по поводу заминок. Видимо, они оба решили спровоцировать его на грубость, потому что Гробовщик мало того, что не сказал и слова против мистеру Фарреллу, так еще и активно его поддерживал. Потому усадил его в мягкое кресло, смахнув какие-то фотографии, и будто бы преобразился, превращаясь с доброго волшебника в страшного колдуна из человеческих сказок.
- Полагаю, ваш напарник о вас заботится. Должно быть, вас утомили мои стариковские бредни и вы не выдержали, вылезли из гроба раньше, чем я ожидал,- собеседник, пристально рассматривая Алана, усмехнулся.
- О нет-нет, дело вовсе не в ваших разговорах. Я довольно быстро прихожу в себя,- затараторил Алан, съежившись и понимая, что только что сам признался, что подслушивал.- У меня есть некоторые… обязательства, не требующие отлагательств.
- Как вы думаете, мистер Хампфриз, если когда-нибудь вы будете кого-то учить, что вы скажете своему ученику первым делом?
Заданный вопрос почему-то застал жнеца врасплох. Он сам лишь недавно с горем пополам закончил стажировку, а о том, чтобы самому кого-то учить, он и думать боялся. Какой из него наставник? Чему он может научить? Как получать травмы на ровном месте и проваливать задания? Смерть, какая радость, что ему еще далеко до всего этого!
- Правильное слово «если»,- пожал плечами Алан, забывая о том, что только минуту назад у него из рук вырвали папку с его работой и оставили здесь совсем одного в компании человека, не внушающего доверия. Хотя у шатена всегда были проблемы с доверием.- Думаю, я не тот человек, который способен научить…- и внезапно оборвал сам себя. Ведь Эрик по время знакомства сказал почти то же самое. Но он был прекрасным наставником, лучшим из всех.- Впрочем, все приходит с опытом. Но не думаю, что буду изрекать лишь неписанную истину.
- Расскажете о себе, мистер Хампфриз? Или, быть может, желаете еще чаю? Или, быть может, вас заинтересует с врачебной точки зрения одна из моих находок?- внезапно продолжил старый собеседник, хотя не сказать, что ему и правда много лет. Скорее все это напускное.
- Эм,- замялся бывший стажер, не зная, на какой вопрос отвечать первым.- От чаю бы не отказался, если Вам не сложно.
С чего бы ему советоваться со мной?- мелькнула в голове довольно резонная мысль.- Не думаю, что внушаю доверие, как врач. Да и зачем ему нужно мое мнение?
Ох, ну не ведет он себя, как обычный смертный, слишком уж странный для этого. Занять гостя чем-то? И разве эта информация не будет просто балластом? Но сыграло природное любопытство, какой-то азарт прикоснуться к тайне.
- Если могу быть чем-то полезным…- пожал плечами Алан. На смену раздражению и страху пришло странное безразличие. Нет, не такое, как в доме незадачливого сатаниста, не такое всеобъемлющее и всепоглощающее. Более простое, холодное, будто просто смотришь фильм. Будто перед тобой мелькают кадры, а ты просто сидишь и видишь это. Никакого желания вмешаться. Никакого желания изменить или переделать. Хотя надо было бы поспешить за мистером Фарреллом и, поступив не менее грубо, объяснить, что его работа – только его работа, и не жнецу, которого он встретил два часа назад, брать на себя его обязанности. И пришла странная беспочвенная уверенность, что Артмаэль все сделает в лучшем виде и не поморщится. Ликвидатор, как-никак.
- Быть может вы, как врач, сможете посоветовать мне, что бы это могло быть,-  перед  диспетчером появилось фото голой человеческой кости с явными следами зубов, будто ее рвали и грызли.- Как думаете, какой зверь это мог бы быть? Вот эти следы... Полиция склонна считать, что это дикий хищник... Но я все еще сомневаюсь.
Алан не был настолько хорош в медицине, вообще ей не увлекался, чтобы различить характер отметин и предположительные источники их возникновения. Не мог отличить следы человеческих или звериных зубов, рваные раны для него выглядели одинаково. Но где-то в глубине сознания всплыли воспоминания о чем-то похожем. Укусы, растерзанные тела…
- Дикий хищник в центре Лондона?- спросил Алан совершенно бесцветно. Конечно, столица Великой Британии не была самым многолюдным городом в мире, но сама мысль о том, что туда, где обитают тысячи и тысячи людей, внезапно объявился хищный зверь, разрывающий одиноких задержавшихся жителей, несуразна.- Тогда почему о звере никто не слышал? Скажите, а сколько еще было жертв? Или это единичный случай?
Конечно, количество жертв много не скажет, но если жертвами были одинокие путники в ночи, или их было достаточно много, кто-то бы явно бил тревогу, полиция тоже бы всполошилась, но пока в городе было тихо. Ночью гуляли и пьяницы, и девушки, и порой даже дети.

0

44

- Если вы сделали подобный вывод просто увидев очки, то вам не стоит становиться криминалистом. - Спокойно отозвался Артмаэль, собираясь пройти в дом пожилой леди и выполнить работу мистера Хамфриза. Интересно, юный жнец поймет что до него хотел донести ликвидатор своим поступком? Сложный вопрос. Разумеется у Артмаэля были стажеры, но вот ученики - никогда. Не факт, что он возьмется учить юное дарование, тем более когда его о подобном не просят. В прочем, подарить ему несколько крупиц тяжко обретенного опыта не помешает.
- Не только на основе этого. Я ведь не идиот. - Кудрявое создание преградило путь ликвидатору. - Департамент слухами полнится с самого вашего появления. Жнец - бедствие. Говорят вы прикончили Легендарного, а после вырезали весь отдел. Даже возлюбленную не пожалели. Интересно, как вам удалось избежать ответственности? И где… только не говорите, что вы и его убили.
Кто-то другой мог бы уже размазать назойливое создание по полу или иным поверхностям, превратить его внутренности в кровавое месиво, кости - в пыль, мозг - в суфле. Артмаэль же, даже не изменился в лице слушая какого мнения о нем коллеги. Отчасти это было ожидаемо, но градус домыслов был поистине занятным.
- Пожалуй, жнецы действительно не отличаются от людей. - Холодно произнес Артмаэль, констатируя тот досадный факт, что дети Смерти, подобно людям любят смаковать и приукрашать кровавые подробности. Странно, что никто еще не приплел сюда акт насилия над бренными останками коллег и не учителя.
- А? Вы о чем? - Блондин удивленно покосился на Артмаэля. Пожалуй его несколько удивлял тот факт, что собеседник не стал с пеной у рта доказывать обратное. Дескать я не убийца, вы все выдумываете и вообще я невинная овечка. На подобные обвинения положено ведь как-то реагировать.
- О том, что вы попусту тратите мое время. - Жнец посмотрел на циферблат карманных часов, подозрительно знакомых блондину. Три минуты.
- Эй, это же мои! Когда успели? - Парень выхватил из рук Артмаэля искомый предмет и спрятал в карман. - А вообще мне интересно, действительно ли вы так хороши, что смогли расправиться с Легендарным и целым отделом ликвидаторов. - В руке блондина возникла коса смерти, больше похожая на небольшую пилу. Он уже собирался пустить ее в дело, но не успел поднять, как противник прошел сквозь него, по крайней мере так показалось.
- Какого че… - Произнес он, понимая что не может пошевелиться. - Как вы это сделали? - В голосе юноши послышался страх. Нельзя его винить в этом, в конце концов, он считал что действительно сейчас умрет.
- Не стойте в проходе. Простудитесь. - Прозвучал все такой же до безумия спокойный голос Артмаэля. Мужчина легко схватил недо противника за воротник и втащил в дом. Разгулявшийся ветер с силой захлопнул дверь, даже стекла в окнах задрожали.
- Вы… что вы со мной сделаете? - Спросил испуганный жнец, пытаясь пошевелить конечностями, но не мог. Он был действительно растерян и совершенно никоим образом не мог рассмотреть обломок лезвия торчащий из спины. Естественная регенерация скоро избавится от инородного тела и способность двигаться вернется, но кое-кто об этом не знал.
- Прежде всего, попрошу не нарушать покой пожилой леди. Она доживает последние минуты жизни. - Артмаэль резко разжал руку, позволяя нахальному юнцу упасть на пол, боком.
Удивительно, но это действительно заставило молодого жнеца замолчать.
Артмаэль медленно подошел к женщине, что уже не видела этот мир. Ее тело больше не будет функционировать. Осталось лишь оборвать нить связующую с миром живых.
Ножницы пронзили плоть в области сердца, являя жнецу кадры из жизни несчастной.
Эмили Андерсон. Дочь разорившегося дворянина, что спустил все богатство в игорных домах и был вынужден с семьей перебраться в жалкую лачугу. Не приспособленное к подобной жизни семейство тут же лишилось хозяйки очага и двоих детей. В живых остались лишь глава семьи, Эмили и ее старшая сестра. Последней, чтобы хоть как-то выжить пришлось стать проституткой. Отец же просаживал последние копейки надеясь отыграться и в итоге проиграл Эмили в карты. Узнав об этом она сбежала из дома. Кто знает, как бы сложилась ее жизнь, если бы она не встретила человека давшего ей кров, а после - ставшего мужем. Разница в возрасте была около тридцати лет, что не помешало завести троих детей. Которые в итоге забыли дорогу к дому матери. Пожилая женщина, много лет назад похоронившая мужа. Жившая праведно, но встретившая конец в одиночестве.
Блондин, поняв что к нему возвращается способность двигаться попытался подняться, но тут же был прижал к полу, чем-то в области головы.
Артмаэль не слишком церемонился с тем, кто чуть не помешал выполнить свой долг. Потому просто поставил ногу на голову несчастного юнца, который не успел обрадоваться возможности двигаться.
- Какая досада. Кажется у меня нет печати. - Произнес Артмаэль, раскрыв черную папку. Вот как же поставить отметку “завершено”?
- Прошу, можете взять мою. - Юноша достал из кармана искомый предмет и протянул его мужчине.
- Благодарю. Нынешнее поколение столь учтиво. - Взяв печать, Артмаэль поставил отметину и вернул столь необходимый атрибут диспетчеру.
- Всегда рад помочь. Не будете ли вы так добры убрать ногу с моей головы? - Спросил блондин, осознавая всю абсурдность ситуации, но пока еще не способный что-то сделать.
- Ох, где же мои манеры. - Артмаэль убрал ногу и направился к выходу из дома. - Всего доброго. - Бросил он на прощание. Стоит ли возвращаться в бюро или же дать Гробовщику и мистеру Хамфризу узнать друг друга получше? О, только бы не найти юного жнеца бережно упакованным по баночкам. Иначе будет немного грустно.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Личные эпизоды » Q.Weekdays


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC