Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Картотека » Мастер кройки и шитья


Мастер кройки и шитья

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Часть I.
1. Имя
Undertaker/Гробовщик
2. Раса
Жнец
3. Возраст
Неизвестен
4. Социальный статус
4. Должность
Жнец отступник, Легендарный
5. Внешность
К вам когда-нибудь приближался странный субъект, одетый в длинный черный плащ со слишком длинными рукавами, траурной лентой через плечо, помятый черный цилиндр и высокие сапоги с железными набойками на не самом низком каблуке? Если нет, вы не сможете оценить всю «прелесть» внешности Гробовщика. Болезненно бледный, если судить по человеческим меркам, чрезмерно худой и сутулый мужчина, с лицом изуродованным косым шрамом, пересекающим переносицу. Его одежда пропахла формалином, хвоей, из которой плетут венки усопшим, а так же другими запахами, немного сыростью и... выпечкой, как не странно. Еще один, столь же примечательный и заметный, опоясывает шею жнеца, заставляя задуматься о том, чем же он занимался до того, как стал владельцем похоронного бюро. И, тем более, вряд ли кто-то может похвастаться тем, что видел его без одежды, чтобы описать ужасающие шрамы, скрытые его черной рабочей робой и плащом. Хотя... если уж говорить о раздевании, стоит упомянуть, что первое впечатление весьма правдиво. Жнец очень худ, настолько, что у него торчат ребра и ключицы, да еще и весьма выпирают позвонки на спине. Может даже показаться хилым... Только вот это уж точно никак нельзя назвать правдой. При всей субтильности Гробовщик достаточно силен, чтобы в одиночку справиться с двумя диспетчерами и одним демоном. Его сложно назвать идеалом красоты, хотя и уродом тоже обозвать вряд ли кто-то решится. Скорее уж он весьма чудной и специфичный. Пожалуй, одна из немногих черт его внешности, которую можно назвать привлекательной — это его волосы. Длинные, серебристые, всегда ухоженные, с отросшей челкой, падающей на лицо и закрывающей яркие лаймово-желтые глаза. Стоило бы упомянуть, что как раз таки глаза у жнеца довольно выразительные. И вполне могли бы послужить поводом, чтобы при всей его инаковости назвать красивым. Но, так уж вышло, что мужчина предпочитает их прятать — оно и ясно. Не очень то хочется выделяться, если живешь среди людей, и привлекать к себе внимание бывших коллег.
В довершение всего Гробовщик почти всегда маниакально широко, как кажется со стороны, улыбается. Хотя весельем от этой улыбки даже не пахнет. Скорее уж, она отдает какой-то затаенной внутренней жутью, мурашками бегущей по спине.
6. Биография
О его прошлом ничего не известно. Можно только предполагать, что он мог пережить, чтобы стать таким, каким стал. Гробовщик предположительно родился в конце 14 века в бытность свою человеком, а значит успел застать многие исторические вехи в истории человечества. Успел увидеть развитие и расцвет людского искусства и науки и даже приобщиться к их познаниям, что бы в последствии с успехом пользоваться ими. Говорят, он вынес приговор душе Робина Гуда, отправил в Ад Марию Антуанетту... Многое говорят. Вот только никто не знает, сколько же правды во всех этих слухах и сплетнях. А разобраться, все же, стоило бы, да только кто возьмется?
Стоит предположить, откуда он столько знает о медицине, чтобы поднять из гробов мертвецов. А предположение напрашивается, впрочем, само собой. Мало какая наука так плотно занималась вопросами преобразования смерти и жизни, кроме медицины, что в то время была весьма тесно связана с алхимией, матерью всех наук. В 1493 году в Швейцарии родился известный ныне врач и алхимик Парацельс (Филипп Авреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм). История, безусловно, не о нем, однако, есть в его биографии несколько моментов, которые наталкивают на мысли о его некотором знакомстве с сущностями, что не доступны понимаю человека... Взлет карьеры Парацельса начался в Константинополе, когда он, по словам одного из современников, получил от кого-то из земляков так называемый философский камень... После этого начинается череда его успехов. Что ж, казалось бы ничего особенного, если бы не то что дарителя камня видели живым в конце 17 века...
Гробовщик весьма тесно знаком с медициной и алхимией, и отнюдь не на любительском уровне... Неудивительно, что он вполне мог быть тем самым дарителем. Вот только предложил он не сам философский камень, а, скорее, сотрудничество, которое позволило фон Гогенгейму, многое усовершенствовать в собственном искусстве врачевания. Жнец не раскрывал своей сущности, присматривая за выдающимся ученым, который был слишком важен, чтобы дать ему умереть. Всем известно, что люди, которые способны изменить ход истории, могут получить отсрочку дня своей кончины. Парацельс получил. И не одну. Его исследования изменили взгляд на многие вещи, совершили прорыв в истории медицины и науки алхимических элементов.
Нет ничего удивительно в том, что забирая жизнь подобного ученого невольно задумываешься о том, сколько еще яркого он мог бы привнести в мир. Так же, нет ничего удивительного в том, что от каждой сколько-то значимой личности жнец стал оставлять для себя что-то на память. Хоть это и было не слишком принято...Однако ничего особенно ужасного в этом не было. Гробовщик понемногу сам втянулся в человеческие изыскания, начал присматриваться, открывать все больше любопытных фактов. Поначалу даже не мог понять — почему нужно прерывать жизнь так неожиданно. Порой на самом интересном месте, будто не позволяя прозвучать самым лучшим аккордам песни. Но он выполнял свою работу, раз за разом собирая жатву и срезая пленку. И каждый раз задумывался о том, что было бы, если бы была возможность ее продлить? Ведь на каждой столько всего записано. Жнец невольно принялся за самостоятельные исследования в той же области, в которой когда-то помогал продвинуться Парацельсу. Вот только в качестве объекта исследований он выбрал самого себя, чрезмерно заинтересовавшись одной из тем алхимических экспериментов по созданию гомункулов и всего что с этим связано, что могло бы усилить способности и как-то повлиять на его собственные силы. Эксперименты давали неожиданные плоды. Такие, как незначительно улучшившаяся регенерация. По началу это проявлялось слабо, однако, в последствии, стали усиливаться, к ним постепенно добавилась возможность подавления ауры...  Но это было много позже.
Пожалуй, он не совсем сочувствовал людям. Он, скорее, сожалел о том, что их жизни столь скоротечны. Своей собственной он не помнил, да и не желал вспоминать. Прошлое осталось в прошлом и оно будет лишь мешать заниматься делом. А может быть, так он успокаивал себя от того, что не мог вспомнить ровным счетом ничего из бытности своей человеком. Какое-то время, даже надеялся, что воспоминания придут (когда был еще совсем молод и только-только стажировался) но за тем решил, что это не самое важное. Через его руки прошли многие деятели науки, создатели электричества, создатели лекарств, создатели болезней, правители, политики, серые кардиналы. И все они были собраны в срок. И практически с каждым он имел тесный контакт. За каждым он наблюдал строго отведенное время. Смерть всегда приходит по расписанию. Так учили в департаменте. И так он учил тех, кто хотел учиться у него. Надо сказать, учить он не любил. Да и не очень старался. Скорее позволял учиться на его собственном опыте, наблюдать и повторять за ним. Нет, поначалу, когда ему доверили первого стажера, он весьма тщательно вбивал в его голову то, как должен вести себя жнец, как надо действовать в той или иной ситуации. Но раз за разом его ждали разочарования. Ученики погибали, или оборачивались против департамента. Становясь отступниками. И тогда ему приходилось их убивать. Своими руками. Возможно, именно это превратило его в хладнокровного, практически безэмоционального расчетливого циника.
Титул Легендарного Гробовщик получил не просто так. За свои 4 столетия бытности жнецом он побывал во многих переделках. Собрал множество душ во время чумы в Лондоне в 1665 года. Лето было сухим и жарким, погода стояла совершенно безветренная. Все лавки и рынки были закрыты, по улицам ездили только «труповозки». Стояла такая тишь, что по всему Старому городу было слышно, как журчит вода под мостом. На перекрестках и главных улицах пылали огромные костры, и их гарь мешалась с запахами мертвых и умирающих. Было похоже, что жизнь в Лондоне кончилась. Как и следовало ожидать — подобное количество смертей не могло не привлечь вечных «конкурентов» за сбор человеческих душ, демонов. Итогом стал страшный пожар, едва не стерший город с лица земли.
Точность, хладнокровие и умение верно оценивать ситуацию, а так же верно использовать полученную информацию сделали его одним из лучших. Но Легендой его сделал постоянный труд. Он работал над собой постоянно, совершенствовался, использовал для этого даже результаты трудов человеческой науки, которые давали неожиданные эффекты, не всегда положительные. Так было довольно долго, пока работа не превратилась в рутину и не наскучила окончательно. Он больше не брал учеников, наученный сам собственным горьким опытом, но позволял другим учиться на его примере. Однако и таких было не много. Единицы. И мало кто усваивал хоть что-то из того, что ему доводилось увидеть. Ни одному из них он не позволял называться его учеником.
Последним, кого он вот так «учил» был Артмаэль. Довольно перспективный способный молодой жнец, который подавал большие надежды. Примечательность его заключалась хотя бы в том, что он не разочаровывал и внимательно слушал то, что ему говорили. Хотя, впрочем, его Легендарный в последствии воспринимал уже скорее как друга, которому однажды спас жизнь. За успехами Артмаэля, тем не менее, он пристально следил вплоть до того момента, как его приняли в отдел Ликвидаторов. Только после этого он смог немного успокоить свою навязчивую, после определенных событий, паранойю.
Между тем, жнец окончательно открыл для себя бессмысленность собственной работы. Его все сильнее разочаровывали методы работы Департамента. Кроме того, он подозревал, что в рядах сотрудников определенно есть предатель. И для того, чтобы выяснить это, к несчастью, нужно было самому стать предателем, переступить через все установленные правила и стать отступником. В этом определенно была некая ирония — ведь он собственными руками убивал таких же, отринувших правила и уклад Департамента, даже тех, кто был ему очень близок, тех, кого сам учил.
И чем-то вроде проблеска во всем этом однообразном море стало появление женщины. Клаудиа Фантомхайв. Женщина, которая всюду за собой тянула целый шлейф из тайн. Всюду, где была смерть, была она. И это вызвало любопытство, заставившее на некоторое время оставить свои собственные мысли о поисках предателя среди своих. Иметь дело с графиней Фантомхайв оказалось интересно. Она была умна, довольно честолюбива, горда и очень необычна... Она ему была симпатична, что редко можно было сказать о ком-то, в силу холодности обладателя косы смерти.  Она была в чем-то особенной. Сильной и не сгибаемой, можно даже сказать, что они были похожи. Клаудиа буквально бурлила жизнью. И все же было во всех делах, которых она касалась, что-то странное, не правильное. Слишком густо замешанное на мистике. Как порой бывает непредсказуема жизнь. Она толкает сама туда, куда ты не слишком стремишься, ясно давая понять, что ты должен делать. Гробовщику пришлось «пропасть». Не хотелось сразу же рубить с плеча и превращаться в преступника, хотя его, скорее всего и так признали именно таковым. Впоследствии он не раз поблагодарил собственную изобретательность и неуемное стремление к совершенствованию собственных способностей. Благодаря умению «прятаться» от чужих глаз, он решил для себя сразу несколько проблем. Никто не опознал бы в нем жнеца и... никто не сумел бы так просто отыскать отступника.  Он с головой увлекся расследованиями Клаудии, вытягивая одну за другой нити из запутанного клубка. Вот только Клаудия внезапно умерла в возрасте 36 лет. Умерла, оставив после себя сожаление и прядь волос в его медальоне и... своего сына Винсента Фантомхайва. Смерть Клаудии была весьма неоднозначной. И оказалась связана с одним из жнецов. Казалось бы, чего не обычного? Смерть всегда связана с ними, но не всегда напрямую. Естественно, он пытался разобраться в событиях, что привело его к столкновению с виновником происшествия и подтверждению теории предательства в рядах своих... Однако тот оказался неожиданно силен. В результате Легендарный проиграл. То, что от него осталось было сложно назвать трупом. Люди такое хоронят в закрытых гробах. Разрубленное на несколько частей тело и почти отрезанная голова. Убийца наслаждался тем, что медленно резал плоть, но так и не перерубил хребет... Выжил жнец только благодаря собственным опытам, сделавшим его регенерацию не просто выдающейся, а во многом выходящей за пределы, и благодаря посторонней помощи. Нашелся доброволец, который буквально собрал по кускам и не дал из Легендарного жнеца превратиться в Легендарный труп.  Ему очень повезло, что на него наткнулся бывший «ученик» и друг. Сколько времени он пробыл на попечении Арта, он вряд ли сказал бы. Надо сказать, что внешне Легендарный не то чтобы сильно изменился после того, как его буквально заштопали и собрали в один кусок плоти, но вот полученные в бою шрамы так и не сошли. Остались напоминанием о том, как он был неосторожен и недооценил противника. Когда же Артмаэль внезапно пропал, (а об этом он узнал лишь когда в его дом явились с проверкой несколько сотрудников отдела), пришлось весьма спешно покидать обитель старого друга. Нужно было где-то скрыться и присмотреть за Винсентом. Довольно много времени потребовалось на то, чтобы восстановиться полностью, а потому для прикрытия мужчина воспользовался тем, что спрятался, считай, на виду. Есть одна мудрая поговорка — прячь то, что не хочешь показать, у всех перед глазами. Похоронное бюро стало идеальным местом, где ни одна живая душа не станет искать кого-то вроде него. Что-то подсказывало, что все не так просто, и на смерти Клаудии ничего не окончится. Что, скорее всего, Фантомхайв попытается выяснить что произошло с предыдущей главой рода. Все было бы почти замечательно. Бывший жнец, нынешний отступник, влезший в человеческую жизнь, успел подружиться с сыном Клаудии, даже помогал ему иногда, следя за его успехами. И все больше ловил себя на мысли о том, что ему не слишком нравится королева. Было что-то в ее знаниях о том, что происходит, подозрительное. Слишком часто она оказывалась права — там, где требовалось внимание цепного пса Ее Величества всегда оказывалась какая-нибудь гадость.
А за тем Винсент погиб, исполняя свой долг перед короной.
Кажется, после этого бывший Легендарный решил, что смерть можно попытаться обмануть. Он и так потерял многих, так почему не попытаться вернуть хотя бы одного? В конце концов он весьма неплохо вооружен знаниями и умениями, которые успел накопить за то время.
7. Характер
Скрытен, часто, с точки зрения окружающих, нелогичен. Говорит немного, звучит его речь при этом странно, будто и не к собеседнику обращается, а рассуждает сам с собой. Очень холоден, рассудителен, крайне требователен к окружающим. Любит сыпать загадками и намеками, так как гораздо интереснее заставить кого-то думать и соображать, а не подавать информацию на блюдечке с голубой каемочкой. Всегда просчитывает свои действия на несколько ходов вперед, имеет запасные планы на случаи неожиданностей. Его сложно удивить и так же сложно вызвать его уважение и интерес. Гробовщик весьма умен даже можно сказать, по лисьи хитер. Все что он делает - преследует какую-то определенную цель. И если вам кажется, что он сделал что-то для вас — не обольщайтесь... он сделал то, что сделал, лишь потому, что хотел сделать это для чего-то своего. Всегда сам себе на уме, трудно предсказуем и, к тому же, весьма азартен и неимоверно изобретателен. Его можно даже назвать Авантюристом. С большой буквы «А». В то же время, он любит и ценит шутки. Правда, чувство юмора у него достаточно специфичное... Впрочем, каким еще ему быть, если его обладатель с удовольствием коротает часы, отданные сну, в гробу?
Ко всему прочему до ужаса боится щекотки. Умело притворяется шутом и, в некотором роде, сумасшедшим. Настолько умело, что не отличишь, где же он притворяется, а где становится серьезным. Маска шута гораздо удобнее — никто не ждет от шута убийственной серьезности и решимости, пока верит в его игру.
8. Способности
Естественно, Гробовщик владеет тем, что свойственно всем представителям расы. Кроме того в совершенстве владеет своей косой. Регенерация у Легендарного выше нормы, плюс ко всему он обладает способностью полностью заглушать свою ауру, притворяясь вполне обычным человеком (насколько это возможно), распространяется так же на его собственную косу, которую так и не изъял департамент. Умеет пользоваться не только косой, но и такими вещами как сотоба (японские надгробия) в качестве оружия. Весьма быстр и ловок, в значительной степени быстрее других жнецов. Силен физически, чего не ожидаешь при первом взгляде на тщедушное худощавое телосложение. Очень гибок при этом. Хорошо ориентируется в пространстве без очков.  Прекрасно знаком с анатомическими особенностями и строением человека и неплохо разбирается в особенностях организма жнецов. 
9. Оружие/Артефакты
Коса смерти, которую весьма успешно скрывает от Департамента.
10. Личные вещи и имущество
Похоронное Бюро в Лондоне с названием “Undertaker”, серебряные медальоны, которые всегда носит при себе.
11. Пробный пост
~
Часть II.
1. Цель в игре
Вернуть Винсента Фантомхайва, отомстить предателю, благодаря которому обзавелся примечательными украшениями по всему телу.
2. Знания канона
Читал, смотрел аниме.
3. Средства связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

4. Ключи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Undertaker (2016-10-02 09:30:50)

+1

2

Добрый день.
Вынужден признать, Вы весьма удачно соединили две версии Гробовщика, переплетя канон аниме и манги.
Приняты.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Картотека » Мастер кройки и шитья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC