Доброго дня тебе, странник! Лондон приветствует тебя. Перед тобой множество путей. Лишь ты решаешь, какой образ избрать, прежде чем погрузиться в мрачные тайны Викторианской эпохи. Коварный демон, исполнительный жнец, благочестивый ангел или любознательный человек. Каждый имеет возможность написать свою собственную историю. Все в твоих руках.

Перед игрой:
Основные "заповеди" форума >>> "Правила"
Описание системы игры и ее особенностей >>> "Система игры"
Вопросы по игре >>> "Гостевая книга"
Список ролей >>> "Действующие лица"
Списки "готовых" персонажей для игры >>> "Акции"
Для анкеты:
Образец анкеты с комментариями >>> "Шаблон анкеты"
Новости:

Стартовала первая сюжетная линия "Монстр".
Повествующая о загадочных исчезновениях людей и жутких монстрах скрывающихся под покровом ночи. Ненасытные твари пожирают не только плоть, но и человеческие души.

Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Основной сюжет » SQ.1.1. "В поиске следов"


SQ.1.1. "В поиске следов"

Сообщений 21 страница 39 из 39

21

— Передайте Мисс Хокинг мою благодарность, — одышливый мужчина утирал белым платком пот со лба, — как жаль, что она не смогла к нам прийти сегодня. Пусть наведывается, мы с семьей всегда рады ее видеть.
Темноволосый парень добродушно улыбнулся и кивнул, разворачиваясь на каблуках, и направился в сторону входной двери, сопровождаемый слугой.
— Обязательно передайте сестре скорейшего выздоровления! — донеслось до него уже тогда, когда он был в дверном проеме.
— Всенепременно, мистер Лоутер, — крикнул парень, покидая дом.
«Боже, наконец я не слышу его брюзжания и этого гадкого запаха,» — думал он, шумно втягивая свежий воздух носом.
Деммлер улыбнулся облегченно и направился по следующему поручению. Сегодня у него были запланированы две встречи, но женщина, которую он посетил первой, попросила его о небольшой услуге.
Решив, что сегодня госпожа Сара должна остаться дома и отдохнуть в заслуженный выходной, Люм пошел к клиентам сам, уже по привычке представляясь братом Хокинг. Не поверить в это причин не было, стоило им на него посмотреть и все сразу начинали причитать что они так похожи, особенно глазами.
Почему он решил оставить сегодня амплуа мисс Сары? Парень от нее уставал. Иногда хотелось появиться на людях не в платье и говорить своим голосом, а не тихо сипеть.
На улице было зябко, потому Люм поежился, поправляя свой теплый шарф и поднимая воротник старого шерстяного пальто. Накрапывал дождь и отсутствие шляпы, которую он оставил утром дома, грозило ему простудой.
Миссис Уилкинсон — та самая клиентка, была убита горем. Она встретила Люма заплаканным лицом и траурным платьем. Парень даже растерялся на мгновение, но причину он понял почти сразу: мистер Уилкинсон покинул этот мир и оставил жену и дочь одних. Он сам предрекал его смерть, но мужчина лишь отмахнулся. Люм и не думал, что это произойдет так скоро.
Если честно, то ни в какое будущее он тогда не заглядывал. Это было и ненужно. Желточный цвет лица, постоянно красные глаза, излишнюю худобу и потливость Деммлер видел не раз еще в детстве, и все люди с такими приметами умирали.
Вот и Уилкинсон почил, а жена обливалась слезами в плечо Люма, который искренне ей соболезновал, ведь ее муж был неплохим человеком.
Вот только трупа не было, но жена была твердо убеждена, что ее мужа нет в живых. Об этом ужасном событии ей сообщил инспектор, сказав, что от тела практически ничего не осталось, так что хоронить нечего. Деммлер только покачал головой, удивляясь как быстро она это приняла.
Люм вышел на главную улицу и направился в нужную сторону, потирая руки, которые покраснели от холода, периодически пытаясь согреть их дыханием, но лишь получал клубы пара и никакого эффекта.
«Не люблю я ходить в такие места. Не люблю,» — ворчал он про себя, периодически останавливаясь для того чтобы осмотреться и понять туда ли он идет.
Люм и правда старался обходить гробовщиков и их лавки стороной. И дело вовсе было не в приметах и глупых суевериях, ведь и гадалок старались избегать. Дело было в личной неприязни.
Он хорошо помнил смерть старшего брата, бывшего подмастерьем у погребальщика. Еще в детстве парень прекрасно знал чьих рук дело все произошедшее с Эдвином.
И вот именно сегодня предстоит посетить самое ненавистное ему на свете место.
Теперь уже вдова Уилкинсон, наплакавшись вдоволь на плече брата мисс Хокинг, излив душу и рассказав как она страдает, попросила отправиться к гробовщику и заказать церемонию, ведь она уже распорядилась известить родных и друзей о похоронах.
Почему она не могла пойти сама или послать слуг? По ее словам, слугам женщина такое дело доверить не могла, а идти самой выше ее сил, ведь она и слова сказать не сможет, а будет лишь рыдать от горя, как и все родственники.
Люм как мог отказывался от этого поручения, говорил о срочных делах и том что его ждет сестра, но женщина оказалась настойчивее, и парень сдался. Ему вручили вдвое сложенный лист бумаги и сорок фунтов, попутно объясняя как добраться до нужного места. Он готов был идти хоть к черту пешком только бы не слышать причитаний и всхлипываний, тем более требовалось от него не многое: отдать записку с перечнем всего необходимого и прочей нужной информацией и заплатить.
«Как же я ненавижу все это, — парень устало потер переносицу, а потом затянул потуже ленту, которой были перевязаны собранные в низкий хвост волосы. — Почему все думают, что если Сара им помогает, пусть и не бесплатно, то и я обязан это делать? Будь она на моем месте, то сейчас бы я шел домой. Не люблю я гробовщиков.»
Он и не заметил как с некоторых пор Хокинг в его голове стала жить отдельно, будто это был совершенно другой человек, который к Люму имел мало отношения.
И он бы прав, Сару никто бы не заставлял идти в похоронное бюро, если бы только она сама не вызвалась.
Парень тяжело вздохнул и свернул в нужную сторону.
В любой другой день он бы так не убивался по этому поводу, но Деммлера не оставляло плохое предчувствие с самого утра. И ему было прекрасно известно что обычно оно появляется не зря.
Наверное, по этой причине, а не из праздного любопытства, он прочитал записку миссис Уилкинсон. Помимо перечисления необходимого была небольшая приписка, которая заставила волосы на затылке встать дыбом. А именно то, что ее муж, по всей вероятности, стал жертвой загадочных исчезновений, которые вот уже некоторое время происходили в Лондоне, потому хоронить придется только воздух.
Люм читал газеты и глупым не был, потому в маньяка, охотящегося в ночи, не верил, разве что их было как минимум дюжина. Интуиция говорила ему что лучше в это не соваться и из дома с наступлением темноты не выходить. Что он и делал.
И если записка говорила правду, то его клиенту крайне не повезло.
Наверное, это бы звучало глупо от человека, который по большей части обманывает своих клиентов, но смерть всегда шла чуть поодаль от парня. И опасность, грозящую ему или кому-либо, он чувствовал за версту. Но здесь было что-то не так, потому что он не видел ровным счетом ничего в мистере Уилкинсоне.
Последний поворот на пути к нужному месту и Люм уже издалека видит вывеску, и,  наверное, даже подслеповатый заметит череп над ней. Ему не кажется, что, например, пекарь или сапожник стал бы вешать подобное, так что даже не требуется пытаться разглядеть что же написано.
Сейчас Деммлеру хотелось развернуться и уйти, забыть не только вывеску, но и саму улицу и дорогу к ней. Сделав глубокий вдох, парень направился прямиком к бюро, решив, что будет некрасиво с его стороны сбежать и не выполнить просьбу женщины, которая места себе не находит от горя.
И тут из лавки вышел рыжий мальчишка, а следом за ним седой мужчина в черном, закрывший за собой дверь. Люм на секунду замер, смотря на них, а затем, сам не зная почему, побежал и, как оказалось, не зря.
«Закрыто»
У парня душа в пятки ушла. Меньше всего ему хотелось ждать не пойми сколько у двери на холоде и еще меньше ждать именно рядом с этим местом.
К его счастью, те двое не успели уйти далеко, и он еще мог их догнать.
— Простите! Постойте секунду! — Деммлер остановился рядом с ними, запыхавшийся, на мгновение согнувшись пополам от покалывания в боку он тут же выпрямился, доставая записку из кармана пальто. — Уф. Прошу прощения. Вы ведь гробовщик? Я хотел бы заказать похоронную процессию, прошу, это всего пара минут.
Он наконец поднял голову и протянул мужчине лист бумаги, желая покончить со всем как можно быстрее.
Признать, этот гробовщик на своих коллег был мало похож. Как правило, они обычными мужчинами в помятых костюмах и шляпе, периодически пахнущие алкоголем и еще чем-то не слишком приятным.
А этот в балахоне, рукава длиннющие да цилиндр весь помят. Волосы длиннее, чем у дочери миссис Уилкинсон, только седые. Интересно, лет то ему сколько? Возраст Люму определить было сложно, да и в принципе что-то кроме его чудаковатого наряда.
Деммлер перевел взгляд на парнишку и немного удивленно приподнял брови. То самое плохое предчувствие давало о себе знать. Причину опасаться рыжего он объяснить или даже понять не мог, но что-то в нем было не так. Вроде похож на мальчишку из трущоб, которые снуют тут и там, каким и сам Люм когда-то был, но в тоже время совсем не похож. Может дело в том как он стоит, а может в волосах, которые на спутавшиеся, похожие на солому волосы его друзей похожи не были совсем.
Парень натянуто улыбнулся ему и переключил внимание на гробовщика.
- Вдова Уилкинсон хочет провести похороны во вторник, чтобы дать возможность родственникам проститься с ним, ну или с памятью о нем, если уж гроб пустой будет.

Отредактировано Lum Demmler (2017-01-13 17:55:24)

+1

22

- В этом я совершенно не сомневаюсь. - Отозвался Рейнард, на слова Гробовщика о том, что он в любом случае узнает кое-что интересное. Если слухи не лгут, то сведения о происходящем все равно окажутся в руках этого странного человека. Интересно, что именно попадет к нему? В прочем, не слишком важно. Главное, чтобы это было не известие о смерти самого Рейнарда. Встречаться со смертью ему еще ой как не хотелось. В конце концов, он прекрасно понимал, что его ждет.
- Нет, я совершенно не против. - Мальчишка не стал говорить о том, что с радостью воспользуется всеми преимуществами этой прогулки. Более того, если они оба переживут ее, то стоит попробовать втереться в доверие к старику, в конце концов, полезно иметь среди друзей типа, который располагает обширной информацией. Рей пока еще сомневался, а так ли много информации есть у уважаемого Гробовщика? Да, народная молва из кого угодно может сделать героя или злодея, потому не стоит всецело доверять ей.
Что не говорите, а недоверчивость была одной из главных черт в характере Рейнарда. Не доверять никому и никогда - довольно простое жизненное кредо.
К сожалению им далеко уйти не удалось.
Как всегда, вовремя.
Немного раздраженно подумал Рейнард, взглянув на незнакомца, что решил помешать ему отправиться на прогулку с Гробовщиком. Все те несколько секунд, что брюнет рассматривал его, Рей не отводил взгляд, а наоборот - сам изучал незнакомца взглядом. Любопытно, откуда столь пристальное внимание к мальчишке-оборванцу? По взгляду не было похоже, что к нему испытывают жалость и желание помочь.
Если кто-то может оказаться полезен, не стоит упускать эту крошечную возможность.
- Если будет пустой? - Спросил Рейнард, слегка наклонив голову на бок. Голос и говор у него был явно не как у мальчишки из трущоб. Все дело было не только в правильном произношении, а так же уверенности. Бродяжки так не говорят. Обычно они стараются всем видом вызвать сочувствие. Потому говорят тихо и печально, в голосах можно услышать дрожь и страх, а после того как подашь монету - искреннюю благодарность. Да что там говорить, пусть Рейнард и был одет как оборванец, но опрятность и осанка выдавали его. Мальчишка вышел из образа оборванца, но переодеваться не собирался, да и не во что было. В прочем, можно было предположить, что его семья обанкротилась совершенно недавно или что он просто сбежал из дома.
- Никогда не понимал людей. То тешат себя фальшивыми надеждами, то готовы стремглав похоронить человека. - Тихо прорычал Рейнард. - С чего она взяла, что он мертв?
Больше всего в людях Рейнард ненавидел их непредсказуемость и странности которые из нее выплывали. То ты показываешь им труп, а тебе заявляют: "это не может быть она! Она еще жива!" Да, жива. Видите подмигивает вам выколотым глазом. И ничего, что горло перерезано, а внутренности вывернуты. Ах теперь это не она? Вы же кричали: "моя кровиночка!". Или волосатая родинка над губой недостаточно волосата? Или же есть все основания полагать, что человек еще жив, а его уже хоронят. Потом через недельку будет обивать пороги пытаясь доказать, что он жив.
Мальчишка не особо желал встревать в полемику. Потому предпочел все же дать Гробовщику возможность пообщаться с клиентом, кушать всем за что-то нужно. Он мог бы сам отправиться дальше, но лишаться только обретенного союзника, не хотелось.
- Если у вас есть желание, можно попытаться помочь бедной старушке, не только погребением воздуха. - Как-то невзначай обронил мальчишка, все же решив вставить свои пять копеек.

+2

23

Гробовщика совершенно не беспокоило то, как он выглядит в глазах этого... очередного одноглазого ребенка, как он про себя окрестил рыжего мальчугана, явившегося к нему с эдаким странным делом. В том, что каждый останется при своем мнении сомнений никаких не было. Преуспевающий гробокопатель оставил без ответа его комментарий, почти сошедшийся с его собственными мыслями об отсутствии каких-либо сомнений и вариантов.
- На том и порешим, - сообщил седоволосый, бросив взгляд на рыжего "сироту". Кого-то тот ему упорно напоминал, вот только, кого именно, так сразу решить было нельзя. Стоило понаблюдать за мальчишкой, прежде, чем делать поспешные выводы.
Однако, к какому-либо заключению он прийти не успел просто потому, что был окликнут кем-то и вовсе ему не знакомым. Молодой человек, судя по всему, бежал от самого бюро. Это, пусть и не очень далеко, но довольно таки, не удобно...
- Уф. Прошу прощения. Вы ведь гробовщик? Я хотел бы заказать похоронную процессию, прошу, это всего пара минут. - запыхаясь выдохнул он, заставляя седоволосого сощуриться и склонить голову на бок.
- Боюсь, бюро на сегодня закрыто... - с сомнением и некоторым любопытством протянул мужчина, рассматривая еще одного собеседника, как очередную диковинку, случайно попавшую в его цепкие пальцы, - Но, могу утешить хотя бы тем, что вы не ошиблись... Я - гробовщик, - шутовским жестом с легкой самоиронией, Гробовщик поправил свой цилиндр, улыбаясь от уха до уха.
- Вдова Уилкинсон хочет провести похороны во вторник, чтобы дать возможность родственникам проститься с ним, ну или с памятью о нем, если уж гроб пустой будет. - слова заставили буквально сделать быстрый шаг вперед, всматриваясь в лицо почти еще мальчишки с высоты своего роста. Надо сказать, выглядело это так, словно скрюченный седоволосый чудак буквально навис над невысоким бледным парнишкой, касаясь длинными черными ногтями сложенного листа бумаги в его руках. Отпрянул назад он столь же стремительно, словно ни в чем ни бывало, с прежней дурашливостью развернул бумагу, пробежался по ней глазами, качнул головой и недовольно вздохнул.
- Во вторник, значит? - повторил он, слушая, как неожиданно резко отозвался одноглазый подросток о намерении похоронить воздух... - Есть в этих словах некий резон... Ведь воздух я не хороню... Мне нужно что-то вещественное... Что-то, что может символизировать хоть косвенно покойного... Хотя бы... палец, - хохотнул седоволосый. Хоронить пустой гроб... глупость какая. Если нечего хоронить - то нечего и похороны устраивать... в конце концов, это ведь не самоцель - собраться, чтобы поплакать и рассказать как много всего значил покойник... Цель - проводить покойного в иной мир... а что там провожать?
Однако же, записку он сунул мальчишке под нос. В конце концов, он интересуется этими убийствами не меньше самого Гробовщика.
- Если у вас есть желание, можно попытаться помочь бедной старушке, не только погребением воздуха. - вот с этим седоволосый был согласен, а потому кивнул, склоняя голову на бок.
- Дело, конечно, ваше, но я бы не советовал в такое время возвращаться в одиночку... - негромко заметил седоволосый, - Говорят, одно из убийств произошло в паре проулков отсюда... Переулочек был узкий и темноватый, так что... Поможете старушке, или пойдете по делам? - совершенно будничным тоном поинтересовался Гробовщик, разворачиваясь и продолжая движение вперед по улице туда же, куда до этого держал путь. Задерживаться и заставлять каждого встречного составлять компанию не хотелось.

+1

24

Если вас когда-нибудь будут просить об одолжении, условия которого вам совершенно не нравятся, то ни за что не соглашайтесь. Слышите? Ни за что! Заткните уши, чтобы до вас не доносились уговоры, рыдания и причитания, разворачивайтесь и бегите без оглядки. Потому что если вы не выполните просьбу, то этих самых страданий вслух будет в два раза больше.
Люм на мгновение представил лицо вдовы Уилкинсон, искривившееся от новостей в гримасе отчаяния, по ее щекам текут ручьем слезы, она всхлипывает, а потом снова использует его пальто в качестве носового платка. А ведь не так далеко есть друзья возможно покойного, многочисленные родственники и, на худой конец, дочь, но женщине приспичило рыдать именно на его плече. И о мотивах этого желания знать он не хотел.
Но не успел Люм испугаться такой перспективы, как, кажется, организация похорон несчастного заинтересовала владельца бюро. Секунда и мужчина в один шаг оказался перед ним, забирая из рук записку.
Деммлер подавил нервный смешок, рвущийся наружу, лишь чуть отклонился назад, смотря на гробовщика круглыми, как блюдце, бирюзовыми глазами. Сейчас он заметил длиннющие черные ногти на светлой бумаге, задаваясь вопросом: кто будет отращивать такие в здравом уме? И почему черные? Глупая мысль для того над кем стоит человек, закапывающий себе подобных под землю, пусть при этом и не совсем живых. Страшно же должно быть, но парню было любопытно. Что поделать, иногда хотелось знать то, во что по идее лучше не соваться.
Впрочем, гробовщик отпрянул также стремительно, как и оказался перед ним.
— С чего она взяла, что он мертв?— подал голос рыжий мальчишка, который казался совсем недовольным.
Люм поежился. Ну вот не так с ним что-то, но что именно понять слишком сложно. Иногда парень хотел бы чтобы кто-нибудь расшифровывал все его ощущения и предчувствия, думается, жить бы стало проще.
И сам погребальщик тоже явно не был рад идее хоронить пустой гроб, где кроме духа ничего больше и не будет.
А Деммлер... Деммлер не собирался указывать бедной женщине что ей делать. Если от церемонии ей станет легче, то пусть тратит деньги хоть на парад в честь старика. В конце концов, какая разница что там лежит? Хоть мяса кусок запихни в деревянный ящик, разница не велика. Или так любимый Уилкинсоном ужасный бюст, стоящий в гостиной у камина. Когда Люм пришел к ним в первый раз, а был он в образе Сары, то не постеснялся испуганно вскрикнуть, когда наткнулся на него спиной.
«Боже, даже вспоминать не хочется. Рожей и Сатане не уступит.»
— Три пальца с фамильными перстнями вас устроят? — монотонно ответил парень. Голос его сквозил безразличием, ведь пока в гробу не он, то, если честно, плевать Деммлер на то хотел.
Сказал он это совершенно не думая, а потом спохватился и от досады закусил нижнюю губу, понимая, что сболтнул лишнего.
Откуда он это знал? От все той же вдовы. Наверное, не удивительно, что такое горе разговорило эту обычно не обсуждающую дела семейные с посторонними женщину. А может дело в том, что даже слугам, если они были женщинами, она не доверяла.
Рыжий мальчишка предложил помочь старушке наполнить гроб хоть чем-то, на что Люм только фыркнул. Уж дамой в возрасте Миранду Уилкинсон назвать было нельзя.
— Говорят, одно из убийств произошло в паре проулков отсюда... Переулочек был узкий и темноватый, так что...
Сколько же в Лондоне узких и темноватых проулков! Один лишь Дьявол сумеет их сосчитать. Да и ходить по таким улицам парень не собирался, так что и опасаться ему было нечего. Какой идиот будет выдавать себя при свете фонарей и в толпе людей?
И вот снова звучит предложение и совершенно бестактное «старушка». Люм только шумно выдыхает, но, не колеблясь, следует за этими двумя.
— Миссис Уилкинсон не старушка, в отличии от мужа, так что подобное смущает, когда речь идет о тридцатилетней женщине, — ворчит он, поправляя ворот пальто. — И раз уж старушки не существует, то пожалуй не откажусь и соглашусь исключительно из интереса, потому как пропавших я в гробу видал, — он немного подумал и добавил: — Или не видал, но точно на каждого из них плевать.
Деммлер оглядывался по сторонам, стараясь запомнить дорогу. В успех сего предприятия он верил слабо, а плутать по незнакомым улицам совсем не хотелось. И не то чтобы он чего-то боялся, но лучше лишний раз обойти яму, чем провалиться в  нее.
— Кстати, если уж я в это втянут, то может стоит сказать куда же вы направиться собираетесь? — он вопросительно посмотрел на странную парочку и сунул руки в карманы пальто, не желая их отморозить.

Отредактировано Lum Demmler (2017-01-27 15:58:29)

+1

25

- Старушка или нет, факт остается фактом. – Рейнард хмыкнул. В его юном возрасте, все, что старше 25 лет считается древним и дряхлым. По сути тот же Гробовщик, с его длинными седыми волосами, казался и вовсе ископаемым. Интересно, сколько ему лет? Сложно сказать, не видя лица. По рукам и вовсе судить было проблематично. Руки как руки. Ни тебе пигментных пятен, ни морщин, ни потрескавшейся кожи. Может он просто хорошо за ними ухаживал? Длинные черные ногти указывали на то, что тяжелым трудом он никогда не занимался (иначе сломал бы к чертовой матери). Занятным был цвет, да и длина. Ох, да весь вид Гробовщика казался как минимум странным. Убеждая Рея в том, что перед ним как минимум экстраординарная личность.
Второй же новый знакомый тоже не внушал особого доверия. Его внешность, мальчишка изучал не столь пристально. Да, внимание, определенно, привлекли глаза. Вот только по одним глазам личность не разгадаешь. Стоило бы еще понаблюдать, сделать какие-то выводы на будущее. Вот только не за этим он пришел к Гробовщику. Рей заметил, что его самого изучают, но виду не подал. Можно было бы фыркнуть что-то про животных в зоопарке, но он предпочел воздержаться.
- В Ист-Энд. Большая часть исчезновений произошла именно там. – Произнес Рейнард, уверенно направившись вперед. Теперь у него, в случае чего, было два шанса сбежать. Он мелкий и прыткий, а вот этих двоих могут и сожрать. Ну что же, к ним особо привязаться Рей еще не успел, так что не жалко.
- Вы ведь не думаете, что супруг миссис Уилкинсон единственный бесследно исчезнувший? Таковых. – Рейнард призадумался. – Только я знаю три случая. Еще два описаны в газете. Люди исчезают. Так что, уважаемый Гробовщик, скоро у вас будет достаточно клиентов, вес которых не составит и фунта.
Мальчишка хмыкнул и пнул камешек, оказавшийся под ногами.
- Люди исчезают. – Рей взглянул на чернявого незнакомца. – Если верить Гробовщику. – Мальчишка кивнул на седовласого. – То к нему они не попадали. Вернее, то что попало, выглядит так словно его кто-то грыз. Любопытное дельце, не так ли?
Тем временем, на Лондон медленно спускалась ночь. Становилось не просто холоднее. Какое-то странное, мерзкое чувство окутывало душу. Тревога. Пускай Рейнард и храбрился. Пускай он уже неоднократно сталкивался с различными тварями. Пускай он и считал себя взрослым. Он все равно всего-лишь ребенок. Беззащитный и слабый. Не имеющий особых навыков, способный лишь использовать демонов. Но если монстры это не демоны, а еще хуже – люди, то все паршиво. Ах, в любом случае все паршиво. Воображение рисовало как не демонов, так секту людей-каннибалов. Пусть мальчишка чувствовал, что он знает, в чем дело, но упрямо старался найти иную причину происходящего.
- Все они исчезли под покровом ночи. – Продолжил мальчишка, коснувшись повязки. Снять ее и дать себе возможность лучше видеть в темноте? Не хотелось привлечь к себе еще больше внимания. – Версии различны. От загадочных чудовищ, до попытки нагнать панику на людей. Слышал, кто-то даже выдвинул предположение, что в городе орудует секта каннибалов. Надеюсь, вы не передумали мистер…? – Рейнард посмотрел на черноволосого.
- Хм… кажется, мы упустили кое-что несколько важное. Не вижу смысла таиться. Меня зовут Рейнард Амброуз. Я помощник частного детектива, лорда Ричарда Амброуза. Рад знакомству. – Не похоже, что мальчишка особо был рад знакомству. Произнес он, скорее, ради соблюдения формальностей. Рейнард не любил работать с кем-то, но если новые знакомые окажутся полезными, почему бы и нет?

+1

26

- Миссис Уилкинсон не старушка, в отличии от мужа, так что подобное смущает, когда речь идет о тридцатилетней женщине, - недовольное замечание откровенно смешило. В конце концов, тридцать, по меркам времени, уже старость... Правда, по его собственным меркам, это вовсе не возраст... Даже девяносто  лет в его глазах еще ребенок... Гробовщик предпочел негромко хмыкнуть, но отвечать на подобное замечание не захотел, игнорируя чужую точку зрения, как и десятки раз до этого. Все рамки, которые ныне считаются для общества приемлимыми, ему казались нелепыми и надуманными. Во времена, которые он застал, даже подростка с рыжей шевелюрой, что так старался вести себя по взрослому, уже назвали бы слишком взрослым. Так что, замечание юноши, принесшего ему записку от почтенной вдовы, которую он не слишком помнил в лицо, как и многих, ибо зрение все же не отличалось остротой... Точнее, было слишком остро на другие вещи, которые не замечать сложнее, чем разглядеть чужую внешность, не возымело должного эффекта.
- Три пальца с фамильными перстнями вас устроят? - выпалил юноша, явно оскорбившись отказом хоронить воздух.
- Пальцы... и здесь пальцы... - вздохнул гробокопатель, оборачиваясь через плечо, - Интересно, почему всегда остаются пальцы? От матросика осталась хотя бы берцовая кость... Быть может наш убийца осторожничает и считает, что по пальцам можно меньше сказать? Или, все дело в том, что это, все же, дикий зверь и он считает пальцы не съедобными? А если все же секта, может оставление пальцев носит ритуальный характер, а матросика убил подражатель? Интересно... - седоволосый хохотнул, и, крутанувшись на месте, сверкнул белозубой улыбкой. Смерть давно перестала трогать его, хоть воспоминания о некоторых ушедших из жизни все еще тяготили. Мешали спокойно спать и угнетали, заставляли совершать странные и порой страшные вещи, но все они вели к его цели.
- Меня-то устроит... А вот миссис Уилкинсон, наверное, нет... - он пожал плечами, отвечая на вопрос и следуя теперь уже за рыжеволосым подростком.
— Кстати, если уж я в это втянут, то может стоит сказать куда же вы направиться собираетесь? - поинтересовался поручитель от новоиспеченной вдовы.
Ответил вместо него посетитель бюро, представившийся, наконец. Последний кусочек паззла встал на свое место и Гробовщик довольно ухмыльнулся, оказываясь теперь уже рядом с Рейнардом.
- Ах, вот оно в чем дело... А я-то гадал, кого мне напоминает ваше лицо... Знавал я вашего батюшку..., - негромко протянул он. Улыбка на губах превратилась в странную жутковатую усмешку, - Стало быть, теперь лорд Амброуз пользуется помощью сына? - не проронив более ни слова, он свернул в один из проулков, ведущих в сторону нужного района города.
Раньше его часто удивляло, как так получается, что люди, обстраивая большие главные улицы совсем забывают о тех, что прилегают к ним. Сворачивая с какой-нибудь Бейкер стрит, человек оказывается на малоосвещенной, затхлой, пахнущей сыростью, а то и гнилью узенькой улочке, на которой виднеются обшарпанные задние двери ярких лавок, чьи красочные вывески пестрят на главных улицах. Словно изнаночная сторона Лондона. Неприглядное, но настоящее лицо всего этого общества, прячущегося за различными рюшами и бантами. Если хочешь узнать что-то, придется свернуть сюда, и не раз.
В одной из куч хлама, сваленных у задней двери аптеки, что-то завозилось, зашуршало, звякнуло и почти под ноги мистеру Деммлеру с громким воплем метнулась грязная черная кошка, скрывшаяся в густеющей тени от соседнего здания.
В сущности, бояться темноты причины нет, если ты, конечно, не среднестатистический англичанин, читающий газеты, в которых совсем недавно были статьи о Джеке Потрошителе, а сейчас присутствовали красочные заголовки о том, что количество безвести пропавших растет.
- Стоит поторопиться, если хотим успеть до темна, джентльмены, - гробокопатель ускорил шаг, все так же беззаботно, как могло показаться на первый взгляд, глядя по сторонам. Пожалуй, где-то в глубине он оставался все тем же, что и пятьдесят лет назад. Во всяком случае, сейчас седоволосый был собран и сосредоточен, хотя внешне наверное и смотрелся как чучело. Кроме того, у него была одна довольно конкретная идея. Можно было бы убить сразу двух зайцев, если удача будет на их стороне. В конце концов, история не придумала еще ничего лучше, чем ловлю на живца. Если уж в Ист Энде было сразу несколько убийств, это говорило о том, что убийца часто возвращается на это место. И пятьдесят процентов шанс того, что он может оказаться прав и идея может выгореть...
- Кстати, об Ист Энде... Знаю одно местечко, в котором можно разузнать пару полезных фактов. Правда, столь юных посетителей там обычно не обслуживают, - сообщил Гробовщик, оборачиваясь к Рейнарду, - Но, уверен, вы найдете способ. как из этого выкрутиться, не так ли? Информация стоит дорогого, - со смешком добавил он.
Местечко, о котором он вел речь и о котором подумал, не отличалось особой чистотой и приятным внешним видом. Надпись над основательной дубовой дверью гласила "Великолепный Тедди". Наверное, это было каким-то изощренным чувством юмора, так как, едва дверь распахнулась, из-за нее повеяло великолепно густым запахом пива и эля, смешавшимся с чем-то не особенно приятным.

Отредактировано Undertaker (2017-02-03 13:58:14)

+1

27

Люм старался держаться от парочки чуть поодаль, легко шагая в своих грузных сапогах, не замечая иногда появляющиеся под ногами лужи. Слова о пальцах и предположения об убийце, убийцах или о чем похуже он предпочел выслушать молча, не слишком горя желанием что-то придумывать в качестве теории. Хотя ему действительно было интересно узнать кто же решил оставлять за собой такую мелочь, как пальцы, кости, волосы и прочую маловажную ерунду, а иногда и то, что выбрасывать было попросту невыгодно. За целую руку со всеми пальцами можно получить неплохие деньги, а за перстни на ней и того больше.
Деммлер, слушая мальчишку, старался подавить желание раздраженно выдохнуть, лишь скривился недовольно. Ист-Энд. Мог и сам догадаться в каком лесу искать нужные деревья.
Ему не нравилось это место. Нет, его не мучили никакие воспоминания из прошлого там, было плевать на грязные улицы и людей, которые их населяли. Ему не нравилось то, что там он чувствует себя своим. Слишком много мест где его не отличить от здешних. Аферист среди воров, шулеров и просто обманщиков, который думает что лучше их всех. Это даже смешно.
На рассуждения о пропажах в трущобах парень только фыркнул. Там всегда исчезают люди и будет чудом потом найти хотя бы палец. Газетчики очень любят нагнать ужаса на почтенную публику. Но опять же смущало то, что вообще оставались следы. Обычно когда они есть, то и тело будет. Полицейские пусть и идиоты, но «птички» часто сообщали им о такого рода находках.
— Сгрыз? — Переспросил он, удивленно приподняв бровь. — А вот это уже и правда интереснее, чем горстка пальцев.
Чем дальше они уходили, тем непригляднее становились улицы. До родных Деммлеру переулков им было пусть и далеко, но все равно чувствовалось зловонное дыхание изнанки Лондона.
— Надеюсь, вы не передумали мистер? — Мальчишка обратился к нему, и Люм только мягко улыбнулся и отрицательно помотал головой.
Если бы что-то ему не понравилось или пугало, то он бы ушел еще тогда, отказавшись от предложения, повернул назад в любой момент, но парень просто шел следом за странным рыжим мальчишкой и гробовщиком, не понимая зачем оно вообще ему нужно. Но пока опасаться было явно нечего, не смотря на призрачное ощущение угрозы. Ночь не может подождать, и что-то подсказывало Люму, что она будет особенно темной и мрачной, впрочем, как любая другая в этом злополучном городе.
На предложение представиться Деммер нахмурился. Ни один здравомыслящий мошенник никогда не скажет своего настоящего имени, а тем более незнакомым странным людям. Но то, что говорил, рыжий, успокоило парня. Он списал все свои предчувствия на его еще более странный вид деятельности.
— Колин Хокинг, — больше ради приличия представился он, уже по привычке соврав. — А мне  еще думалось почему вдруг появилось ощущение опасности рядом с тем, кого за шкирку поймать можно, — задумчиво протянув, он беззлобно ухмыльнулся.
При словах гробовщика о лорде парень фыркнул. Теперь стало окончательно ясно почему Рейнард вызвал у него подозрение своим внешним видом.
«А у второго значит имени и нет? Занятно.»
Люм оглядывался по сторонам, пытаясь найти возможный вариант места назначения, но ничего подходящего пока не видел. И ничего конкретного ему не сказали. Доверия это не вселяло, так что он задумчиво покосился на шагающих впереди. И, наверное, слишком задумчиво, если не заметил кошки, которая чуть на него не прыгнула с таким воплем, будто за хвост ее тянули черти. Парень лишь отшатнулся, поздно сообразив что это вообще было. А между тем она была черная… черная кошка и гробовщик. Если бы он верил в приметы, то уже бы дал деру.
Когда они пришли на место, Деммлер пару раз выругался самыми отборными и крепкими выражениями. Только шататься сегодня по сомнительным заведениям в Ист-Энде ему не хватало для полного счастья.
Он зло посмотрел на дверь, желая в нее плюнуть, и распустил волосы, параллельно натягивая повыше шарф. Пусть здесь он еще не был, но быть узнанным знакомым лицом очень не хотелось. Кто-нибудь достаточно наивный подумал бы что его заботит репутация. Еще бы! Благовоспитанный молодой человек и в таком месте. Но на самом деле очень не хотелось получить по роже от тех кого он когда-то обманул, обдурил в игре или просто запугал за попытку облапать, а иногда встречались и клиенты Сары, требующие с ней срочной встречи. В общем, ничего сколько-нибудь мало-мальски приятного.
— Если мне захотят набить рожу, то я сделаю все чтобы вы тоже попали под раздачу, — мстительно тихо прошипел он, удостоверяясь что нож за пазухой и в случае чего вытащить его не составит труда.

+1

28

- Знавал я вашего батюшку.
От этих слов Рейнард невольно поежился. Если этот человек действительно знал его отца, значит, ему могут быть известны некоторые секреты его семейства. Даже те, которые тайна для самого Рея.
Нужно потом это будет выяснить. Как будет время.
- Стало быть, теперь лорд Амброуз пользуется помощью сына?
- К сожалению, несколько лет назад произошел несчастный случай, отнявший у него супругу и возможность двигаться. – Произнес Рейнард, не глядя на своего собеседника. Не слишком хотелось вспоминать события минувших дней. Горечь утраты. Жажду мести, что пламенем выжигала его изнутри. Ненависть и бессилие. Мальчишка прикусил нижнюю губу, вспоминая наваждение, что некогда накрыло его подобно волне. Как он выпивал книгу за книгой, в поиске решения, подсказки. В поиске хоть чего-то. Чего-то, что поможет ему стереть в пыль ту самую тварь, что отняла у него все. Что посмела пойти против своих же хозяев. Что жаждала и его смерти.
А мне  еще думалось почему вдруг появилось ощущение опасности рядом с тем, кого за шкирку поймать можно.
- Да бросьте, по сравнению с нашим кровожадным убийцей, я просто душка. – Рейнард усмехнулся. Разумеется, его нельзя было назвать милым и добрым мальчиком. Скорее он походил на хитрого лиса, нежели на невинного ребенка.
И вот, они добрались до весьма очаровательного места. Рей и сам не знал почему, но ему нравились столь убогие бары, пропитанные не только алкогольными парами, но и весьма интересными ощущениями. Боль. Отчаяние. Горе. Жаль лишь, что все они легко утопали в жажде развлечений и беспросветной тоске.
Любопытно было наблюдать за тем, как мистер Хокинг пытается маскироваться. Стоит отдать ему должное, теперь он походил на смазливого бандита с весьма запоминающимися глазами. Возможно те, от кого он прячется, его не признают. Почему Рей решил, что мистер Хокинг прячется? Ой, да ладно, кто просто так будет скрывать свое лицо? Репутация, обманутые компаньоны, брошенные девки, нежелательные детишки. Собственно, кого волнует, от чего он прячется?
Если мне захотят набить рожу, то я сделаю все чтобы вы тоже попали под раздачу.
- Если у вас это получится. – Рейнард самодовольно усмехнулся. – Я весьма быстро бегаю. – Он плотнее прижал руку к себе, чтобы почувствовать пистолет, спрятанный под тонкой курточкой. Разумеется, стрелять ни в кого он не собирался, более простым способом будет побег.
Очаровательное местечко.
Подумал мальчишка, проходя внутрь бара. Вонь, что выскальзывала наружу, была лишь верхушкой айсберга. Ох, сейчас действительно не помешал бы шарф. В прочем, привыкать ли ему к различного рода неприятному амбре? Демон, плоть которого разъедает святая вода, воняет куда хуже.
Мальчишка, не глядя на своих весьма странных спутников, проскользнул к столику в углу заведения. Отсюда было весьма удобно наблюдать за жизнью самого бара. Кто и что заказывает, чем трапезничает, какую официантку лапает. И при этом оставаться практически незаметным, благодаря погасшему фонарю и густому туману из табачного дыма. Главное следить за собственными карманами, ведь даже здесь активно орудуют воришки.
- Думаю, если нам хочется что-то разузнать, стоит что-то заказать. Никто не станет слишком откровенничать с… - Рейнард посмотрел на своих спутников. Да уж, в разведку он бы их с собой не взял. Уж больно подозрительно они выглядят.
Официантка появилась практически сразу после того, как последний участник трио занял свое место за столом. Рейнард ожидал, что она станет спрашивать, почему ребенок находится в подобном месте, но ей плевать. Всем здесь плевать, сколько тебе лет, пока ты готов платить за очередную порцию ослиной мочи в грязном бокале и горсть черного картофеля на дешевой старой тарелке.
- Три кружки эля и порцию картофеля. – Рейнард мило улыбнулся не слишком привлекательной барышне, которая выглядела уставшей как лошадь, на которой только что поле вспахали. – А вы что-то будете? – Спросил он у своих спутников. – И не надейтесь, я не угощаю.

+2

29

В ответ на заявление Колина Хоккинга, Гробовщик неприлично рассмеялся. Если кто-то попытается его ударить, очень сильно разочаруется. Просто потому, что позволять себе получать синяки он не намерен.
- Не думаю, что кто-то пожелает ударить почтенного пожилого мастера полировки крышек для гробов, - слегка иронично заметил мужчина, проходя в распахнувшиеся двери заведения. В конце концов, его черный костюм типового покроя, если исключить некоторые дополнения, которые внес уже он сам, явственно намекал, что тут нечего с него брать и не чего даже выяснять с ним отношения. Мало ли, может быть почтенный мастер выкапывания могил хоронил твою сестру, брата, свата, или, судя по седине и длине волос, еще твоих родителей или бабушку с дедушкой, - А по сему, мистер Хоккинг, я советую вам не ввязываться в драки и не втягивать в них других... - он не станет играть в супер героя, конечно же, только лишь продемонстрирует несколько не старческую прыть, уворачиваясь от ударов. Уж это он позволить себе может. Да и... честно сказать, в "Великолепном Тедди" он примелькался, бывая здесь хоть и изредка, но весьма метко. В конечном итоге, внешность его весьма примечательна и забыть ее довольно трудно. Конечно же, эль здесь не настолько хорош, а если честно, совершенно не хорош, как старый добрый шотландский виски... Потому мужчина, усевшись за стол, который выбрал Рейнард, только хмыкнул при его заказе. Одарив довольно милую подавальщицу с хорошенькой веснушчатой мордашкой улыбкой из тех, что предназначалась не для запугивания людей, Гробовщик фыркнул:
- Вот еще дети меня не поили элем. - он внимательно посмотрел на официантку, склоняя голову на бок, - Виски, милая. Не разбавлять. Больше ничего не нужно.
Девушка удивленно вскинула бровь, но возражать ничего не стала. В конце концов, виски обычно разбавляют водой из-за его крепости. Впрочем, пить разбавленным напиток, что название особо изощренные умы переводят с гэльского "uisge beath" как вода жизни - преступление. Есть и в этом своего рода ирония. Гробовщик, пьющий не разбавленную "воду жизни"... Все остальное в этом местечке они не ради того, чтобы напиться... Да и одного стакана явно не хватит даже для того, чтобы захмелеть. На здоровье Гробовщик точно не жаловался. И никогда не страдал от быстрого опьянения. Если честно, с опьянением у него и вовсе туго. Уж скорее довольно успешно притворялся почти всю сознательную жизнь.
Переведя взгляд на Хокинга, мужчина негромко поинтересовался:
- И много у вас знакомых, что жаждут отыграться за старые грешки? Вы если что мерки мне свои напишите... Я сразу буду знать, какой гроб вам подойдет. И, даже, можем набросать индивидуальный эскиз, - усмехнулся седой, окидывая внимательным взглядом разношерстную публику "Тедди". Должно быть, хозяин забегаловки обладал отменным чувством юмора, так как именно "Тедди" подавляющее большинство детей звали своих любимых плюшевых мишек...
- Что же до вашего батюшки... Я весьма сожалею. Он иногда приходил ко мне на чай... Хорошие были времена, - Гробовщик скосил взгляд на Рейнарда, отмечая одновременно, как чрез два столика от них началось какое-то не здоровое пьяное шевеление, пока не предвещавшее никаких проблем, но заставившее внутренне собраться, вслушиваясь в негромкие шепотки, обрывки разговоров и песен. Нужно было ждать. И слушать очень внимательно. Нужные факты и нужные события не приплывают к тебе сами в блюдечке с голубой каемочкой.

+2

30

Дверь открылась и бежать было уже поздно. Деммлер не изменяя себе шел позади, чуть ссутулившись и сунув руки в карманы, внимательно всматриваясь в публику и выискивая нужные лица. К его же счастью пока ни одного сомнительного знакомого видно не было. Парень даже немного расслабился, позволив себе выпрямиться, но все еще закрывал копной темных волос лицо, ведь кто знает что случится в следующий момент.
Внутри было шумно, пахло не лучшим образом, да и выглядело ничуть не хуже запаха. Так знакомая атмосфера рая для пропивания денег и заливания горя до неприличия дешевой выпивкой.
Если честно, ему абсолютно не хотелось тратить собственные средства в подобном заведении, но прийти просто посидеть в уголке было слишком странно и подозрительно.
Реймонд Деммлер никогда в подобных заведениях не бывал и потому деньги его оставались в его же кармане, а вот Колин Хокинг иногда захаживал поиграть, выпить и лишний раз проверить не растерял ли он среди глупых богатеев все свои навыки. И никто никогда не знал откуда у него деньги. Не сестра же в самом деле давала на карманные расходы.
Вот и сегодня у него они были. Их ему пожертвовал очень нетрезвый господин, налетевший на парня в дверях. Именно пожертвовал, ведь есть еще добрые люди в этом городе. Средства отправились к Люму на благие цели, а сам кошелек к неизвестному малому, который стоял неподалеку.
Предупреждение его спутники не приняли всерьез, но это было и неважно. Если произойдет что-то непредвиденное, то на них парню будет не плевать в последнюю очередь. В конце концов, он не единожды бывал в своих амплуа в подобных местах достаточно часто для того чтобы точно знать какого брести домой после того как тебе пару раз прилетело по лицу тяжелой рукой от уличившего в жульничестве соседа по игре. А иногда и ногой. Опыта было в достатке, так что приобретать новый нужды не было.
— Никто не станет слишком откровенничать с... — Мальчик обвел их вполне красноречивым взглядом. Ну да, слишком странная компания.
— А детям, разумеется, скажут куда больше, — даже не скрывая сарказма проговорил Люм, громко фыркнув. — Да половина здешних подонков врет так, что сам Господь поверит каждому слову. Чтобы это понять не нужно быть сыщиком. И если вы думаете что их честность можно купить за деньги, то лучше сразу выкинуть их в выгребную яму.
Люм заметил пару косых взглядов в их сторону и вздохнул.
«Вот женщине эти остолопы выложили бы все на блюдечке с голубой каемочкой,» — мелькнула светлая мысль. Он улыбнулся в шарф и еще раз тихо вздохнул, садясь за столик и слушая рассуждения этих двоих.
— Что угодно, лишь бы можно было пить, — очаровательно улыбнулся он официантке по привычке. Оплошность, но уже ничего не поделать. Девушка только слабо улыбнулась в ответ, отведя взгляд, и убежала, растворившись в табачном дыму.
— И много у вас знакомых, что жаждут отыграться за старые грешки? Вы если что мерки мне свои напишите... Я сразу буду знать, какой гроб вам подойдет. И, даже, можем набросать индивидуальный эскиз.
Люма передернуло от такого предложения. В ближайшие лет десять он точно избавлять этот мир от своего общества не собирался.
— О, предостаточно, уверяю вас, — Деммлер сложил руки на груди и нехорошо улыбнулся, — хотя, пожалуй, с заказом для себя я немного повременю, но предложение запомню.

+1

31

- Виски. Неразбавленный, а вы знаете, как проводить вечера. – Произнес Рейнард, усмехнувшись. Его радовало то, что посетителям ровным счетом плевать на то, чем юное дарование травит свою плоть. Самое паршивое, что алкоголь брал его с трудом, а из-за эля придется орошать ближайшее здание при этом, практически не ощутив опьянения. Надо было тоже взять виски.
- Что же до вашего батюшки... Я весьма сожалею. Он иногда приходил ко мне на чай... Хорошие были времена.
- Как не прискорбно, но возможно скоро я обращусь к вам за услугами. – Рейнард вдохнул и откинулся на спинку стула, всем своим видом изображая беспечность и беззаботность. Словно у него есть дела поважнее, чем прислушивание к беседам пьяниц, и их поведению. Хотя компания привлекала к себе много внимания. Кажется, они играли в карты и все шло не слишком гладко.
- Алкоголь развязывает язык получше, чем все деньги мира. – Рейнард призадумался, глядя на то, что принесла официантка. Юная, хоть и не особо красивая девица, справилась со своим заданием на ура. Мальчишка почти сразу отпил половину из первой кружки, словно пьет не эль, а обычную воду. Видимо, к питью всякой дряни ему было не привыкать. Картошка была немного сыроватой, но сносной. Можно было бы сказать: «я и сам лучше приготовлю», но не стоило искушать судьбу. Завсегдатаи таких мест слишком ревностно относятся к местной кухне, а если и нет – то радо примут любую критику как призыв к действиям.
Постепенно первая кружка сошла на нет, а вторая наполовину опустела, как за столиком неподалеку атмосфера несколько накалилась.
- Эта карта давно выбыла, что ты мне втираешь?! – Зарычал мужчина, из компании, что сидела неподалеку. – Надуть меня решил, тварь?! – Он резво вскочил из-за своего места.
- Зенки свои залил, что не видишь, выбыла другая. – Прокричал второй, для пущей убедительности схватив со стола пустую бутылку.
- Все вы, шулеры драные так говорите!
Вместо ответа, второй участник просто ударил своего собеседника бутылкой по голове. То ли силы было мало, то ли бутылка слишком крепкая, но пол не украсился градом осколков, только парой капель алой крови. Раненный взревел как дикий зверь и бросился на своего обидчика, невзирая на преграду в виде стола. Стол был опрокинут. На пол посыпались карты, жалкие гроши, грязная посуда. Под ногой Белухи хрустнула одна из тарелок, но ее жалобный хруст был почти не слышен за криками. Покойтесь с миром, тарелочки.
Белуха завалил своего обидчика на соседний стол и принялся украшать его лицо будущими синяками и отеками. Остальные зеваки либо просто смотрели, либо подначивали. В то время как Шулер пытался отбиться бутылкой, пока наконец-то не разбил ее о голову Белухи, украсив стол, пол и самого себя градом из мутно-зеленых осколков и каплями крови.
- Так, а ну прекратили. – Рявкнул чей-то громогласный голос. Весьма рослый мужчина, с огромным ножом для разделки мяса, схватил Белуху за шиворот и оттащив от Шулера, что находился в полусознательном состоянии.
- Да я… - Пытался что-то брыкаться Белуха, но был мощным пинком выпровожен из таверны, а следом за ним и Шулер.
- Решайте свои вопросы вне стен моего заведения. – Произнес рослый мужчина, а после захлопнул дверь и отправился, по всей видимости, обратно на кухню. Завсегдатаи быстро вернулись к своим делам. Не слишком увлекательно было наблюдать за тем, как старенькая уборщица убирает осколки.
На улице было тихо или же за гулом завсегдатаев не было слышно происходящего. Так или иначе, Рейнард решил, что сейчас самое время отлучиться по зову природы. Встав из-за стола, он вышел прочь из таверны, дабы подышать свежим воздухом.
Тишина. Темный закоулок. Отличное место чтобы оросить угол здания естественными жидкостями. О, как было приятно избавиться от лишнего. Даже на душе легче стало. Едва ли Рейнард закончил все процедуры и застегнул ширинку, он услышал какой-то шорох в темноте. Сняв со второго глаза повязку, Рей принялся всматриваться в темноту, пытаясь рассмотреть хоть что-то, при этом потянувшись рукой к пистолету, на всякий случай.

+2

32

Подворотня была окутана густым, тягучим мраком. Словно сама госпожа Ночь, решила отдохнуть здесь, отравляя закрытое пространство едкой тьмой. Это место было идеально не только для естественных нужд, о чем красноречиво говорил запах витающий в воздухе, оно дарило приют различного рода отщепенцам, стремящимся скрыться от любого проблеска света.
Голод. Он терзал нутро. Выворачивал внутренности. Лишал возможности думать о чем-то кроме еды. Человеческой, податливой и сочной плоти было недостаточно. Кости хрустели подобно печенью, ломаясь под напором мощных челюстей. Кровь стекала по потрескавшейся, покрытой струпьями шкуре, даруя лишь мнимое облегчение. Ткань и кожаные элементы одежды не были вкусными, но даже они позволяли ненадолго насытиться. 
У твари было лишь одно желание – есть. Жертва уже не трепыхалась, не мешала. Потому можно было спокойно трапезничать, порой хрустя костями, разрывая мышцы, проглатывая органы и пачкаясь в крови. Сочная, немного жирная плоть, обладающая таким чудным запахом.
Тварь потянула вверх руку жертвы, затрещали сухожилия, лопнули мышцы. Конечность быстро была отделена от тела и полностью проглочена сразу же. Самым вкусным было сердце. Оно было наполнено чем-то легким, воздушным, невообразимо вкусным и свежим. Великолепный вкус.
Мистер Амброуз, решив посмотреть на источник звука,  мог лицезреть странную тварь, которая походила на подобие волка с головой и шеей как у ящерицы, тело твари было обтянуто мерзкой серой лысой кожей, что была покрыта струпьями и гнойными бубонами, наполненными коричневым гноем. Местами кожа отслаивалась, слезала, оголяя мышцы. Казалось, что существо разлагается, будучи живым. Отдельно стоит упомянуть дополнительные две пары недоразвитых конечностей, что мертвым грузом свисали с боков. Так же хвост, на подобие крысиного, почти лишенный кожи.
Заметив новую жертву, тварь бросилась в атаку, украшая землю алыми каплями. Ее бы не испугал ни крик, ни звук выстрела, ни боль пронзившая плоть. В то же время, что-то совершенно иное заставило существо остановиться и вытянув шею, приняться обнюхивать мистера Амброуза, обдавая его тошнотворным, горячим дыханием. Словно что-то учуяв, существо резко скривилось, будто бы ему под нос подсунули бутыль с уксусом, и резко скрылось во мраке, предпочтя оставить человека, даже не откусив от него кусочек.

0

33

- Виски. Неразбавленный, а вы знаете, как проводить вечера. - отметил Амброуз, чем несказанно позабавил гробокопателя. В конце концов, другие напитки мужчина просто не воспринимал должным образом. Они казались не крепче компота... Наверное, все дело в большом опыте и... чего уж греха таить, в ускоренном метаболизме... Правда приходилось постоянно носить с собой печенье, чтобы было чем перекусить... Побочный эффект его собственных опытов давал о себе знать.
- Ну разумеется... Как сказал один мудрец - in Vina Veritas*, - заметил он, кивая разносчице, когда та поставила перед ним напиток. Запах у него оказался ровно таким, каким и должен быть у настоящего крепкого алкоголя, который проберет до костей и согреет в холод, ударит в голов уи надежно уложит поспать на пару часов... если дело касается обычного смертного. Гробовщика же, походу, посчитали заядлым пьяницей с большим опытом, которого таким не прошибешь.
Владелец бюро с наслаждением сделал глоток виски из стакана и удивленно склоняя голову на бок, в ответ на замечание мистера Хоккинга.
- Запомните, милейший. А то моя старческая память может и подвести, - ехидно заметил он, прислушиваясь к игре за соседним столом. Похоже было на то, что сегодняшние посетители разом решили напиться и продемонстрировать все свои самые заурядные и нелицеприятные стороны, - А вот этим скоро понадобятся мои услуги... - рассеяно пробормотал он, переводя расфокусированный подслеповатый взгляд на мужчин, один из которых как раз ударил второго по голове бутылкой. Что ж... повезло, что в ней было что-то, иначе был бы труп прямо здесь. И совсем не по тем причинам, ради которых трое совершенно не сочетаемых джентльменов выбрались в темный неблагополучный квартальчик в столь позднее время. Неприятно пахнуло подзабродившим сидром и по полу брызнули стеклянные осколки. Все, что сделал Гробовщик, завидев первые признаки хорошей потасовки - отодвинулся на своем стуле по дальше, дабы не быть задетым в пылу. К тому же, как он знал, "Тедди" славится не только хорошим виски...
- Так, а ну прекратили. - вторая достопримечательность кабака, вышибала весьма внушительных габаритов буквально вышвырнул драчунов, как котят, отряхнул свои ручищи и, ворча себе под нос проклятья, вернулся на свое место... Дождавшись, когда Амброуз покинет помещение, Гробовщик перевел взгляд на Хоккинга и, блеснув из под седой челки глазами, поинтересовался:
- И часто вы соглашаетесь на авантюры с незнакомцами? К тому же такими подозрительными... - залпом допивая содержимое своего стакана и даже не подавившись, - Может быть, для вас это в порядке вещей? - едва ли он успел закончить фразу, когда на улице грохнул выстрел. Мгновенно отставив в сторону стакан, "старик" неожиданно стремительно выскользнул из-за стола и выбежал на улицу, не проронив ни слова. К его вящему разочарованию, или, быть может, к облегчению, черт его разберет, он нашел на улице только мистера Амброуза с револьвером в руке и со съехавшей на лоб повязкой на глаз.
Судя по бледноватому виду подростка можно было бы решить, что испуган... Хотя, больше походило на то, что ему тошно. Глаза мальчишки... А надо отметить, что они оказались не одинаковыми по цвету, напряженно всматривались в темноту. Гробокопатель остановился рядом, осмотрел местность и поморщился от теплого запаха крови и внутренностей, смешанных с запахом грязи и... гнили?
- Хотел бы я знать, от чего юное дарование, отстреливалось в темноте... - он с трудом сумел сдержать свой язык, чтобы не ляпнуть о том, ради чего паренек вышел в темный переулочек... Это и ежу понятно, - Судя по огрызкам на полу, или вы, мистер Амброуз, решили закусить, или вами не закусили... - мужчина не без интереса подошел к виднеющемуся в темноте пятну крови, сморщив нос, он опустился на корточки, разглядывая останки, - И на что это было похоже? - поинтересовался седоволосый, глядя на мальчишку снизу вверх, - К слову... Любопытный у вас цвет глаз... не поделитесь, в кого? Помнится, у вашего батюшки были одноцветные... Как и у матушки...

+1

34

Официантка вернулась быстро. Она торопливо выставляла заказанное с грязного подноса, который, скорее всего, не мыли с самого его появления в этом заведении. Натянуто улыбнувшись собравшимся за столиком, девушка также быстро убежала к громко возмущавшимся клиентам неподалеку.
Люм со скепсисом посмотрел на содержимое кружки, опознавая в нем портер, и сделал небольшой глоток на пробу. Горечь осела на языке, заглушая вкус напитка, но здешнее пойло оказалось вполне сносным, хотя все еще противным. Может дело было в том, что обычно парень пил куда более дрянной алкоголь, который походил скорее на отраву. Сделав второй и уже уверенный глоток, он опустил кружку на стол и складывая руки  в замок перед собой.
В заведении было шумно. Деммлер с трудом мог разобрать что говорят за соседним столиком, так что не беспокоился что кто-то мог подслушать что-либо из их разговора.
Он огляделся насколько это было возможно. Не поворачивая головы Люм скользил взглядом по помещению, цепляясь за фигуры посетителей. Вон там в углу храпит пропитый насквозь джентльмен и явно тратит последние гроши на выпивку. Он не раз видел таких людей, которые получив отказ в работном доме уходили в ближайший кабак и заливали горе джином, а ведь их чаще всего ждала немаленькая семья.
Чуть поодаль развернулась еще одна знакомая картина. Несколько молодых людей с внешностью подходящей для запугивания детей пытались впечатлить девушек явно непритязательных и считающих убогий бар роскошным заведением. Он даже почти посочувствовал недалеким дурочкам, подумав что ничего лучше они в своей жизни скорее всего не увидят.
— А вот этим скоро понадобятся мои услуги...
Деммлер повернулся на шум. А вот и еще одна знакомая до боли сцена. Он отхлебнул из своей кружки, с интересом наблюдая за происходящим, сидя вполоборота.
Бутылка разбилась о голову одного из участником ссоры. По помещению поплыл чуть кисловатый запах гнилых яблок, смешивающийся в табачным дымом, градом посыпались на пол осколки стекла.
Люм усмехнулся, делая еще глоток и слизывая каплю пены из уголка рта. Он и не сомневался что бедолаге не сегодня отправляться на тот свет, а вот через пару недель ему бы поосторожнее быть, ведь нож под ребра мало кто переживет.
«Сегодня кому-то выпал неудачный для обмана день.»
Будто в подтверждение стол полетел в сторону. Звон битых тарелок был отчетливо слышен в воцарившейся на мгновение тишине, а потом Деммлер и себя с трудом слышал.
Когда дебоширов разняли и выгнали взашей, парень развернулся, фыркнув. Он в таких ситуациях бывал не один раз, когда только учился не попадаться на мошенничестве. Спасала его только дьявольская удача. И то не всегда.
Люм молча допивал свой портер, наблюдая за удаляющимся в сторону выхода рыжим мальчишкой. Как только тот захлопнул за собой дверь в его сторону повернулся Гробовщик:
— И часто вы соглашаетесь на авантюры с незнакомцами?... Может быть, для вас это в порядке вещей?
Удивленно выгнув бровь, парень было открыл рот чтобы ответить, но снаружи послышался приглушенный шумом выстрел и его собеседник сорвался с места и выскочил из бара, будто ужаленный. Люм лишь смотрел ему вслед круглыми глазами, пытаясь закрыть рот. Это было так неожиданно и Деммлер растерялся, не зная что делать.
Людей вокруг казалось это совсем не заботит, они продолжили пить будто сквозь гомон не слышали как кто-то палит на улице.
Люм шумно выдохнул, потирая переносицу. Теперь происходящее начинало ему не нравиться. Он встал из-за стола, намереваясь последовать за Рейнардом и Гробовщиком, но его поймала за запястье официантка, смотрящая на парня подозрительно и даже немного раздраженно.
— Вы не расплатились, — прошелестела девушка и ему захотелось ударить кого-нибудь или дать себе самому хорошую оплеуху.
Он вытащил из кармана все что стащил ранее и кинул на стол — должно было хватить с лихвой, вырывая руку из цепкой хватки, и быстро вышел наружу.
«Кажется, ты себя уже неделю кретином не называл, Деммлер. Пора возобновить традицию, идиот.»
На улице было тихо, даже, пожалуй, слишком. Из бара доносился приглушенный шум и пьяные вопли. Деммлер поправил шарф и быстро собрал волосы в хвост, чтобы не мешали, да и прятаться больше не от кого.
Ему не нужно было знать куда идти, ноги сами несли в нужном направлении. Интуиция редко его подводила и в этот раз она тоже оказалась права.
Он нашел своих сегодняшних спутников, разговаривающих о чем-то в темном закоулке. Люму оставалось услышать лишь обрывки их разговора, но и этого хватило. По спине прошел холодок и появилась легкая тошнота, когда в нос ударил тяжелый запах свежей крови, неестественно отдающий гнильцой. Нацепив маску абсолютного спокойствия, парень подошел к ним, хотя уже сделал выводы о том что случилось и ему это совсем не нравилось.
— Я так понимаю что мистер Амброуз нашел цель нашей охоты, — проговорил он, рассматривая кровавые лужи, прикрыв нос шарфом, — или Это нашло его.
Деммлер поднял голову, смотря в темноту переулка, а потом развернулся и в два шага оказался рядом с мальчиком, резко наклоняясь и заглядывая ему в глаза. Мгновение и он отпрянул, случайно наступив в кровь, но это его сейчас мало волновало.
Он снова повернулся к останкам, которые, судя по всему, когда-то были человеком. Да, это точно был человек.
Тошнота не отступала, парень сделал несколько глубоких вдохов через плотную ткань шарфа, а потом убрал руки в карманы, нервно сжимая их в кулаки.
— Я не эксперт, но ставить на секту каннибалов больше нет смысла. Этому человеку, кем бы он не был, умирать было еще очень рано, так что лучше ответьте прямо что мы ищем пока и наши жизни не оборвались раньше положенного срока.
Люм всем видом дал понять что не собирается говорить откуда знает все что сказал, ожидая ответов на свои вопросы. Увиденное в глазах Рейнарда ему ощутимо беспокоило.

0

35

Неужели я умру столь жалкой смертью?
Спросил себя Рейнард, когда мерзкая тварь, игнорируя пулю, угодившую в ее тело, бросилась на него. Нелепо было даже пытаться, но демона пуля в лоб может остановить хоть на пару минут. Мерзкому существу, такая мелочь нипочем. Разве такое возможно?
Мальчишка, оказавшись на пятой точке, мог лишь отвернуться и закрыть глаза, ожидая логичной развязки. Все произошло слишком быстро, чтобы он мог успеть выхватить из кармана нож. Оставалось лишь ждать и надеяться, что тварь не голодна. Не стоит ее провоцировать. Еще больше провоцировать.
Вопреки ожиданиям, клыки не вонзились в бледную плоть. Острые когти не порвали одежду. Мощные лапы не раздавили кости. Лишь тошнотворное, горячее дыхание обдало его. Казалось, что перед ним не тварь, а горячий чан с протухшим мясом, приправленный серными соединениями и еще какой-то дрянью. Открыв глаза, мальчишка мог встретиться взглядом с тварью. В ее заплывших кровью и гноем глазах не было ничего. Никаких эмоций только боль и голод. Он мог увидеть, как мерзкую рожу твари искажает гримаса отвращения. Как существо резко отстраняется от него и убирается прочь.
Страх, сковавший тело, на пару мгновений сменился недоумением. Тварь с запахом, с которым сравнится только вонь скотомогильника, решила, что Рейнард пахнет неприятно. Видимо пора принять ванну.
Когда существо скрылось во тьме, мальчишка смог в полной мере ощутить красоту ужаса. Его тело объяла крупная дрожь и мерзкий холод. Плоть сковало ужасом от осознания того, что могло произойти. Его бы просто разорвали в клочья и никто не смог бы помочь. Разве что собрали бы то что осталось (если что-то осталось бы) и похоронили в закрытом гробу. Глядя на груду мяса, что осталась от недоеденного ужина твари, мальчишка невольно задумался о том, что стало бы после его смерти. Как фамильные ценности растаскивают бездарные родственники. Как поместье превращается в притон. Как все, что было дорого ему, все что хранило память о родных, улетает с молотка, чтобы жадным до денег ублюдкам было чем набить свои карманы. Как фамильная библиотека оказывается в руках неудачников, которые в силу своей безграмотности способны лишь развести костер из древних фолиантов или продать их за бесценок еще большим идиотам.
Пока тело было скованно страхом, разум полыхал от злости. Нужно найти способ защитить себя, не прибегая к помощи адских тварей. Хотя они, несомненно, бывают полезны.
Просто глядя на останки, мальчишка был настолько поглощен собственными мыслями, что не услышал пару первых фраз оброненных Гробовщиком. Стоит отдать должное взрывному характеру юнца, злость позволила быстрее сбросить с себя оковы оцепенения. Никогда. Ни один из тех лживых ублюдков не переступит порог его дома. Уж лучше сжечь, чем позволить разграбить.
- И на что это было похоже?
Рейнард пристально посмотрел на Гробовщика, сидящего возле мясного ассорти из человечины. Видимо такую прелесть он видит не в первый раз, ведь так спокойно ведет себя. В прочем, самого Рея больше мутило от тошнотворного амбре оставленного тварью, чем от крови.
- На результат бурной ночи старой змеи, лишайной крысы и чумного трупа. – Произнес мальчишка, поднимаясь с земли. Радовало лишь то, что штаны остались сухими, после общения с мерзкой тварью. В прочем, если бы его все же захотели сожрать, то штаны были бы меньшей из проблем.
- К слову... Любопытный у вас цвет глаз... не поделитесь, в кого? Помнится, у вашего батюшки были одноцветные... Как и у матушки...
- От соседки. – Огрызнулся Рей, отряхнув одежду от  пыли. Вернее попытавшись это сделать.  Прятать второй глаз под повязкой особого смысла не было. И так уже все увидели. Подумаешь, небольшая гетерохрония, что в этом такого? В прочем да, слишком необычная как для человека.
Я не эксперт, но ставить на секту каннибалов больше нет смысла. Этому человеку, кем бы он не был, умирать было еще очень рано, так что лучше ответьте прямо что мы ищем пока и наши жизни не оборвались раньше положенного срока.
- Если бы все было так просто. – Проворчал Рейнард, подходя к мужчинам. Забавно было слышать от мистера Хокинга о смерти раньше срока. Разве он есть? Когда умер тогда и умер. Остальное – бредни.
- Полагаю, нет смысла спрашивать верите ли вы в сверхъестественное, не так ли? – Спросил он, пристально посмотрев на странную парочку. О нет, ему не хотелось вводить людей в курс дела и уж тем более говорить о своей деятельности и том, что он может быть причиной происходящего. – После такого кто угодно поверил бы. Человек на такое не способен. И к слову, если не хотим иметь дело с полицией нам лучше убраться отсюда. Тварь скрылась в подворотне.
Рейнард подумывал о том, что идти за тварью, которую даже пистолет не остановил – довольно глупая идея, но скоро здесь будет полиция. Если они не хотят провести пару дней в участке, обвиненные в убийстве, то лучше поспешить. Стражи закона не будут разбираться с тем, что никто из присутствующих не смог бы так разделать труп. Им важнее показатели, нежели правосудие.
- Ладно, выбор очевиден. – Торопливо произнес мальчишка, схватив Гробовщика за рукав и потащив его за собой вглубь темной улочки. Причиной спешки был свет пары фонарей, видимо полицейские, тоже слышали выстрел и… признаться, не слишком торопились проверить, в чем дело. Тройке искателей приключений аккурат хватило времени скрыться в ночном мраке, когда полицейские заметили останки и осознали, что труп настоящий. Более того, они заметили кровавые следы, которые оставили те, кто неосторожно наступил в кровь.
- Если не поторопимся, тварь будет меньшей из наших проблем – Тихо произнес Рейнард, все так же держа Гробовщика за рукав. – Надеюсь, их больше заинтересуют следы оставленные неизвестным существом, нежели вами, мистер Хокинг. – Мальчишка пристально посмотрел на мужчину.
- В прочем, для нас оба варианта одинаково паршивы. – Рейнард вздохнул. Искать существо ночью, без источника света, когда полиция идет по пятам, не лучшая идея. Хорошо, что второй его глаз отлично видит в темноте, но его спутникам об этом знать совершенно не обязательно. Ситуация не из легких. Назад не повернуть - там полиция. Остается идти по следам твари, но разумеется и стражи закона пойдут по ним. Затаиться и позволить полицейским нарваться на тварь? Хм, занятный вариант.

0

36

- На результат бурной ночи старой змеи, лишайной крысы и чумного трупа. - неимоверно радовало то, что у подростка есть чувство юмора и он находит в себе силы им пользоваться в такой ситуации... Потому как описание явно не соответствовало обычному зверю или человеку. Гробовщик тихо фыркнул, поднимаясь и непривычно расправляя плечи, разом будто бы становясь выше, будто никогда и не был сутулым стариком. Впрочем, он действительно им не был, хотя бы физически, что не обязательно было знать другим. Где-то в глубине души бывший сотрудник Департамента был уверен, что и смерть свою он встретил в юном возрасте, вовсе не являясь дряхлой развалиной, лежащей в теплой постели в окружении внуков и детей.
- Занятная, должно быть, была соседка... - не ощутить явственного душка серного налета в таких условиях сложно... Впрочем, исходил он от сбежавшей твари или от самого мальчишки было не ясно. Но, если Гробовщик даже не "принюхивался" то сейчас был крайне заинтригован. Склонив голову на бок и скрестив руки на груди, мужчина задумчиво закусил губу. Все становилось интереснее, чем он предполагал изначально... И, он вряд ли разорчаруется в том, что решил принять личное участие в этом дельце.
Мистер Хоккинг появился парой минут позже... И в не лучшем настроении. Что ж, плохое настроение - самое меньшее из зол, которое ждало этого юношу в дальнейшем, как и всю компанию. И Гробовщик был в этом твердо уверен.
Я не эксперт, но ставить на секту каннибалов больше нет смысла. Этому человеку, кем бы он не был, умирать было еще очень рано, так что лучше ответьте прямо что мы ищем пока и наши жизни не оборвались раньше положенного срока. - заявил посланец почтенной вдовы, чем привлек к себе крайне пристальное внимание владельца похоронного бюро. Беглый, но более внимательный осмотр человека дал понять, что он действительно человек, хоть и не совсем простой. В конце концов, со сроком он угадал точно... Ни у кого из присутствовавших в "Тедди" не было риска оказаться за гранью.
- А вы, я вижу, много знаете, мистер Хоккинг, - хмыкнул владелец похоронного бюро и беспокойно прислушался к притихшей было ночной улочке. Было довольно забавно слышать от юноши (в конце концов, для Гробовщика и этот молодой мужчина мог бы быть юношей, ребенком или кем угодно) слова о сроках. Седоволосый не смог сдержаться, позволил себе жутковатую широкую улыбку и, глянув на черноволосого почтальона "по неволе", хохотнул. Как странно было слышать от него беспокойство о таком. Разве можно думать о смерти своей, когда рядом столько интересного... Впрочем, не все люди мыслят таким образом, - Я думаю, моим клиентом вы станете не раньше, чем лет через тридцать,
мистер... Хоккинг, Вот перед этим рубежом, наверняка, нам с вами будет о чем поговорить,
- с долей иронии фыркнул мужчина выставляя свое высказывание, скорее, как циничную шутку, чем как реальное "пророчество", - Если не будете делать глупостей, конечно же. Что же до ваших вопросов... Я не в курсе, что именно мы ищем, но это становится все более интересно... - гробокопатель перевел взгляд на подростка. Верить в сверхъестественное... нет, он даже рассмеялся бы. Особенно, учитывая его некоторую принадлежность к тому, что люди зовут сверхъестественным.
- После такого кто угодно поверил бы. Человек на такое не способен. И к слову, если не хотим иметь дело с полицией нам лучше убраться отсюда. Тварь скрылась в подворотне. - кажется, все же, не его одного обеспокоило то, сколько внимания может привлечь выстрел в ночной темноте и тишине... Гробовщик хмыкнул и кивнул.
- Вряд ли наш монстр будет возвращаться обратно тем же путем, а вот полиция может очень даже заинтересоваться подозрительной компанией на месте происшествия, - предположил мужчина, донельзя охотно последовав в темный переулок, куда его потащил подросток. Пожалуй, это было довольно забавно - давно он не ощущал себя таким... живым? Пожалуй, что так. Чем больше интересного и непредсказуемого сваливалось на него за одну ночь, тем веселее было распутывать свивающийся клубок. Естественно, энтузиазм чуть убавляли фонари в руках полицейских. Вряд ли они будут особенно разбираться, кто перед ними - почтенный работник похоронной конторы, которую знают в городе многие, или неизвестный проходимец... Пожалуй, именно по этой причине Гробовщик при первой же удобной возможности, не особенно вслушиваясь в болтовню Рейнарда о кровавых следах, которые оставлял за собой Хоккинг, по всей видимости, влезший в лужу, потянул своих спутников к темному проулку, заваленному деревянными подгнившими ящиками. Идеальное место для укрытия. Узкая ниша, в которую никто не подумает заглянуть, заваленная хламом и мусором. Мужчина довольно торопливо подтолкнул в ее направлении обоих спутников, даже не пытаясь объяснить ситуацию. Шаги в переулке позади и возбужденные возгласы полисменов не располагали к обмену любезностями и обсуждению планов.
Только лишь устроившись за кучей мусора так, чтобы видеть сквозь щель между двумя ящиками улицу, Гробовщик тихо произнес:
- Вы спрашивали меня об охоте... мистер Амброуз... Так вот... Предлагаю вам посидеть в засаде, пока наш зверь клюнет на живца.

0

37

Алан бежал по крышам невысоких домов, хотя если бы перед ним выросло внезапно здание до неба, он бы просто пробежал бы и не заметил. Давно он так не торопился, повинуясь низким и недостойным желаниям, нарушая правила и законы своего мира. Раньше бы он и не подумал о таком, но сейчас на его душе слишком много грехов, чтобы беспокоиться о том, что он нарушил устав. Бежал от своего прошлого тоже. От воспоминаний, которые вспыхнули с новой силой, от подозрений и страха снова ошибиться, наступить на те же грабли.
Он был более чем уверен, что всему есть объяснение. И на этот раз его бывший наставник точно не причем. Почему же тогда на него поглядывают так, словно он уже что-то совершил? Это ведь не так! До какого момента они будут страдать, стараясь очистить свое имя перед остальными жнецами? Они уже сполна заплатили за все! В том, что произошло когда-то, вины Эрика мало! Во всем виноват лишь он, Алан. Лишь из-за него, из-за его слабости Эрик пошел на это. Но теперь каждый считает своим долгом напомнить обо всем, как будто намекая, что диспетчер снова мог взяться за старое.
Алан всегда защищал своего бывшего наставника, никогда бы не усомнился в нем, один раз очень сильно обжегся, но почему-то веру в Эрика это не пошатнуло. Все указывало на то, что теперь старший жнец точно не причем.  Эрик работает не так, собирал души не так, его жертвы будто засыпали с блаженной улыбкой на устах. Никакой боли или страданий.
Конечно, это странно, но Алан очень тщательно углубился в этот вопрос после исцеления, изучил отчеты, показания, сведения, хотя вообще-то не должен был быть допущенным к секретным документам. Наверное, сработало искреннее раскаянье и понимание, что так или иначе юный жнец все равно узнает. И кому, как не ему было знать, какими были жертвы падшего и реабилитированного диспетчера. А здесь…
Будто выпотрошили. Будто тот, кто это сделал, получал удовольствие от боли своих жертв. Или в нападавшем просто не осталось ничего человеческого, движимый лишь звериными инстинктами. Рваные раны, оторванные конечности и, конечно, ни намека на души, лишь ошметки, из которых и кадра пленки не вытянешь.
Бывший стажер уже успел много обдумать во время этой гонки со своими воспоминаниями. Кто-то опять начал охоту за душами. И если у кого-либо появились мысли о том, что виновен его верный напарник и бывший напарник, то он просто завалит этого жнеца аргументами, почему это не так. Потому он ввязался в это расследование, не беспокоясь о мнении начальства. Он не будет бегать за Спирсом и вымаливать дать ему это дело. Нет, он сам ринулся в город в поисках… мало ли, чего-то.
Шатен остановился и огляделся. Дыхание от быстрого бега совершенно не сбилось, ноги не болели. Хорошо в какой-то степени быть… мертвым. Вообще, жнецы редко когда упоминали о том, что они, по сути, мертвы. Скорее предпочитали просто упоминать о том, что они теперь бессмертны, быстры, выносливы и так далее. Но сейчас об этом лучше не думать. Город вокруг поражал своим величием и, как ни странно, равнодушием. Лишь в редких окнах мелькали огни зажженных свеч, но остальные поражали своей пустотой и молчаливостью. Редко кто захочет в такое время находиться на едва освещенных улицах большого города среди паутины узких дорожек и темных переулков. Теперь-то после гонки Алан перевел дух и смог наконец понять, как глупо и опрометчиво поступил, сорвавшись и едва успев прихватить свое оружие. Куда идти? Что искать?
Вообще синигами не хвастал своими способностями, переходящими грань человеческих, но сейчас был особенно благодарен на мастерски выполненные очки и острый слух, который позволял немного окунуться в городскую жизнь. Лондон – город противоречивый. Здесь острые шпили храмов и острые крыши особняков соседствовали с полуразвалившимися лачугами и узкими переулками, где каждый может потеряться навсегда, где есть богом забытые бары и игорные дома и так легко ввязаться в пьяную драку. И каждый в этом городе частичка этой магии. Каждый из них может поменять историю в одно мгновение… И никто этого не понимал. Люди порой сами не верят в себя, не знают всей своей силы. Да и не хотят знать.
Слух уловил очень тихий хлопок, едва различимый среди общей жизни города, но слух посланника смерти смог его различить. Где-то там, среди лабиринта обнищавших домов и увеселительных заведений. Не нужно быть большого ума, чтобы понять, что это за хлопок. Выстрел. В такое время?
Почему-то диспетчер развернулся и бросился туда, невидимый и неосязаемый для простых смертных. Так хотя бы не нужно объяснять мучающимся бессонницей в эту ночь почему человек с глефой скачет по крышам со скоростью гепарда. Конечно, это может быть просто уличная драка, перепалка, два выпивохи что-то не поделили, но все же… С чего-то надо начинать. Один неизвестный монстр, может, даже под личиной уважаемого человека, может быть где угодно, системы в его нападениях не было, он может оказаться и в этом переулке. Только на этот раз жертва была вооружена. Почему бы и нет? Всякая теория имеет право на жизнь.
Район даже близко нельзя было назвать благополучным. Скорее трущобы. Алан бывал здесь пару раз, когда забирал души неудачливых игроманов, которые не смогли отыграться и встречались с ужасной рабской реальностью, и забулдыг, которые не смогли вовремя остановится. Да, самое то, чтобы напасть на одинокого путника. В таких районах никто ни о ком не беспокоится и не ищет. И именно здесь прозвучал выстрел. Жнец быстро спустился в темный переулок, уверенный, что ему ничего не угрожает. Он примчался на звук выстрела быстро, быстрее, чем полиция, может, сможет что-то найти, пока зеваки и ненужные свидетели не заполнили это место. Интересно, как он выглядел сейчас, в грязной подворотне, с глефой в руках и озирающийся по сторонам? Рядом с его ногой растекалось багровое пятно, а недалеко лежало истерзанное тело, даже не понять, чье. И никакого даже смутного ощущения души в бренной плоти. Ничего.
Алан вздохнул и осторожно приблизился к трупу. Его не должны видеть. Его и не увидят. Ощущение чужого присутствия смутно напомнило о себе, но юный диспетчер был точно уверен в своей неосязаемости. Возможно, это убийца, а может, и свидетель. Тогда задача Алана – просто не упустить его и не дать сбежать.
Синигами осторожно опустился рядом с жертвой и оглядел его. Все, что он знал об этих преступлениях, было лишь сухими строками из отчетов и допросов, а теперь он сам может лицезреть этот ужас. Ни одного живого места. Будто стая очень голодных волков рвала его два часа к ряду. Кому это нужно? Кто бы мог пойти на такое? От созерцания его отвлекли возгласы и громкие голоса служителей закона, которые на всех порах неслись к месту происшествия.

0

38

Появление полиции было совершенно не кстати. Не хватало еще остаться крайним в этом дерьмовой истории с мерзким существом или существами. Интересно, откуда они взялись? Вылезли из выгребной ямы под названием Преисподняя или были созданы какой-то мерзотной магией, что стара как задница Сатаны? Увы, ответа на эти вопросы Рейнард не знал, но искренне желал узнать. Узнать и затолкать тварей обратно или в глотку тому кто их сотворил. Если бы не это желание смешанное со щепоткой любопытства и бесконечным количеством злости, то его бы здесь не было.
И так, мальчишка и старик оказались вдвоем в темной загаженой подворотне, где витал стойкий запах гнили, плесени, мочи и еще чего-то о чем Рей предпочел не думать. Осталось надеяться, что завсегдатаи питейного заведения не ходят сюда справлять нужду.
Мальчишка спрятавшись за одним из старых ящиков недовольно поморщился. Надежды нет. Учитывая запах царящий здесь, она давно умерла и покоится под грудой старого хлама. Рейнард брезгливо покосился на пару свежих куч дерьма и еще тучу старых, которые украшали пространство чуть подальше. Еще пара шагов и без того паршивые ботинки стали бы еще паршивее. Не вступил и на том спасибо. Хорошо еще, что одной из мутаций дарованных бормотухой из жил демона, было какое-никакое зрение в условиях практически полностью отсутствующего освещения.
И так, пока что мальчишка молчал, внимательно наблюдая за выходом из переулка, размышляя о дальнейших действиях.
С одной стороны Гробовщик был чертовски прав. Тварь не настолько тупа чтобы пойти тем же путем, наверное. Вот только старик забывал о том, что если эта мерзотная отрыжка преисподней, голодна, то ей плевать будет на здравый смысл и логику. Интересно, думать то она умеет или живет исключительно руководствуясь инстинктами? Увы, за пару секунд знакомства выяснить это не удалось. Ну, мальчишка хотя бы имел прекрасную возможность выяснить, что твари он как закуска не интересен. С одной стороны радует, с другой - несколько оскорбительно. Неужели он настолько отвратителен, что даже подобная тварь им побрезговала? Вроде ж не воняет, разве что немного серой и старым барахлом. Возможно адские твари не жрут друг друга и в нем учуяли собрата? Впрочем, пока все свои догадки можно засунуть глубоко-глубоко.
- Вы спрашивали меня об охоте... мистер Амброуз... Так вот... Предлагаю вам посидеть в засаде, пока наш зверь клюнет на живца.
- Отличная идея. - Согласился мальчишка, прекрасно понимая, что в данной ситуации в роли приманки выступят ни в чем не повинные люди. Вполне вероятно, что они даже могут умереть или пострадать. Вот только если не избавиться от твари - погибнет гораздо больше людей. Из двух зол выбирать стоит меньшее. Иных альтернатив на горизонте пока не предвиделось.
Иной вопрос - когда они отыщут тварь, как ее можно убить? В конце концов, простые пули ее не берут, а перемещается она слишком уж быстро для старика и мальчишки. Не помереть бы самим в итоге.
Какая-то часть Рейнарда хотела отвлечь полицейских, увести их отсюда и не рисковать жизнью простых смертных. Иная же, была полностью согласна с решением Гробовщика. Порой в жизни приходится делать выбор, которым мы не гордимся. Превращать свою душу в сраное болото, лишь бы парочке двуногих кретинов пожить на пару дней дольше, превращая свою душу в черную жижу, которая даже Сатане и даром не нужна. Даже тошно становится от таких мыслей.
И только сейчас до Рейнарда дошло. Он втянул в эту чертовщину простого человека. По идее не знакомого с миром потусторонним и так далее.
Одного взгляда на Гробовщика было достаточно чтобы понять - опасения напрасны. Возможно сейчас перед ним постаревший охотник на нечисть или еще какой чудак. Тем более, если Гробовщик был знаком с отцом Рейнарда, значит он явно не простой владелец лавки и псих весело мурлычащий какую-то мелодию во время копания ямы.
Вот тебе и еще одна загадочная личность в этой истории.
Рейнард следил за тем, как по стенам скользит свет фонарей. Даже если возле тела был еще кто-то, то полицейские просто не видели его. Осмотр трупа немного затянулся. Сначала стражи закона выразили немного отвращения, обратив внимание на мерзотный запах в подворотне и вид трупа, словно его жевал дикий зверь. Несколько минут они были заняты осмотром места преступления и обсуждением различных версий. Пожалуй, самой приятной для них была та, в которой какой-то моряк привез в Лондон хищное животное, оно сбежало и теперь бродит по округе утоляя голод поеданием людей. Заметив дорожку кровавых следов, что тянулась от трупа дальше по переулку, полицейские с оружием наготове отправились следом, шепотом обсуждая между собой, что к поимке животного следует привлечь опытных охотников.
Когда полицейские проходили мимо переулка в котором скрывались Рейнард и Гробовщик, мальчишка просто слегка пригнулся, чтобы его не было видно в свете фонарей.
- Готов поклясться, когда мы шли сюда я видел кого-то в переулке. - Произнес один из полицейских, вглядываясь в темноту, но ничего кроме старого хлама он не заметил.
- Может показалось или это было то животное? - Спросил второй, проходя вперед.
- Наверное. - Шепотом ответил второй, словно вспомнив о том, что на охоте следует вести себя тихо.
Вскоре в проулке воцарился мрак. Стражи закона прошли дальше, следуя за кровавыми следами, которые вполне очевидно - скоро прервутся. Найдут ли они ту жуткую тварь или же нет - зависит только от их везения. Если им очень повезет, то сегодня они не встретят ничего необычного и отправятся в участок за подмогой и примутся писать рапорта об увиденном. Если же не повезет - у Гробовщика появится парочка новых клиентов. Черт. До чего же удобный бизнес. Люди могут отказаться от сладостей, игрушек, новой одежды, даже от некоторых лекарств и большинства видов пищи. Умирать же, не перестанут никогда. Разве что когда по миру проедет всадник на коне бледном. Да и то, возникало ощущение, что даже в такие времена будет Гробовщик, что станет копать могилки и мурлыкать под нос свою жутковатую мелодию.
- Вы весьма странная личность, мистер Гробовщик. - Тихо произнес Рейнард, выбираясь из своего укрытия и направляясь к выходу из переулка. Охотник не должен быть слишком далеко от приманки, не так ли?
Немного жаль полицейских. Они ведь даже не подозревают, что являются великолепной наживкой. Живые, шумные и отлично освещенные. Просто мечта любого хищника. Да и к тому же совершенно беззащитные, ведь не знают с чем имеют дело и не имеют никаких средств защиты.
Где-то в конце переулка послышался крик и пара выстрелов. Свет фонарей не погас, но горят ли еще жизни смертных? Охотникам следует поторопиться, если они не хотят упустить добычу.

0

39

- Отличная идея. - бывший сотрудник Департамента мог бы картинно раскланяться, картинно же разулыбаться своей слишком широкой улыбкой... Но вместо этого - криво усмехнулся, скосив взгляд из под густой седой челки на подростка. Слышал бы его его же собственный отец, наверное гордился бы...
В конце концов, ему, жнецу, вряд ли грозят муки совести. Он давно привык к тому, что вокруг него запах смерти и тлена. Ну, явятся потом какие-нибудь диспетчеры за душами, не найдут ничего. Впрочем, сейчас это не будет неожиданностью. Гробовщик нахмурился, заметив в переулке движение и свет, замер, стараясь не принюхиваться к омерзительному смраду в тупичке, который он избрал для того, чтобы уберечься от взглядов полиции. Повезло, что не "вляпался" сапогами в "минное поле", скрытое от посторонних глаз за ворохом ящиков. Когда голоса полисменов начали приближаться, седоволосый жнец сделал легкий шаг в сторону, пригнулся так, чтобы за коробками не торчала шляпа и не было видно исключительно светлых волос и выждал, когда стражи порядка пройдут мимо. Все это было сделано, разумеется, чисто для отвода глаз... Пожелай он - смертные не заметят его и просто потеряют из вида. Смерть приходит неожиданно. Так и говорят всегда. Так оно и есть. Смерть появляется перед человеком в виде мужчины или женщины и просто разом оканчивает твою жизнь. Одно движение Косы и все деяния превращаются в пыль, в ничто, в воспоминания.
- Вы весьма странная личность, мистер Гробовщик, - парнишка детектив отвлек его от мыслей, выскальзывая следом полицейскими из-за деревянного укрытия.
- Должен ли я считать это комплиментом? - поправляя шляпу так же тихо отозвался старый жнец, ступая настолько тихо, насколько это было возможно, - Я всего лишь скромный работник похоронного бюро, следующий своим обязанностям... Впрочем, сейчас я, признаюсь, занимаюсь не своим делом, - полушепотом выдохнул мужчина, закатывая рукава так, чтобы оставить свободу действия рукам, - Уж кто странный здесь, так это вы, мой юный друг. Столь легко и по взрослому оценить ситуацию. Браво, снимаю шляпу, - не удержался седоволосый от легкой шпильки. В конце концов, он не так уж и не прав в своих словах. Ребенок, соглашающийся на приманивание хищников на живого человека. Довольно странно. И для многих - дико. Если не понимать, что этот шаг может помочь спасти этих самый остальных.
Полицейских, ушедших вперед, практически не было слышно, но Гробовщик явственно ощущал, что в переулке они по прежнему не одни... Что же, кто бы там ни был, старый жнец позволит себе продолжить роль чудаковатого старика из похоронного бюро. Ведь пока от этого нет никакого вреда, не так ли?
- Я очень надеюсь, что тварь все же не станет убивать наших доблестных стражей порядка... Иначе, мне будет немного жаль их закапывать... - довольно простодушно признал жнец, шагая вперед и напряженно вслушиваясь в окружение и ночные звуки, отдающиеся шорохами и эхом в переулке. Не хотелось бы, чтобы создание передумало и решило перекусить мертвым и совершенно не питательным жнецом и его не менее необычным попутчиком.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Основной сюжет » SQ.1.1. "В поиске следов"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC