Доброго дня тебе, странник! Лондон приветствует тебя. Перед тобой множество путей. Лишь ты решаешь, какой образ избрать, прежде чем погрузиться в мрачные тайны Викторианской эпохи. Коварный демон, исполнительный жнец, благочестивый ангел или любознательный человек. Каждый имеет возможность написать свою собственную историю. Все в твоих руках.

Перед игрой:
Основные "заповеди" форума >>> "Правила"
Описание системы игры и ее особенностей >>> "Система игры"
Вопросы по игре >>> "Гостевая книга"
Список ролей >>> "Действующие лица"
Списки "готовых" персонажей для игры >>> "Акции"
Для анкеты:
Образец анкеты с комментариями >>> "Шаблон анкеты"
Новости:

Стартовала первая сюжетная линия "Монстр".
Повествующая о загадочных исчезновениях людей и жутких монстрах скрывающихся под покровом ночи. Ненасытные твари пожирают не только плоть, но и человеческие души.

Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


FB. Coffee time

Сообщений 1 страница 20 из 73

1

Дата: 22.01.1667
Место действия: Мир жнецов. Учебный отдел ОНС Глазго и прилегающая территория.
Главные герои: Artmael Farrell, Undertaker.
Мизансцена: Юные жнецы. Они похожи на птенцов. Такие же несмышленые и неуклюжие. Считают, что у них достаточно амбиций, чтобы стать лучшими из лучших. Но если, выпорхнув из гнезда, птенец не научится летать - он разобьется, и никакие амбиции ему не помогут.
Флешбек повествует о несколько внезапной встрече представителей разных поколений. Юного и неопытного Артмаэля, который буквально только стал на ноги, еще даже собственного имени не заслужил и Легендарного жнеца, которому довелось многое повидать на своем веку.

Отредактировано Artmael Farrell (2016-10-17 16:40:54)

0

2

Жнец. К этому можно привыкнуть, а если не привыкнуть, то смириться. Юный представитель этой расы, откровенно говоря, не понимал тех, кому перспектива видеть чужие смерти казалась слишком неприглядной. Неженки. Рано или поздно умирают все без исключения. Так что такого в том, что ты лишь заберешь душу из изношенной оболочки?
В прочем, не нужно быть дураком, чтобы прийти к выводу, что тебе в жизни не понять этих неженок. Тем более что твоя стезя еще куда более жестока. Ликвидатор. Тот, кто своим оружием лишает жизни тех, чей срок еще не пришел. Демоны, люди, жнецы или даже ангелы. Ты должен уничтожить любого, кто будет представлять опасность для департамента и его сотрудников.
Сразу после распределения, когда стали известны результаты, большая группа резко разделилась. На ликвидаторов смотрели с опаской. Верно, ведь выбирают не только исходя из физических данных. Ликвидаторами становятся те, кто без колебаний может не просто забрать душу, а оборвать жизнь. Убийцы. Тихое слово, произнесенное кем-то с задних рядов, не звучало как оскорбление. Верно. Они не просто убийцы. Воины, которым уготовано судьбой, встать на защиту тех, у кого не хватит сил, чтобы защитить себя. Если доучатся, разумеется.
Артмаэль, нет, пока еще жнец №384, как обычно торопился на очередное занятие. Пускай оно начнется только через полчаса, но не хотелось опоздать. Более того, такое искушение испытать пределы собственной скорости и проверить – как быстро он может бежать и при этом не разлить горячее кофе, что мирно колыхалось в чашке.
Бегать по коридорам – не самая роскошная идея. Лучше выбрать для этой цели какое-то иное помещение вроде спортзала или даже стадиона. Нет же, побегать по коридорам, словно святая традиция юных жнецов.
Все шло отлично, жнец был быстр как стрела и уже почти добрался до прохода, ведущего на лестницу, как на его пути, наглейшим образом, возникло какое-то препятствие. Столкновение было неизбежно. Кофе очаровательными пятнами украсил «препятствие» и пол. Ну вот, попили горяченького.
Юный жнец оказался на пятой точке, куда подевались его очки, слетевшие с носа от удара – он и сам не понял. Слишком уж внезапно все произошло.
Несколько секунд №384 сидел на полу, пытаясь прийти в себя после случившегося. Он влетел в стену? Нет же, никакой стены не было точно. Значит, он врезался в кого-то? Подняв взгляд, жнец заметил перед собой темное пятно. Все, что он мог понять так это то, что у «препятствия» роскошные светлые волосы. Неужели он посмел врезаться в какую-то очаровательную леди? Ах, непростительная грубость. Что если незнакомка прекраснее всех нимф вместе взятых?
- Простите ми… - Жнец прищурился, пытаясь хоть немного рассмотреть пятно. Ну вот. Образ очаровательной незнакомки растаял. Уж больно угловатое и высокое для девицы. Жаль, неплохой повод для знакомства. - …стер. Я совершенно не заметил вас.
№384 принялся шарить руками по полу, пытаясь найти свои многострадальные очки, но нащупал лишь осколки от чашки. Ну вот, еще и чашка разбилась. Ходят тут всякие.

+1

3

Сдавать отчеты вовремя - всего лишь часть обязанностей жнеца. Пусть и в вольном, насколько это возможно, полете. Каждое посещение кабинета начальства оставляло неизгладимое впечатление. Светловолосый жнец, повесив черный плащ на согнутую в локте руку, спокойно шагал по коридору, обдумывая следующее дело, которое надлежало взять в свои руки. В силу его опыта и знаний, руководство очень настаивало на практическом занятии или лекции для молодежи. Нужно было выбрать тему, подготовить ее, донести до глупых не способных еще понять всей ответственности работы убийц детей... Дети. Именно так, не иначе. Как еще назвать юное поколение, которое даже не нюхало пороха и не представляет, как опасна и важна их будущая роль?
Нужно было бы отказаться и послать все в неудобосказуемое место... В конце концов, он имел на это право, учитывая собственную "удачу" с учениками. Но, формально, он должен был подчиняться руководству. И пришлось принимать "предложение" от которого нельзя отказаться, безымоционально кивая на все их просьбы.
Впрочем, вряд ли от него убудет от одной лишь лекции о предстоящей им ответственности и небольшой демонстраици реальных возможностей, которых они могут добиться упорными тренировками и самосовершенствованием.
Шаги отдавались легким шелестящим эхом по пустому коридору. Однако, пустым он был совсем не долго. Сначала донесся звук. Несколько не привычный и даже, в своем роде, удивительный для такого времени и места. Кто-то очень быстро мчался по коридору. Что заставило Легендарного замереть на месте, пожалуй, он и сам бы не ответил. Возможно, удивление. Или, скорее, предположение, что его просто обогнут по дуге. Однако, когда уже стало очевидно, что столкновения с несущимся со всей дури объектом, не глядящим по сторонам, не избежать, жнец всего лишь отставил ногу назад, чтобы не потерять равновесие, когда юнец с чашкой в руках влетел прямо в него, даже не думая замедлить свой шаг. Сила, с которой в него врезался бегущий парень, заставила на мгновение пошатнуться и выронить плащ.  Коричневая жидкость окрасила белую рубашку, безнадежно испортив ткань. Кофе был горячий. Мужчина машинально посмотрел на рассыпавшиеся по полу осколки чашки, а за тем, поправив очки, на сидящее на полу недоразумение. Как еще назвать жнеца, который не способен смотреть по сторонам, следуя куда-то. Да еще и потерять свои очки от, всего лишь, столкновения с чем-то на своем пути.
Легендарный неторопливо осмотрелся, обнаружив простые, пока еще не специализированные очки новичка на полу в паре шагов от расколотой чашки с угадываюищмся веселеньким узором, молча поднял, повертел в пальцах, рассматривая. Однако, расслышав приветствие, пристально посмотрел на молодого жнеца. Знакомое лицо. Определенно знакомое. Кажется, даже, кто-то из тех, кто мелькал в его отчетах.
- В следующий раз так торопясь ты можешь встретить собственную кончину. Надо сказать весьма бесславную, - сообщил он, наклоняясь и протягивая ему очки, - Если не будешь замечать, что происходит вокруг тебя, очень быстро станешь настолько мертв, что извиняться будет не перед кем, - тихо произнес мужчина, поправляя мокрую рубашку. Если бы он был человеком, пожалуй, ем было бы больно. Кипяток оставляет неприятные ожоги на нежной человеческой коже. Жнецы же не так восприимчивы к температурам и многому иному, - В следующий раз будь внимательнее, - бросив бесполезные попытки привести себя в порядок, жнец со вздохом поднял свой плащ, все еще лежавший на полу, неподалеку от осколков чашки, отряхнуть его и набросить на плечи, прикрывая расплывшееся пятно. Пожалуй, самое неприятное в этом то, что рубашка теперь мокрая и липнет к телу. Остается надеяться, что кофе был без сахара. Иначе это пятно не вывести никакими усилиями.

+1

4

- Благодарю за совет. – Жнец улыбнулся, принимая из руки незнакомца очки. Его движения были уверенными, словно он прекрасно видел и без оных. Разумеется, это была чушь. Жнец без очков практически ничего не видел, как и любой другой представитель данной расы, просто он превосходно ориентировался в пространстве.
Теперь он имел возможность более пристально рассмотреть незнакомца, с которым «посчастливилось» столкнуться. Поднявшись с пола, мужчина отряхнулся от невидимой пыли. Как хорошо, что в коридорах, да и всех зданиях царит почти стерильная чистота. По крайней мере, одному из участников беседы не придется стирать одежду.
- Знаете, вы кажетесь мне смутно знакомым. – Он пристально посмотрел на своего собеседника. – Не могу вспомнить, где же я вас видел. – Жнец призадумался, но никак не мог выудить из своей памяти искомый образ. Быть может, просто показалось? Или же он имел возможность мельком увидеть? Кто знает, внешность у незнакомца была весьма запоминающейся. Такого сложно не заметить.
Разумеется, он не мог помнить события своей человеческой жизни и первую встречу со своим собеседником. Да и Легендарный мог уже с легкостью позабыть, ведь слишком много душ прошло через его косу. Стоит ли запоминать каждое лицо, каждую судьбу, каждую душу, если в этом нет никакого смысла?
В любом случае, перед мужчиной был не тот доктор, что словно не ведая страха, уверенно шагает по Ист-Энду, вооруженный лишь чемоданчиком с лекарственными приспособлениями и тростью. Тогда на его лице не было и тени улыбки или беззаботности. Разве что, в последний миг, когда острие косы пронзило грудь. Почему он тогда улыбнулся – так и останется тайной.
Ничего не изменится, если Легендарный не узнает очередную собранную душу. Совсем ничего. Луна не перестанет сиять, Земля не прекратит вращаться вокруг Солнца, а сам молодой жнец не исчезнет. Да и кому нужно такое знание?
- Точно, вспомнил! – Юный жнец улыбнулся, но не торопился назвать искомое место былой встречи. – Кажется, я видел вас в учебнике.
- Я на минуточку. – Мужчина резко присел и принялся собирать осколки разбитой чашки с пола, так быстро, как только мог. Ему следует поучиться точности движений, если он не хочет пораниться в очередной раз. Один из белых осколков вонзился в руку молодого жнеца. Верно, перчатки им еще не выдали. И так неуклюжие, а в перчатках, пусть и тонких, будут ронять еще больше вещей. Однако жнец сделал вид, что все в порядке, просто быстро вынув осколок. Вскоре порез и так затянется, к чему лишний шум?
- Не оставлять же все так. – Жнец пожал плечами и только сейчас смекнул, что кофе украсило ведь не только пол, но и его безгранично терпеливого собеседника. – Ох, ваша рубашка так же изведала этот очаровательный напиток? Я так и не успел его попробовать, а она не сможет поделиться впечатлениями. Здесь, на нулевом этаже есть прачечная, если хотите я могу сопроводить вас туда. В конце концов, в случившемся есть часть моей вины. – Он говорил это с добродушной улыбкой. Из-за чего возникало впечатление, что чашка сама прыгнула на Легендарного. Испачкала его в кофе, а после – отправилась на пол, решив покончить со своей бессмысленной жизнью.

+1

5

Жнец склонил голову на бок, наблюдая, как недавний бегун поднимается на ноги, надевая очки, как он рассматривает своего собеседника, пытаясь сообразить, кто же перед ним.
- Не могу вспомнить, где же я вас видел, - Легендарный с отстраненным любопытством наблюдал за тем, как его собеседник старательно пытается припомнить, где мог встречаться с жертвой своей неуемной торопливости. Вздохнув, мужчина еще раз оглядел свою рубашку. стряхнул с плаща несуществующую пыль. Интересно, где же он сам видел этого незадачливого новичка? Их было много. Тех, кто прошел через его руки и был подвергнут проверке, было меньше. И еще меньше было тех, кого он лично приговорил к той же участи, что была назначена ему. Не сказать бы, что жнец был рад встрече. Это не было необычным явлением. Это не было странностью. Только лишь еще один факт его рабочей деятельности. Еще одна галочка в личном деле. Нет ничего удивительного, в свою очередь, что он не помнит. Хотя и остаточных воспоминаний быть, вроде, не должно. Потому слова юноши немного насторожили и, в то же время, заинтересовали.
- И где же? - с четко отмеренной дозой интереса спросил мужчина, отвлекаясь от созерцания коричневого, ставшего уже слегка липким, пятна на своей одежде. Ответ, надо сказать, был одновременно и немного неожиданным и успокаивающим. В учебнике. Нужно будет посмотреть, что им там пишут. Он давно не заглядывал в эти пособия по обучению молодежи. В конце концов, самому ему они не были нужны уже достаточно давно. Да и что там могли написать? Общие данные о том, что он делал и как? Не более. Скорее всего, несколько имен из послужного списка и какие-нибудь глупые знаменательные цифры, ничего не означающие и приписывающие ему какую-нибудь статистику. Раньше, в юности, это бы польстило, возможно. Даже вызвало бы, может быть, это глупое чувство - гордость за свои успехи.
Тем временем, выдав свои умозаключения, его случайный знакомец принялся собирать с пола осколки чашки. Движениям не доставало лаконичности и экономности. Слишком уж торопливо он старался убрать следы недавнего столкновения.
- Не стоит стараться сделать все быстро, иначе неизбежно что-то проглядишь, - жнец чуть усмехнулся уголком губ,едва обозначив эмоцию,  и, наклонившись, подобрал осколок ручки, оказавшийся почти под ботинком собеседника, - Прачечная... - повторил Легендарный, вручая осколок жнецу, - Пожалуй, мне в любом случае придется ее посетить, - согласно кивнул он и направился в предложенном направлении, - И куда же вы столь торопливо направлялись? Не помешает ли вам поход в прачечную успеть вовремя? - голос прозвучал. даже, пожалуй, немного отстранено. Хотя ему действительно было интересно, куда можно так бежать.

+1

6

Во время беседы юный жнец изучал своего собеседника. Не только взглядом или на слух. Он прислушивался к собственным ощущениям, словно пытаясь считать незнакомца. Изучать таких же неопытных юнцов было проще простого. Они неумело демонстрировали не только свою личность, но и собственные слабые места. По ощущениям же можно было понять, чего ждать от собеседника. Как правило, интуиция не подводила. Если кто-то показался сразу неприятным или что-то в нем настораживало – то на практике подобное подтверждалось. Насчет же типа с серебряными волосами, все было сложнее. Впечатление упрямо не слаживалось, если у юного жнеца и была какая-то чуйка, то сейчас она словно уперлась в стену. Единственное, что юнец мог понять – перед ним кто-то очень сильный и старый. Почему? Все просто – облей он кофе кого-то из преподавателей – ему бы сразу устроили разнос. Кого-то более сильного, но сравнительно молодого – пришлось бы драпать или сражаться. Тот, кто действительно силен, не станет демонстрировать свое превосходство методами физического или морального прессинга. Конечно, не стоило так же исключать того, что его собеседник просто обладает достаточным жизненным багажом, чтобы не прибить неуклюжего юнца.
- Благодарю за совет. – Юный жнец улыбнулся своему собеседнику, принимая последний осколок чашки. Разбитая посуда не вызывала жалости. Чашку можно было бы назвать любимой, будь у нее хоть что-то отличающее от других. Утрата одной из множества абсолютно идентичных вещей, которую легко заменить, не вызывает чувства тоски. Видимо, такое же отношение у руководства к своим подчиненным. По крайней мере, он поступал бы так же, будь большим начальником.
-И куда же вы столь торопливо направлялись? Не помешает ли вам поход в прачечную успеть вовремя?
- Нет. – Жнец пожал плечами. – Не сказать, что я торопился, просто… бывают дни, когда до безумия хочется испытать себя, выжать из этой оболочки все что можно. Словно хочется компенсировать былую немощь. – Юноша призадумался. Они ведь раньше были людьми, что если его неуемное желание  испытать предел своих физических возможностей связан с былой жизнью? Быть может, он был калекой или даже не мог двигаться, из-за чего не имел возможности «оторваться по полной»? Хотя, быть может это лишь причуды его собственной неуемной фантазии?
Не то чтобы им сообщили радостное известие о том, что они были людьми. Такой вывод напрашивался сам собой. Не сотворили же их в пробирке, хотя может и такой вариант имел место быть. Когда юный жнец задал этот вопрос одному из лекторов, реакции было более чем достаточно. Изучать людей по учебникам и не провести никаких параллелей, это было бы глупо. Однако сам юноша не поделился этой новостью с другими жнецами. Возможно им не говорят об этом, чтобы не вызвать жалости или иных чувств мешающих работе.
- У меня к вам вопрос. – На самом деле у юного жнеца вопросов было великое множество, но засыпать ими случайного встречного (пусть и украшенного кофе) как-то не хотелось. Осколки чашки отправились в ближайшую урну.
Юноша жестом пригласил своего собеседника в лифт. Когда дверь лифта закрылась, и собственно бежать было некуда, он все же решил спросить.
– Мы, в самом деле, раньше были людьми? – Безымянный жнец пристально посмотрел на своего собеседника, пытаясь уловить хоть какие-то эмоции на его лице. Хоть что-то, что помимо стандартного ответа или неловкого молчания подтолкнет к правильному ответу.

+1

7

Жнец с легким совершенно не обратил внимания на участь, постигшую осколки кружки. Его куда больше занимало то, как внимательно этот новичок, пока еще не получивший имени, рассматривает его, будто бы пытаясь разгадать или понять.
- Компенсировать немощь? - уже более внимательно посмотрев на своего невольного спутника, Легендарный поправил очки, переводя взгляд на открывающиеся двери лифта перед ним, - Любопытное умозаключение.
Не сказать, чтобы это было такой большой тайной. Вопрос, заданный молодым жнецом не был чем-то из ряда вон выходящим. Он слышал этот вопрос не раз и ответ всегда оставался один.
- Были, - совершенно спокойно ответил Легендарный, теперь уже пристально изучая реакцию своего собеседника и ожидая последующих за этим ответом новых вопросов. В конце концов, они все приходят к таким догадкам. Он и сам в свое время пришел к такому заключению. Многие даже пытались вспомнить кем они были, - Уверен, что эту информацию от вас не утаивали ваши наставники и преподаватели, - опершись на стену лифтовой кабинки спиной сообщил Легендарный, переводя немного рассеянный взгляд на сомкнутые двери лифта. Замкнутые помещения. Иногда они вызывали у него непреодолимое желание выбраться из тесных коробушек, как можно быстрее оказаться по дальше от подобных мест. Не от страха. как это бывало у людей. Скорее чисто из-за того, что в подобных местах всегда чувствуешь себя неуютно. Хотя, само понятие уют для жнеца не было первостепенным, - Это вполне логичное предположение. В конце концов, - его самого это никогда не занимало. Да, он принял тот факт, что когда-то был человеком и что не вспомнит ничего о себе, тоже давно принял. Более того, даже не испытывал неудобств с этим и не страдал от любопытства, которое снедало многих его знакомых. Возможно, именно поэтому он стал тем, кем стал.
Лифт отсчитал нужное количество этажей и жнец, дождавшись, когда двери медленно откроются, вышел в такой же типовой светлый, стерильно чистый коридор. Здесь все одинаково. И неизменно. В этом есть какая-то своя прелесть - привычность форм и постоянство... Вот только он давно разучился обращать на это внимание.
Прачечная обнаружилась очень быстро. И, по воле случая, оказалась совершенно пуста. Жнец снял плащ, повесив его на вешалку, а за тем, неторопливо принялся расстегивать рубашку. Не так уж и часто ему доводилось посещать это место. И не так уж часто он поддерживал с кем-то беседы более трех-пяти минут. Обычно собеседникам надоедала его непрошибаемая немногословность.
- Уверен, у вас есть еще вопросы, - негромко произнес он, не оглядываясь к своему спутнику и оценивающе рассматривая уже подсохшее пятно на белой ткани. Судя по тому, что оно было немного липким, все же, кофе был с сахаром. Досадно.

+1

8

- Они не слишком желали делиться подобной информацией. – Юный жнец лишь пожал плечами. – Все что нам поведали, помимо стандартного учебного курса, лишь то, что мы теперь жнецы. О том, что мы были людьми, предпочли умолчать.
Он замолчал. Слушая, как тихо движется лифт, к своей конечной цели. Тихое постукивание механизмов невольно наталкивало на мысль, что вот-вот оборвется трос и кабина просто полетит вниз. Таково ведь быть не может. Вся техника в мире жнецов тщательно проверялась, но от небольших опасений это не спасало. В прочем, что с ними станется?
- Их можно понять. Скажи я это предположение в группе, тут же начался бы переполох. Некоторые не пожелали бы собирать души, иные предпочли бы учебе лихорадочное изучение архива с целью поиска своей былой жизни. – Жнец лишь хмыкнул. Ему не нужны были слова, чтобы выразить свое отношение к прошлому. И так было понятно, что для этого представителя расы жнецов, прошлое должно оставаться в прошлом. Кем бы он ни был, тот человек мертв. Разница между ними строго отмерена косой смерти. Невольно задумываешься о смысле жизни. Если твое былое Я канет в лету после смерти, то все одновременно теряет и приобретает новый смысл. Жить стоит ради жизни.
- Уверен, у вас есть еще вопросы.
- Несомненно. Вы довольно проницательны. – Отозвался юный жнец, без особого интереса изучая взглядом телосложение собеседника. Перед ним был явно не секретарь, не сотрудник архива… в целом – не представитель мирной профессии, о чем говорил рельеф мышц и наличие шрамов. Не слабо его жизнь помотала, если подумать. Интересно, в скольких сражениях он побывал? Сколько судеб видел?
- Скажите, вы - ликвидатор? – Задумчиво спросил юнец, пытаясь предположить, откуда же взялись шрамы на теле его собеседника. Это явно были не последствия неосторожного или небрежного бритья.
- Просто, похожи. – Жнец отвел взгляд от своего собеседника, позволяя ему заняться своими делами. Вернее – стиркой одежды. Интересно получится ли у незнакомца вывести треклятое липкое пятно? Наверное, если так уж хочется побегать по коридорам, стоит пить кофе без сахара. Его проще отстирать.
- После оглашения первичных результатов, общий поток несколько разделился. Кто-то смотрит на будущих ликвидаторов с завистью. Кто-то со страхом. – Юноша подошел к своему собеседнику и протяну ему бутылочку отбеливателя. – Не забудьте об этой вещице. Иначе на рубашке все равно останется мерзкое желтое пятно.
Не часто выдается возможность задать все интересующие вопросы. Учителя обычно слишком загружены, сверстники ничего не знают, а малознакомых жнецов донимать не станешь. Незнакомец же сам виноват, никто не заставлял его говорить о вероятных вопросах.
- Мне вот что интересно, у вас есть коса смерти? Могу ли я ее увидеть? Нам еще даже учебные не выдали. – Он тихонько вздохнул, неужели они выглядят настолько безнадежными, что им даже оружие в руки давать не решаются? Поговаривали, что учебную косу они смогут получить вместе с именем. Поскорее бы.

+1

9

Что ж, в этом есть определенная резонность. Хотя сам жнец не видел проблемы в том, чтобы молодежь знала о своем происхождении. Однако, эти свои мысли он предпочел оставить при себе.
- Доступ в архив еще нужно заработать, - меланхолично отозвался Легендарный.
- К тому же, тех, кто обладает подобной слабостью к самокопанию вряд ли сделали бы жнецами. Надо сказать, что вы еще, конечно, не прошли отбор и не сдали экзамены, но, тем не менее, то, что каждый из вас здесь - уже большая ответственность, - отметил мужчина, оборачиваясь к собеседнику, который, как выяснилось, успел разглядеть еще отнюдь не похожие на случайные царапины шрамы.
- Скажите, вы - ликвидатор? - вопрос выглядел вполне резонно. Вряд ли у рядового диспетчера могут быть такие "украшения". Да и другие сотрудники не очень то ими щеголяют. Отчасти, наверное, его можно было бы причислить и к отделу зачистки. Вот только это не было бы правдой.  Проследив взглядом белесую полосу на своем плече, он качнул головой.
- Нет, но отчасти я близок к их работе... Если вас интересует, да, мне приходилось не только собирать души, - незачем говорить о том, что знают все. Позже, наверное, этому юному дарованию, умеющему задавать правильные вопросы, основываясь на увиденном, расскажут те слухи, что ходят о нем. О том, что ни один ученик Легендарного не пережил встречи со своим учителем.
Взяв протянутый ему бутылек, жнец усмехнулся и кивнул вместо благодарности. Отбеливатель. Не так уж часто приходится отстирывать подобные пятна, потому он даже с некоторой долей любопытства пробежался взглядом по инструкции, слушая рассуждения на тему того, своей схожести с чистильщиками. Вздохнув, жнец аккуратно залил рубашку водой и отбеливателем, на некоторое время оставив так. Не факт, что отбеливатель спасет от кофе с сахаром. Но отчего не попытаться?
- После оглашения первичных результатов, общий поток несколько разделился. Кто-то смотрит на будущих ликвидаторов с завистью. Кто-то со страхом, - теперь понятно, откуда такие вопросы. Видно, эта тема здорово интересует молодежь. Ликвидаторы и вечно окружающие их мрачные слухи. Довольно предсказуемо. Жнец пожал плечами.
- Не без оснований. Часть обязанностей Ликвидаторов заключается в том, чтобы отслеживать не только демонов, но и своих же бывших собратьев, нарушивших правила Департамента. Их работой не стоит восхищаться. Довольно неприглядный труд и далеко не так высоко оцениваемый, как многие думают, - пожалуй, это было самое длинное предложение, которое он произнес за день, глядя на так и сыплющего вопросами юношу. Что ж... Пожалуй, в этом он напоминал его самого. Поначалу у него так же было множество вопросов. Вот только разбираться приходилось в основном самому, - И к какой же группе относитесь вы? Смотрите со страхом, или намереваетесь стать одним из них? - поинтересовался мужчина, склоняя голову на бок и заправляя выбившуюся прядь волос за ухо. не было даже мысли о том, что этот жнец перед ним завидует чистильщикам. Судя по всему, ему, скорее, просто любопытно.
- Коса - это не то, что можно просто получить, без подтверждения готовности ею обладать, - сколько раз он говорил эти слова, уже и сам бы не  посчитал. Возможно еще и придется повторить юному поколению на том самом открытом уроке, который от него вытребовало руководство, - У каждого жнеца она своя. Скажем так, коса отражает индивидуальность владельца... - жнец задумчиво посмотрел на свои руки. Насколько же это правда? Жнец сделал несколько шагов назад, чтобы получить больше пространства, а за тем, без особых усилий призвал оружие, давно ставшее уже продолжением руки. Сталь, как и всегда, приятно холодила ладони. Единственный спутник жнеца, который всегда рядом и которым стоит дорожить. Все остальное не в счет. Это он понял достаточно быстро. Медленно сделав взмах в сторону, жнец перевел взгляд на юношу. Хочет посмотреть? Что ж... от этого вряд ли будет какой-то вред, несмотря на то, что этой же косой, вполне возможно, его и собрали. Вряд ли он что-то вспомнит.
- Подержать не дам, - предупредил мужчина, слегка улыбнувшись. Интересно будет посмотреть, какой инструмент выберет себе его собеседник, когда придет время.

+1

10

- Интересно. - Немного задумчиво произнес юный жнец, внимательно слушая своего собеседника. Значит, даже диспетчерам порой приходится не сладко. По крайней мере такой вывод напрашивался исключительно из слов седовласого. Юноше всегда казалось, что если диспетчерам приходится сражаться с монстрами - значит ликвидаторы плохо выполняют свою работу. Реальность же вполне может оказаться более жестокой и не столь зажатой в рамки. Привычное представление и книжные знания в большинстве случаев могут не работать, а значит нужно искать того, на чьем опыте можно учиться.
Слова собеседника о ликвидаторах не слишком то отвернули юнца от этой профессии. Не каждому поручат такую роботу, хотя она действительно казалась адской. Почему-то, пока еще безымянному жнецу, подобное занятие казалось более интересным нежели сбор душ. Ему не хотелось видеть чужие судьбы, но не из-за того что это тяжело или вызывало жалость. Нет. Чужие душевные терзания вызывали лишь нотку раздражения. Самостоятельно усложняют собственную жизнь, а после страдают и жалуются как же им плохо живется. Пускай перед ним были лишь книжные примеры, но списаны они были с реальных людей. Как бы жила Анжелина выйди она замуж за друга детства, а не за толстосума? Возможно осталась бы вдовой помучившись с мужем-пьяницей а быть может была бы счастлива. Во всяком случае ее ждала бы иная судьба, нежели жестокое насилие каждую ночь не только со стороны мужа. Как бы жил Уильям, не уедь он из отчего дома в пылу ссоры с родителями? Наверное выращивал бы репу, женился бы на очаровательной Дороти. Нет же, юнец закончил жизнь в подворотне. Все это походило на игру, в которой они больше не будут принимать участие. Слишком много вариантов развития событий, слишком много ходов которые кажутся очевидными лишь за гранью жизни и смерти. Юного жнеца не привлекало бездумное собирательство, он желал действий. Хотел испытать свое тело и разум, находя для этого все новые и новые испытания.
- И к какой же группе относитесь вы? Смотрите со страхом, или намереваетесь стать одним из них?
- Ни к первой, ни ко второй. - Абсолютно спокойно ответил молодой жнец. - Меня определили в группу ликвидаторов. - Он сказал это все таким же спокойным тоном, без гордости или хвастовства. Ему не нужны были ни поздравления, ни просто добрые слова. Он знал чего хочет, остальное было не столь важно.
- Я бы сказал, пока меня устраивает все, что я узнал о ликвидаторах. В этой профессии меня привлекает не престиж или зарплата. Скорее возможность испытать самого себя и... защитить других. - Последнее юный жнец произнес тише, словно такое признание было для него не самым легким. - Хотя я мог быть и медиком, набрал достаточно баллов в обеих профессиях. И все же,  я предпочту роль воина. Как бы тяжело это ни было.
По крайней мере, юный жнец считал, что ликвидаторы воины, а не просто убийцы. Возможно он прав, а возможно - ошибается. Стоит ли говорить, что по личным качествам он набрал высший бал в категории "Ликвидатор", при том, что в физической силе он несколько уступал иным жнецам.
Тем временем, разговор зашел за самую личную, если не сказать "интимную" часть любого жнеца - косу смерти.
- У каждого жнеца она своя. Скажем так, коса отражает индивидуальность владельца...
Увидев оружие собеседника, юноша застыл восторженно глядя на оружие. Коса так коса. Это не ничтожный серп и не "тыкалка" именуемая ножницами. Если и желать оружие, то только такое. Оригинальное, грозное, внушающее страх. Теперь, когда перед ним предстал жнец почти во всей своей красе, сомнений не осталось - его собеседник действительно крайне необычная личность. Пожалуй, он и вправду очень силен. Все же, даже не смотря на легкую наготу, жнец выглядел по истине внушительно.
- Какой... прекрасный инструмент. - Тихо произнес юный жнец, подойдя ближе. Он осторожно коснулся холодной стали. - Такой твердый и прочный.
От восторга, юноша даже забыл слово "коса". Оружие действительно произвело на него невероятное впечатление. Хотелось бы ему обладать подобным, но еще слишком молод. Более того - не жнец является дополнением косы, а коса дополняет жнеца. Подобную "игрушку" кому попало не дадут.
Юноша улыбнулся. - Простите, я немного увлекся. - Виновато произнес он, убирая руку от косы смерти. Не стоит забывать, что у "инструмента" есть хозяин, которому не слишком по душе, когда кто-то распускает руки.

+1

11

Значит, будущий ликвидатор...  Жнец слегка удивленно склонил голову на бок, изучающе рассматривая собеседника. Лаймово-зеленые глаза всматривались, цепко выискивая признаки, по которым можно было бы определить склонности к тем или иным качествам. Что ж... Ликвидатором может, честно говоря, почти любой... Вот только не выглядит этот юноша перед ним вполне подходящим.
- Испытать себя... Что ж, этого будет сколько угодно, - с ироничной усмешкой сообщил жнец, качнув лезвием косы из стороны в сторону. Надо сказать, что последующая реакция на его верную спутницу, прошедшую с Легендарным и огонь и воду и, в некотором роде, подобие ада, откровенно ошеломила.
Наверное так выглядят дети, когда впервые видят яркую, красивую игрушку... Молодой жнец смотрел на косу с восторгом, какого Легендарный не видел давно. Искренний, неподдельный, вперемешку с восхищением. Он даже не стал отодвигать оружие дальше, позволив коснуться холодного металла и тихо фыркнул, качая головой. По идее, косу стараются не давать в чужие руки. Даже трогать не позволяют, ревностно блюдут неприкосновенность.
- Какой... прекрасный инструмент, - пожалуй, примерно так люди признаются в своих чувствах. Во всяком случае, выглядят они при этом примерно так же. Жнец хмыкнул, но не проронил ни слова, ожидая продолжения фразы. Ведь явно же это не все?
- Такой твердый и прочный, - сочетание слов и выражения лица молодого дарования свело на нет всю серьезность момента... Легендарный несколько мгновений смотрел на него не мигая и борясь с подступающим непривычным приступом эмоций. Мужчина опустил косу, провел рукой по лицу, прикрывая рот и, стараясь выглядеть спокойным, смотрел на своего собеседника, пока не понял, что сдерживаться бесполезно. Слишком искреннее благоговение перед "инструментом, твердым и прочным" написано крупными буквами на лице у незадачливого собеседника. В сущности, это самый странный комплимент косе, который он когда либо слышал.
Мужчина сначала тихо фыркнул, а за тем, ссутулившись и уткнувшись в ладонь лицом, засмеялся. Надо сказать, смех его мало кто слышал. Легендарный не часто проявлял эмоции. И вот сейчас, стоя в прачечной, мрачный и всегда немногословный жнец просто хохотал во весь голос, сотрясаясь от смеха и едва ли не рыдая. Не то чтобы его смех можно было назвать приятным. Во всяком случае, несколько необычным. Правда, кончился приступ хохота почти так же быстро, как и начался.
- Безусловно, твердый... - все еще подрагивающим голосом сообщил жнец, - Тверже не бывает... Коса Смерти способна разрезать все что угодно... Кроме, разве что, другой Косы. Но это не проверенный факт на данный момент. Никто всерьез не пытался разрезать чужое оружие, - отзывая косу выдохнул жнец и покачал головой. Что ж, однако, молодое поколение еще может его чем-то удивить. Похвальный и весьма приятный факт.

+1

12

Поведение юного жнеца было вполне понятным. За свою короткую жизнь он ни разу не видел так близко настоящую косу смерти. Вернее видел, но только в виде садового инвентаря. Разве можно назвать оружием ножницы, секаторы или мотыги? Хотя жнец с топором или лопатой выглядит устрашающе, да и коса в любом случае остается косой, какой бы облик не обрела. Но жнецы, как и люди, в первую очередь обращают внимание на внешний вид.
Эта коса действительно походила на произведение искусства. Тонкая и искусная работа. По всей видимости, создавал ее настоящий мастер. Она не шла ни в какое сравнение с типичными, словно поставленными на поток, инструментами. Очевидно, что принадлежит она явно не рядовому жнецу. Интересно, кто же он?
Реакция собеседника сначала несколько удивила безымянного. Лишь спустя несколько мгновений до него дошло, что его слова могли быть поняты немного иначе. Юноша немного смущенно убрал руку от оружия.
- Кажется, не часто вам доводилось слышать подобное с восторгом. – Жнец улыбнулся, но предпочел немного сгладить сальную шуточку. Не каждому придется по душе такое подтрунивание. – По крайней мере, я услышал ваш смех. Мне уже стало казаться, что я разговариваю с мраморной статуей.
Безымянный, общайся он со сверстником, может даже показал бы язык. Однако в присутствии старшего по званию, все же стоит немного сдерживать себя. В прочем, учитывая, что юноша уже видел жнеца без рубашки и трогал его косу смерти – они уже достаточно хорошо знакомы. Или щупанье косы смерти – еще не повод для знакомства?
- К слову, как я могу к вам обращаться? – Спросил безымянный, совладав с легким смущением . – Хотя у меня самого, пока еще нет имени, что делает знакомство немного проблематичным.
Жнец прикоснулся рукой к нашивке с номером. Невольно закрадывалось ощущение, что ему подобные – никто. Просто мусор, который если выбросить, никто и не заметит. Без имени, без косы смерти, не имеющие полного представления о своей работе. Словно они все не имеют даже места в этом мире. Казалось бы – есть жнец, и нет жнеца. Если кто-то подобный умрет – от него останется лишь порядковый номер, который в результате будет присвоен кому-то еще.
- Надеюсь, я еще не надоел вам. – Юноша улыбнулся. Он вел себя, с совершенно незнакомым жнецом, вполне свободно. Не становился по стойке «смирно» с каменным лицом, не зажимался как испуганный воробей, не пресмыкался лишь бы выслужиться перед старшим, при этом, не забывая о вежливости.
Мне просто интересно, что происходит с жнецами после смерти? В конце концов, мы не вечны. - Вероятно, молодое поколение уже просветили в плане того, что жизнь жнеца можно легко оборвать при помощи косы смерти. – С людьми все понятно. Ад, Рай, Чистилище или же становление жнецом.
Безымянный задумался, не то чтобы он боялся смерти, любопытно было узнать, что же происходит с самими жнецами. С теми, кто самостоятельно собирает и судит чужие души. Исчезают ли они или же имеют возможность обрести покой среди райских облаков?  Быть может их, и вовсе отправляют вновь на землю, дабы они могли переродиться. Переродиться и прожить еще одну человеческую жизнь. В прочем, юнца не пугала смерть, его пугала перспектива потерять себя.
- Скажите, а вам доводилось лично судить души? – Да-да, возраст «почемучки» у юного жнеца еще не прошел. Получив возможность безнаказанно спрашивать, он был готов засыпать своего собеседника вопросами, лишь бы узнать все, что, так или иначе, было ему интересно.
А еще… наверное пора было бы вспомнить о рубашке. Разумеется, отбеливатель не превратит ее в труху за столь короткий промежуток времени, но мало ли.

+1

13

Жнец хмыкнул, чуть прищурившись в ответ на комментарий юного новичка.
- Не реже, чем вам приходилось задавать подобный вопрос, - с иронией ответил он, качая головой. Статуя... Он часто слышал сравнение, скорее, с покойником, чем с каменным изваянием. В этом есть доля правды. Мало что способно было вызвать в нем эмоциональный порыв. Жнец всегда был сосредоточен, собран, погружен в свои собственные мысли. Хотя, раньше, когда он был еще молод, никто не мог бы и предположить, что он так кардинально изменится, практически перестав даже улыбаться. Что послужило причиной изменений догадаться не так уж трудно. Первый убитый им ученик вместе с собой забрал почти все остатки эмоций. Это было чем-то вроде перелома в его характере. И с тех пор случаи, когда Легендарный улыбался или смеялся можно было пересчитать по пальцам двух рук.
- Статуи не разговаривают, - спокойно произнес жнец, успокаиваясь и задумчиво склоняя голову на бок. Пожалуй, до сегодняшнего дня он практически не думал о том, как выглядит со стороны. А оказывается, что не очень живым. Что ж, возможно, это к лучшему. Он ведь не стремится к тому, чтобы завести близкие знакомства и привлекать к себе много внимания. Его цели совсем в ином.
К слову, как я могу к вам обращаться? - тем временем поинтересовался его собеседник.
О, и что на такие вопросы отвечать? - с легкой растерянностью подумал жнец, задумчиво потирая подбородок. В таких случаях называют имя. Но Он не пользуется именем. Имена - это глупости, которые не очень то и нужны после того, как ты умер. Номера - еще большая глупость, так как их присваивают каждому,  кто попал в Департамент. Прозвище "Легендарный" так же не вызывает у него самого ассоциаций с его личностью.
- Мне без разницы как, - пожал плечами мужчина, махнув рукой и демонстрируя совершенно наплевательское отношение к такому понятию, как "имя". Имя не делает личность. Личность делает имя. Впрочем, в его личном деле, определенно есть какое-то имя. Но он его так и не принял.
Юноша перед ним, в некотором роде, и впрямь казался его отражением в некотором роде. Не преклонялся, но и не был слишком уж навязчив. Это было приемлемо. И вполне комфортно вести беседу с таким компаньоном. Надоесть подобное не очень-то и может.
- Надеюсь, я еще не надоел вам. Мне просто интересно, что происходит с жнецами после смерти? В конце концов, мы не вечны. - о да... замечательный вопрос. Губы сами по себе растянулись в немного горькой усмешке.
- Нет, не надоел, - коротко ответил Легендарный, поворачиваясь к тазу, в котором отмокала его несчастная рубашка. Что ж, пятно должно было немного сойти и можно было бы уже заложить ее в машину, - После смерти наши души так же подлежат суду. И уже после него отправляются в соответствующее место, - негромко ответил он, ополаскивая белую ткань и пожимая плечами, - Мне не приходилось сталкиваться с такими вещами, как суд души жнеца, который просто выполнял свою работу и... по какой-либо причине умер, - пояснил Легендарный, скосив взгляд на юношу. Судя по количеству вопросов, он долго копил их в себе. Интересно, им хоть кто-то что-то рассказывает? Похоже, что нет.
- Скажите, а вам доводилось лично судить души? - и вновь в вопросе неподдельное любопытство. Очаровательная непосредственность юности. Кажется, он почти забыл с каким интересом задавал подобные вопросы старшим.
- Да. Доводилось. И крайне мало из тех, кого я судил, отправились в Рай... Но и в ад попадают далеко не все, - задумчиво сообщил жнец, запуская стиральную машину и постукивая по ее крышке длинными пальцами. Хотя, судя по вопросам, складывается впечатление, что статью о нем в учебнике юноша не читал. Потому что каждый третий обычно спрашивал: "Правда, что вы судили душу Робина Гуда?" - право выносить приговор дается тем жнецам, которых уже не отнесешь до конца к диспетчерам, но и не причислишь к другим отделам департамента, - задумчиво протянул Легендарный, чуть усмехаясь, - Впрочем, об этом вам еще должны будут рассказать на лекциях. - поправив очки сообщил он и посмотрел юноше в глаза. Да, если он будет упорно заниматься, из него будет толк. Он сумеет стать хорошим ликвидатором... Вот только стоит ли этому радоваться? Обычно они первыми складывают головы.

+1

14

- А вы не лыком шиты. – Юноша улыбнулся. – Но я, пожалуй, не стану продолжать тему сальными шуточками. – В запасе у безымянного жнеца было множество колких ответов, но стоит ли так разговаривать с тем, кто старше тебя? В конце концов, это не друг с которым можно пошутить и посмеяться, а жнец, который старше не только по возрасту, но и по званию.
- Мне без разницы как.
- Звучит так, словно у вас тоже нет имени. – Жнец призадумался. – Я бы мог называть вас Лапушка, но, кажется, это будет слишком. – Безымянный улыбнулся. Все же натура такая, не может удержаться, чтобы не сказать что-то колкое. Ох и не повезет же ему, если не научится говорить правильно. В прочем, он мог прятать что-то за маской весельчака.
- На самом деле, я понятия не имею, как к вам обращаться. Да и у меня самого есть лишь порядковый номер. А давать вам имя, слишком большая честь, для сопляка вроде меня. – Юноша пожал плечами. Видимо придется пользоваться стандартными, обезличенными обращениями вроде: вы, простите, подскажите. Без применения каких-либо наименований. Не дорос он еще, чтобы старшим жнецам клички придумывать. Нет, он то придумает, но его собеседник никогда об этом не узнает.
- После смерти наши души так же подлежат суду. И уже после него отправляются в соответствующее место. Мне не приходилось сталкиваться с такими вещами, как суд души жнеца, который просто выполнял свою работу и... по какой-либо причине умер.
Безымянный внимательно слушал каждое слово своего собеседника. Сейчас у него была возможность узнать гораздо больше, чем во время лекций. Интересно, почему им об этом ничего толком не рассказывают? Лишь вдалбливают в голову одну простую истину: выполняйте приказы руководства беспрекословно. Словно они заводные болванчики  – поверни ключ, и они будут действовать. Бездумно. Машинально. Иного от них и не требуется.
- Вот оно что. Значит, мы либо обретем покой, либо будем обречены на адские муки. Звучит так, словно жнецами становятся те, кто был на перепутье. И Рая не достоин, но и Ада не заслужил. Или же, есть какие-то иные критерии? – О да, чем больше он узнавал, тем больше было вопросов. Если из молодого жнеца не выбьют всю индивидуальность, то он наверняка сможет многого добиться. К сожалению, зачастую, травинку, которая вырастает выше остальных – просто срезают. Ему могут помочь продвинуться или уничтожить. Все зависит от того, кто возьмет юного жнеца под свое крыло.
- Право выносить приговор дается тем жнецам, которых уже не отнесешь до конца к диспетчерам, но и не причислишь к другим отделам департамента. Впрочем, об этом вам еще должны будут рассказать на лекциях.
- Следовательно, вы относитесь к особой категории? – Безымянный наклонил голову на бок. Вот же повезло ему столкнуться не с обычным лоботрясом, отсиживающим рабочие часы, а с кем-то действительно интересным.
- Наверное, это немного нахально с моей стороны, но могу ли я учиться у вас? – На полном серьезе спросил юный жнец, пристально глядя на своего собеседника. Наивно просить о подобном первого встречного. Тем более, что никто не возьмет себе ученика, о котором почти ничего не известно. Слишком большая ответственность.
Покусился ли юнец на вероятное могущество собеседника или же ему просто было интересно общаться – сложный вопрос. Сейчас перед Легендарным стояла самая настоящая раскрытая книга, которая жадно впитывала любые знания, но это не было слепым следованием, юнец анализировал все, что ему удалось узнать, и делал собственные выводы. Если ему хватит силы и ума, то он проживет достаточно долго. Дольше обычных жнецов. Ведь послушные овечки сами себя не спасут. Все на что их хватит – слепо следовать приказам, даже не задумываясь о том, что приказ можно выполнить с минимальными потерями и не жертвуя собой.
- Хотя бы позвольте учиться на вашем опыте. – Юный жнец виновато улыбнулся.

+1

15

- Есть, - несколько безучастно отозвался Легендарный, - Но я им не пользуюсь. Имена - лишь лишние звуки, которые не отображают ничего, в сущности, как и номера, - он пожал плечами, снова позволяя себе намек на улыбку, несколько снисходительную, - Лапушка? Нет, определенно не так... Впрочем, мне действительно все равно, - жнец вздохнул. Имена - это всего лишь лишние усложнения, -Называться прозвищем, которое мне дали я и вовсе считаю несколько... странным, - вряд ли кому-то захочется постоянно называть его Легендарным. Да и глупее ничего не выдумать, - Сойдет обыкновенное безличное "сэр", или "мистер", - усмехнулся Легендарный, задумчиво постучал по таймеру стиральной машины, прикидывая, сколько еще времени ему придется ждать, пока та закончит стирку его верхней части гардероба, пострадавшей от кофе.
Даже удивительно, как внимательно его слушал этот юнец... Как еще его назвать? В конце концов, он лишь недавно стал жнецом. И, по сути своей, не помнит почти ничего, кроме тех основ, которые остаются. Помнит, как говорить, дышать и прочие элементарные вещи...
- Это не совсем так, - усмехнулся жнец, пристально глядя ему в глаза, - Для того, чтобы стать жнецом нужно быть особым человеком... Таким, что всегда ходит со смертью за плечом, как говорят люди, либо же быть смертельно больным и при всем при этом обладать нужными качествами личности... Чему вас только учат ваши наставники? - мужчина покачал головой, тряхнув длинными серебристыми волосами, собранными в хвост, и отвернулся. Если он все правильно помнил, то у каждого юного дарования должен быть куратор, под чьим руководством он будет сдавать практическую часть экзамена в будущем... Что ж, если этому, пока еще лишь пронумерованному, жнецу повезет, он сможет достичь больших высот. Главное лишь прилагать должное количество усилий и выполнять свою работу не просто "хорошо", а "выше ожидаемого"...
- Следовательно, вы относитесь к особой категории? - вопрос заставил улыбнуться.
- Я не отношусь ни к одному отделу... В некотором роде, работаю сам на себя, только лишь сдаю отчеты. При необходимости устраняю проблемы, если того требует ситуация, - сообщил жнец, отвечая на вопрос. Формально, Легендарный жнец относился к департаменту... Но ни к какому конкретному отделу его не приписывали. Иногда он участвовал в обучении, что случалось все реже и сводилось лишь к паре открытых уроков, либо же работал в качестве вольного диспетчера. Еще реже случалось так, что он выполнял работу ликвидатора. И вот это он действительно не любил. Не только от того, что это было хлопотно... Скорее уж от того, что слишком часто дело не ограничивалось всего лишь дракой. Приносить и сдавать чужое оружие, так как его владелец уже не сможет его коснуться - вот что в этой ситуации более всего было неприятным.
- Наверное, это немного нахально с моей стороны, но могу ли я учиться у вас? - вопрос прозвучал довольно неожиданно. Легендарный на несколько мгновений замер, даже не шевелясь и не мигая глядя в глаза новичку. Нахально? Нет, не нахально. Вот только он уже давно для себя решил все. Каким бы многообещающим не был юноша, ответ был бы тем же.
- Нет, - пожалуй, это прозвучало холодно и резко, но вполне однозначно, - Я не беру учеников, - Легендарный отвернулся как раз вовремя, чтобы открыть крышку затихшей стиральной машины и вынуть из нее белую рубашку. К легкой его досаде, пятно, пусть и едва заметно, виднелось на белой ткани.
- Хотя бы позвольте учиться на вашем опыте, - прозвучало за спиной виноватое.
Толковый мальчишка. Очень толковый, - он разглядел это еще тогда. Теперь-то он точно вспомнил. Действительно, собрал его сам, действительно, сам же и судил его душу. И еще тогда заинтересовался. Встреть он его лет сто пятьдесят назад, может быть и согласился бы еще. Но не теперь. С другой стороны, можно дать ему шанс. Если ему всего-то нужно получить немного чужого опыта - это не так уж сложно. Никто ведь не обязывает брать за него ответственность. Только лишь ответить на пару вопросов, или что-то еще. Он не будет обязан опекать его. Да и в Департаменте он бывает гораздо реже, чем другие, чтобы заниматься полноценной учебой кого бы то ни было.
- Я не буду учить, но не запрещаю учиться, - наконец ответил Легендарный, хмурясь и встряхивая немного влажную рубашку и одеваясь. В конце концов такие элементарные проблемы, как простуда в мокрой одежде, ему не грозят. Как может заболеть тот, кто и без того мертв?

+1

16

- Чему вас только учат ваши наставники?
- Как подчиняться приказам. Общим нормам и правилам. Ни слова о том, что нас ждет за неподчинение. Все лекции выстраиваются так, чтобы вбить в наши головы, что непокорных жнецов просто не бывает. Все мы, выполняем свою роль без лишних вопросов, как винтики в часовом механизме. – Произнес жнец с ноткой грусти в голосе. Ему не хотелось быть винтиком в огромной машине. Не хотелось потерять индивидуальность и стать просто исполнительным болванчиком. Многих ждет именно такая судьба.
- Я не отношусь ни к одному отделу... В некотором роде, работаю сам на себя, только лишь сдаю отчеты. При необходимости устраняю проблемы, если того требует ситуация.
- Должно быть, интересная у вас работа. – Задумчиво произнес юный жнец, пытаясь представить, каково это быть вольным жнецом. Зависеть только от себя. Не ощущать себя чертовым винтиком. В прочем, до такого положения еще нужно дослужиться, а значит, его собеседник прошел действительно через многое. Вероятно, шрамы, которые юнец имеет возможность увидеть – лишь малая часть отметин, которые когда-либо украшали тело собеседника.
- Я не беру учеников.
Как жаль.
Вслух юный жнец, понятное дело, не стал как-то выражать разочарование или негодование. В конце концов, кто он такой, чтобы его вот так легко брались учить? У него нет ни имени, ни косы смерти. Считай он пустое место. Так что, юнец никоим образом не обиделся на своего собеседника. Да, отказ был неприятным, но справедливым.
- Я не буду учить, но не запрещаю учиться.
- Хорошо, благодарю вас. – Юноша улыбнулся. Разумеется, сложно запретить кому-то учиться. Не станет же жнец насильно закрывать молодняку глаза и уши, лишь бы не заполучили и крупицы информации. Не так ли?
- Ох, мне пора. – Безымянный взглянул на часы. – Был рад поговорить с вами и спасибо за урок.
Юный жнец поспешил прочь, даже не дав Легендарному возмутиться, что их общение вовсе не было уроком.

***
Сколько прошло времени с того самого дня, как они впервые встретились? Как очаровательное, липкое пятно, с ароматом кофе, украсило белоснежную рубашку? Кто знает. Когда ты бессмертен, время летит слишком быстро. Юный жнец успел стать старше и набраться немного опыта. Более того, он даже получил имя. Артмаэль Фаррелл. Достаточно благозвучное наименование. Это вам не Фидель Вууд и не Сесил Спаклер. Звучит как имя какого-то аристократа или известного деятеля, а не юнца с глубинки. Даже немного необычно, как ему досталась такая прелесть? Если учесть, что Артмаэль это не распространенное имя. В конце концов, те, кто называют молодняк, особой фантазией не отличаются.
Еще стоит так же упомянуть то, что теперь юный жнец имел право носить тренировочную косу смерти и официально учился на ликвидатора. Правда всего лишь на первом курсе, но время обучения пролетит незаметно. Остается лишь наслаждаться спокойными размеренными деньками и создать множество чудесных воспоминаний. Ах да, еще главное не умереть во время своего же экзамена.
Кто знает, что привело Легендарного в именно этот тренировочный зал. Желание размяться, любопытство или интуиция. В любом случае, ему на встречу вышел высокий, темноволосый жнец, обладающий несколько грубыми чертами лица. Он был облачен во все черное, даже рубашка, которая должна быть белой, таковой не была. Этого жнеца знали все. Но предпочитали не называть по имени, так как за ним закрепилась дурная слава. Зато особой популярностью пользовалось прозвище Деймос, в честь древнегреческого бога ужаса. Такое прозвище, просто так не дают. Сложно представить, что происходит с теми, кого он считает своими врагами.
Легендарный ликвидатор, сделал вид, что не заметил Легендарного жнеца. Просто пошел дальше по своим делам, как всегда окутанный ароматом крови. В этот раз, это был не запах убитого демона, скорее ощущалось что-то присущее только жнецам.
В тренировочном зале, Легендарного ждала вполне жуткая картина. Юный жнец, с которым они не столь давно познакомились, стоял, упершись рукой в стену и пытаясь достать из своей спины клинок. Тонкие пальцы скользили по окровавленному лезвию, что затрудняло возможность вытащить оружие. Более того, жнец мог и вовсе отрезать себе пару пальцев, если сделает что-то не так. До рукояти, он достать никак не мог, слишком далеко она была. Оставалось лишь хвататься за лезвие.
Признаться, вид у Артмаэля был плачевный. Все его тело было в порезах, что было видно сквозь изрезанную форму. Кажется, имелось несколько и более существенных ран. Сам юный жнец, кажется уже еле стоял на ногах.
Тренировочный зал, местами был украшен кровью, ясное дело чьей, и отметинами оставленными холодным оружием. Так же здесь имелось несколько раскуроченных манекенов, один из которых выглядел немного нестандартно – человек в полный рост, на котором были отмечены главные критические точки, но не краской. Отметины оставило оружие. Разумеется, сам манекен так же был несколько почеркан, но основная масса ударов приходилась именно в смертельные точки.
Глядя на такую картину, можно было сделать вывод, что юного Артмаэля обучают куда более жесткими методами, нежели его сверстников. Видимо кто-то еще решил, что из этого жнеца выйдет толк. Если он переживет эти тренировки.
- Кх… - Жнец тяжело вздохнул, после очередной попытки достать клинок. Лезвие то удалось сдвинуть на несколько миллиметров, но пройдет достаточно времени, прежде чем Артмаэль сможет полностью вытащить оружие из себя.

+1

17

Времени с разговора в прачечной прошло много. И одновременно с этим - ничтожно мало. Легендарный был занят. Он практически выбросил из головы этот разговор. В конце концов, ему некогда забивать мысли еще и этим...
В тренировочный зал его привело просто желание размяться. В конце концов, это помогает собраться с мыслями и держать себя в форме, сохраняя остроту реакции, сноровку в обращении с оружием. К тому же, самосовершенствования никто не отменял. Наверное, потому он едва лишь скользнул безучастным взглядом, ровно таким же, как и всегда, по ликвидатору, покидавшему тренировочный зал. Сказать, что между ними не очень сложились отношения - ничего не сказать. Это скорее напоминало вооруженный нейтралитет. В любой момент подобное могло перерасти  во что-то более открытого и уже далеко не нейтрального характера. Легендарный не одобрял его методов работы. И не поддерживал его взглядов, придерживаясь своих собственных суждений. Жнецы не удостоили друг друга даже кивком головы, но запах крови, витавший вокруг ликвидатора плотно забил ноздри, осел где-то в глубине, въелся, заставляя поморщиться, входя в просторную тренировочную залу.
Однако, потренироваться, как видно, было не судьба. Все было пропитано запахом свежей крови, густым, будоражащим кровь и заставляющим напряженно поджать губы. Оценивающе глянув на то, как уже знакомый ему молодой жнец пытается не то отрезать себе пальцы. не то вытащить из спины клинок, Легендарный качнул головой, медленно снимая перчатки и молча, почти бесшумно подошел к стоящему посреди зала юному недоразумению. Стоило бы задуматься о том, как именно он получил подобное украшение в спине, но сначала стоило бы не дать ему лишиться конечностей.
- Кажется, ты понимаешь теперь, что чувствуют бабочки, приколотые булавой в коллекции. Убери руки, - произнес Легендарный, останавливаясь за его спиной, - Правило номер один : если ты не можешь помочь себе самостоятельно - обратись к медику, но не пытайся отрезать себе пальцы, - вместо приветствия произнес Легендарный, а за тем, взявшись за рукоять меча, - В схватке с превосходящим по силе противником полагайся на скорость, не открывай спину,  старайся сохранить целостность своих конечностей... Изучай, жди момента и только после этого наноси удар, - попутно осматривая внушающие серьезные опасения ранения юноши сообщил Легендарный, вытягивая лезвие и совершенно спокойно бросил клинок на пол. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто так украсил кроваво-алым пол и стажера. Довольно странно, что юнец захотел учиться у него. И еще страннее, что он захотел взять себе ученика. Что ж, осуждать чужие методы обучения он не будет. Только лишь можно покачать головой и подтолкнуть в сторону выхода, на всякий случай страхуя, чтобы не рухнул на пол. Кровопотеря и боль даже для жнеца могут быть ощутимой проблемой. К тому же для еще не прошедшего экзамен. О, он все же следил за его успехами. И пока они не разочаровывали. Не то, чтобы он был заботлив или его как-то особо трогало такое, с одной стороны странное зрелище. Мужчина просто не хотел видеть, как у него на глазах молодой жнец бестолково сам себя калечит. Если бы он вытаскивал лезвие сам,  вряд ли справился бы нормально, повредил бы мышцы и мог получить временную дисфункцию конечности. В этом случае следующий такой поединок мог окончиться весьма плачевно. Нет, определенно, ему необходима первая помощь.
- Сам идти можешь? - вопрос лишь в том, дойдет ли до медицинского кабинета.

+1

18

Больно. После подобных тренировок болело все. Даже то, что казалось бы, болеть не должно. Его, так называемый, учитель не выбирал методы. От него не стоило ждать послаблений или похвалы. Лишь муштра. Жесткая и серьезная. Об этом из молодых ликвидаторов никто не знал. Артмаэль скрывал плохо затянувшиеся раны и помимо занятий с учителем тренировался в общей группе. Одно хорошо, пусть наставник и изнурял, вымучивал бедного жнеца, но все же знал меру и давал юнцу возможность передохнуть и восстановиться. Но и в отдыхе была жесткая мера. Времени давалось ровно столько, сколько требовалось на физическое восстановление.
Еще немного.
Окровавленное лезвие не поддавалось. У юного жнеца уже возникла мысль поднять с пола другой клинок, взять его за рукоять и кое-как попытаться поддеть рукоять клинка торчащего со спины. Такой маневр было сложно провернуть, но шансов на успех все же было больше.
От «интересного и увлекательного» занятия, юношу отвлек до боли знакомый голос.
- Кажется, ты понимаешь теперь, что чувствуют бабочки, приколотые булавой в коллекции. Убери руки.  Правило номер один : если ты не можешь помочь себе самостоятельно - обратись к медику, но не пытайся отрезать себе пальцы. В схватке с превосходящим по силе противником полагайся на скорость, не открывай спину,  старайся сохранить целостность своих конечностей... Изучай, жди момента и только после этого наноси удар.
- Я тоже рад вас видеть. – Тихо произнес Артмаэль, с облегчением вздохнув, когда из его тела вынули ненавистный кусок стали. Услышав, как звякнуло оружие, ударившись о пол, юнец, не без труда, повернулся лицом к своему собеседнику и слабо улыбнулся. Не часто встретишь дуралея, который даже израненный найдет в себе силы не скулить, как побитая… а улыбнуться.
- Скажем так, я следовал подобному совету. Все же, в физической силе мне не сравниться ни с ним, ни с вами, ни с половиной моей группы. В этом природа меня несколько обделила. – Интересно, как жнец с подобным уровнем силы, в таком случае, мог попасть в ученики в легенде? Уж точно не за красивые глаза. – За что и получил скромный презент в область спины. Благодарю.  – Последнее было произнесено с искренней благодарностью, а не сухим недовольством.
Так хотелось прикрыть рану рукой, чтобы хоть немного остановить кровотечение, да только юноша не знал какую именно. Так что выбрал ту, что украшала его живот. Хотя внутренности не вываливались – и то хорошо. Не хотелось потом собирать свои кишки по всему залу. Юноша взглянул на второй меч, кончик которого украшала кровь. Он все же сумел достать своего учителя, но вместо похвалы чуть не стал бабочкой. Довольно жесткий способ спустить с небес на землю ученика, чтобы не зазнался от одной крошечной победы.
- Сам идти можешь?
Вопрос немного удивил юного жнеца. Подобной заботы от других жнецов ждать не приходилось. Разве что преподаватели могли сопроводить в медпункт, но делать это не столь заботливо. Словно считали, что малейшее послабление сделает из будущих ликвидаторов неженок. Хотя, может быть только Артмаэлю так «везло». Всему виной то, что жнец не умел и не хотел жаловаться. Как бы паршиво ему не было, он всеми силами старался держаться.
- Да. – Уверенно ответил жнец, хотя стоило ему отлипнуть от стены, как его слегка качнуло. Видимо крови он все же потерял достаточно. Почувствовав неприятное, мерзкое головокружение юнец машинально хватился за плечо своего собеседника, просто ища опоры.
- Неожиданно увидеть вас здесь. – Артмаэль словно просто хотел отвлечься, поговорить о чем-то другом, кроме себя самого.
Пускай его ранили обычным оружием, но у молодняка регенерация еще не настолько развита, чтобы раны затянулись, прежде чем жнец лишится приличного количества крови. Юные жнецы похожи на птенцов. Артмаэль сейчас был скорее на той стадии, когда перья только-только стали пробиваться, а его уже вовсю хотят заставить полететь.
Раны у юного жнеца были действительно серьезными, но не критичными. Либо наставник пожалел его, либо юнец все же не так прост, как хочет казаться. Если бы не раны, то Легендарный мог бы сам проверить, есть ли в Артмаэля что-то стоящее внимания.
- Признаться, я до жути не люблю медпункты. Словно их посещение заставляет признать, что ты скажем так, оплошал. – Юнец не стал противиться сопровождению к медпункту, хотя сам предпочитал сбежать оттуда еще до своего полного выздоровления. Двигаться можешь – значит здоров.
- К слову, я все же дошел до страницы в учебнике с вами. – Произнес Артмаэль, о чем-то призадумавшись на пару мгновений. – Кажется там, не самая удачная ваша фотография.
А где же вопрос о Робин Гуде?

+1

19

- Я тоже рад вас видеть, - улыбка на физиономии едва стоящего на ногах жнеца вызывала серьезные опасения за его душевное здоровье. Что ж, Если есть силы улыбаться, значит и дойти сможет на своих двоих. Его объяснения жнец почти не слышал. оценивающе осматривал полученные увечья, прикидывая как именно юнец мог их получить и приходил к действительно неутешительным выводам. Юнец явно не умел пользоваться своими способностями и его наставник... Надо сказать, был еще весьма сдержан, ведь мог запросто располосовать на части. Легендарный даже не пытался прикинуть сколько он сам может продержаться против убийцы. Чтобы выстоять против него, нужно хотеть убить его с такой же ясностью, с какой приходит осознание конечности собственной жизни.
- Скажем так, я следовал подобному совету. Все же, в физической силе мне не сравниться ни с ним, ни с вами, ни с половиной моей группы. В этом природа меня несколько обделила. - жнец досадливо дернул уголком губ. Не мог он так ошибиться и высмотреть в этом юнце то, чего нет.
- Уверен, что используешь все, что способен придумать? - поинтересовался жнец, неторопливо шагая рядом с пострадавшим и следя за тем, как юноша отлепился от стены и побрел по коридору к медпункту.
- Неожиданно увидеть вас здесь. - заявил юноша, переводя тему в сторону. Легендарный хмыкнул, пожав плечами. Неожиданно? Ну что ж... Да, неожиданно, если не понимать, что именно он забыл в тренировочном зале.
- Я планировал провести время с пользой, - негромко пояснил жнец, прикрывая глаза и нажимая на кнопку вызова лифта. Вряд ли планировалось, что из тренировочного зала будет необходимо добраться сразу в медпункт, иначе лифт был бы рационально ближе расположен, - Даже мне требуется тренировка, чтобы поддерживать себя в должной форме, - совершенно спокойно пояснил Легендарный. Никто не может похвастаться тем, что он безупречен и совершенен. Всегда есть к чему стремиться. И всегда есть над чем работать.
Едва двери лифта с тихим звоном открылись, жнец  подтолкнул пострадавшего вперед. Оплошал? Все допускают оплошности.
- Оплошность - не то чего стоит стыдиться. Оплошность ты допустил бы, если бы не пошел к медикам, - жестко произнес жнец, когда двери закрылись. Лаймово-желтые глаза сверкнули раздражением. Юные и слишком гордые, не понимающие, что пренебрежение к собственному телу может в любой момент привести к трагической случайности, неопытные жнецы вызывали у него зубовный скрежет, - Если бы ты продолжил тянуть сам лезвие, получил бы травму, на длительное время лишившую тебя инструмента защиты и ухудшившую твою реакцию. Подобные травмы в последствии могли бы стоить тебе жизни. Противника не волнует твоя скорость и сила. Противник будет пытаться убить тебя. Ты - ликвидатор. Это значит, что ты должен стать лучшим убийцей, чем те, кого ты должен встретить с оружием в руках. Твое тело - это твое оружие. Если ты относишься к нему с пренебрежением - ты плохой ликвидатор, - заключил мужчина, чуть дернув уголком губ, - Похоже, мне придется преподать тебе несколько уроков..
Это поражало. То, с какой легкостью юные дарования совершали подобные ошибки, еще не дойдя до того состояния, когда нож в спине, почти дотянувшийся до сердца, это меньшее из зол. Поражало и приводило одновременно в ступор. Логика, по которой они жили, ускользала от понимания, превращаясь в первостатейную глупость.
- Фотографироваться я не люблю. Что было - то и распечатали, - отозвался жнец, ожидая уже избитого вопроса о Робине Гуде. Однако, его не последовало. Это даже почти удивило. Легендарный хмыкнул и прищурился, - Значит, мое фото - все, что тебя заинтересовало? - выходя из лифта и дожидаясь, когда "компаньон" последует за ним, спросил жнец.
В целом, глядя на то, как тот стойко держится на ногах, Легендарный прекрасно понимал, что это не первый и не последний случай. Однако же, подобные тренировки вскоре не оставят от него живого места, если юнец не придумает, как защищаться от достаточно серьезного противника. Стоит проверить, что он может и научили ли его хоть чему-то эти процедуры "избиения".

+1

20

- Уверен, что используешь все, что способен придумать?
- Нет. - Спокойно отозвался жнец. Каждый шаг отдавал болью по всему телу, но юнец не собирался сдаваться. Как бы паршиво ему ни было, что бы не стояло на кону. Простой поход к медпункту или жизнь. Сдаться один раз - означает положить начало череде поражений, в которых виноват будешь ты сам. Одно дело проиграть превосходящему противнику, иное - опустить руки. - Нутром чую, что способен на большее. Самоуверенно, не спорю. Каждый раз пробую что-то новое и понятное дело, не набив пару синяков не научишься лазать по скалам. Во всем нужен опыт или на худой конец... инстинкты. - Юный жнец взглянул на своего собеседника, словно только что понял донельзя простую истину. Он старался полагаться исключительно на рассудок не позволяя просто прислушаться к своему телу и интуиции. Они ведь ошибаются гораздо реже.
- Даже мне требуется тренировка, чтобы поддерживать себя в должной форме.
- В этом я не сомневаюсь. Каким бы сильный ни был жнец, всегда есть возможности для развития. - Артмаэль резко отвернулся, когда рана в боку неприятно кольнула. Жнец крепко сжал зубы, а отвернулся для того, чтобы не выдать того, что ему все же "немного" больно. Он то ожидал, что его подтолкнут в лифт, а вот его тело, видимо, не совсем. Ничего, все это мелочи. Юный жнец оперся спиной об одну из стенок лифта, так ему гораздо проще было стоять. Не всю же жизнь он будет опираться на своего собеседника. - Если ничего не делать, то в конечном итоге можно немного "заржаветь".
- Похоже, мне придется преподать тебе несколько уроков.
- Знаете, я совершенно не против. Наоборот даже.... Более того, немного неловко, но я хотел бы хоть раз увидеть вас в деле. - Артмаэлю было интересно, ясное дело, не собирание душ, а сражение. Он хотел увидеть стиль боя своего собеседника и кое-что подчеркнуть для себя. Пока что, их обучали только стандартным приемам, которые против его учителя совершенно не работали, изобретение новых - требовало куда больше сил и опыта, чем у юнца пока что было. Он пробовал, ошибался, порой что-то получалось, порой - нет.
- Значит, мое фото - все, что тебя заинтересовало?
- Как сказать. - Юный жнец, немного касаясь рукой стены, вышел из лифта. Было заметно, что каждый шаг дается ему все с большим трудом. Пол украсило несколько капель крови. Видимо, кровотечение хоть и замедлилось, но еще не остановилось. В прочем, может это кровь которая пропитала одежду? - Я мог бы спросить о душах, что вы когда-то собирали. Буду откровенен, они мне не интересны. Куда больше меня интересуете именно вы. Ваш жизненный опыт, а не послужной список. Да, цифра собранных вами душ впечатляет, но это лишь сухие факты, которые не несут в себе никакого посыла. Кроме того, что мы должны отдавать всех себя работе и однажды о нас напишут в книгах. Вот только... никто не задумывается о том, что за цифрами и статистическими... - Артмаэль ненадолго остановился, чтобы перевести дух. -... данными стоит жизнь. Я куда больше узнаю о вас при вот таком простом общении, нежели видя статью в учебнике.
Действительно, ничего кроме сухих фактов и цифр не было указано. Ни количества и судьбы учеников, ни тех невзгод которые пришлось преодолеть Легендарному. Ничего. Лишь сколько душ он собрал, какие были наиболее выдающимися и прочая ерунда призванная вдолбить в головы юных жнецов то, что упорный труд позволит им возвыситься в статусе. Никто не указал то, что помимо Легендарного было еще множество жнецов, которые сложили голову на службе. Никто не упомянул о тех неудачах, которые поджидали жнецов. Никто не сказал, скольких своих современников он пережил. Синдром выжившего. Все читают об успехе одного жнеца, верят в то, что добьются того же, но совершенно забывают о горе трупов, что осталась позади.
- Хотя о вас написана целая статья, от большинства остается лишь тире между датами или порядковый номер. - Юноша не пытался никоим образом принизить достижения собеседника. Но он четко давал понять, что ему не интересны голые факты. Он хочет знать больше о том, кто стоит за цифрами. Какой путь ему пришлось преодолеть. С какими трудностями столкнуться. Сколько раз побывать на грани жизни и смерти.
- Потому я и хотел учиться у вас, перенять ваш опыт. Даже сейчас идя к медпункту и просто разговаривая, я чему-то учусь. - Жнец вновь остановился. Осталось совсем немного, но каждый шаг давался ему все с большим трудом. - Наверное это звучит странно, но вы более откровенны, нежели мой наставник.

+1


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC