Доброго дня тебе, странник! Лондон приветствует тебя. Перед тобой множество путей. Лишь ты решаешь, какой образ избрать, прежде чем погрузиться в мрачные тайны Викторианской эпохи. Коварный демон, исполнительный жнец, благочестивый ангел или любознательный человек. Каждый имеет возможность написать свою собственную историю. Все в твоих руках.

Перед игрой:
Основные "заповеди" форума >>> "Правила"
Описание системы игры и ее особенностей >>> "Система игры"
Вопросы по игре >>> "Гостевая книга"
Список ролей >>> "Действующие лица"
Списки "готовых" персонажей для игры >>> "Акции"
Для анкеты:
Образец анкеты с комментариями >>> "Шаблон анкеты"
Новости:

Стартовала первая сюжетная линия "Монстр".
Повествующая о загадочных исчезновениях людей и жутких монстрах скрывающихся под покровом ночи. Ненасытные твари пожирают не только плоть, но и человеческие души.

Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


FB. Coffee time

Сообщений 21 страница 40 из 70

21

Я хотел бы хоть раз увидеть вас в деле. - слова завертелись где-то там, почти на подсознательном уровне вызывая ассоциации и воспоминания. Многие из тех, с кем ему приходилось встретиться лицом к лицу в последний для них раз говорили, что им давно хотелось посмотреть на то, каков он в деле, когда становится совершенно серьезным. Мужчина качнул головой, блеснув стеклами очков, поймавших яркий блик лампы.
- Скорее уж это я посмотрю, на что ты годишься. - негромко поправил раненого жнец, придерживая спутника от падения и следя за тем, как пол расцветили алые пятна. Стоило бы поинтересоваться у того, кто позволил желторотому птенцу, едва оперившемуся, учиться у настоящего монстра, но он не будет влезать в то, что не должно касаться его. Мальчишка сделал свой выбор и осуждать его нет права ни у кого. К тому же, поучится всегда есть чему у кого угодно, - Что стоит за цифрами статистики? - повторил Легендарный, слегка хмурясь. За цифрами скрывается череда смертей, череда убийств, собранных им жизней, бесчисленное количество записей в личных делах, которые никто не увидит. Скольких он пережил на самом деле? Он мог бы пересчитать их всех. Мог бы назвать каждый номер, который носил его ученик.Вот только, что это изменит? Он знал, что в одну из ночей, как и сказал один из тех, кого он отправил в небытие, наступит время, когда он пересчитает их всех и сможет назвать каждое имя... И это не спасет его от осознания, что эта кровь всегда будет на его руках. Вот только было одно "но" - вера в то, что он делает правильно. Только это и спасало.
- За цифрами статистики скрывается то, что не принято афишировать. Кровь, неприглядные смерти, жертвы и номера тех, кого я устранил, - спокойно сообщил Легендарный, сохраняя непроницаемое выражение лица, - Мой жизненный опыт... Ты должен был слышать множество слухов. Не все из них лживы, - пересказывать все это не было никакого желания. Да и вопросов ему не задали. Так что, Легендарный не счел необходимым сообщать будущему ликвидатору ничего из своего прошлого. К тому же, это его не прельщало. Рассказывать каждому то, что предпочитаешь держать при себе - не лучшая мысль.
Да, то, что о нем написана целая статья - это достижение, которое останется и после того, как он сам исчезнет. Но в сущности, это имеет столько же значения, сколько тире меж датами рядом с именем и порядковым номером.
- Потому я и хотел учиться у вас, перенять ваш опыт. Даже сейчас идя к медпункту и просто разговаривая, я чему-то учусь. - вот опять... Легендарный вздохнул, толкая дверь медпункта. Сколько раз он сам попадал сюда? Не так уж много. Но если оказывался здесь то действительно с серьезными ранами. Так было и после чумы, вспыхнувшей не так давно и украсившей его тело еще парой отметин. Еще несколько талантливых жнецов тогда не смогли вернуться. И их он тоже помнил. Каждого. Странная особенность памяти - так и не вспомнить кем же он был при жизни, но запоминать каждого, кто прошел через его руки.
- Я не откровенен... И я не беру учеников. Думаю ты уже знаешь почему, - коротко произнес Легендарный и заставил жнеца сесть на пустующую кушетку. К его легкому негодованию, в кабинете никого не оказалось. Видимо придется самому продемонстрировать познания в оказании первой помощи, - На будущее... Учись самостоятельно латать собственные раны. Или не получать их в таком количестве, - мужчина прошел по светлому кабинету к шкафчику, где хранились столь редко используемые медиками бинты, иглы, многочисленные инструменты для спасения после вот таких вот случаев. В работе жнеца есть два вида ранений. Или ты ранен, но тебя можно собрать, или ты мертв. Другого не дано.

Отредактировано Undertaker (2016-11-07 23:17:03)

+1

22

- Мой жизненный опыт... Ты должен был слышать множество слухов. Не все из них лживы.
- Я предпочитаю не верить слухам или, по крайней мере, проверять их. Обо мне тоже ходят некоторые слухи. – Артмаэль призадумался, пытаясь выудить из своей памяти хоть парочку слухов о своем собеседнике. Как назло он ничего не мог вспомнить. В прочем, сложно что-то узнать о жнеце, имя которого тебе не известно. Из молодняка о седоволосом жнеце никто ничего не знает, кроме информации из статьи. Более старое поколение предпочло отмолчаться, отмахнуться или отделаться фразой: тебе это не нужно. Лишь пара жнецов дали более-менее внятное пояснение. Одним из таких был его учитель. – По сути, слухами о вас никто не пожелал делиться. Лишь мой наставник, но я думаю, он сказал вполне очевидную вещь, что ваши руки по локоть в крови людей и жнецов. – Юнец был вполне спокоен. Он не считал это чем-то из ряда вон выходящим. За долгий срок жизни, так или иначе, придется кого-то убить.
- Я не откровенен... И я не беру учеников. Думаю ты уже знаешь почему.
- Знаю. Учитель рассказал. Вы убили всех своих учеников. – Спокойствию Артмаэля можно было позавидовать. Да и упорству тоже. Не каждый жнец, зная о таком прошлом своего собеседника, будет общаться, как ни в чем не бывало. Более того – желать учиться у него.  – Даже если этот слух правдивый, если бы вы поступили так из собственной прихоти, мы бы с вами не разговаривали.
В самом деле. Гибель жнеца – дело достаточно серьезное. Обстоятельства тщательно проверяются. Пленка изучается буквально до кадра. Процедура не столь жестка лишь в том случае, если жнец был отступником. В прочем, даже в этом случае его пленка подлежала тщательной проверке. В случае, если вина убийцы будет доказана, если он убил собрата из-за собственной прихоти – наказание не заставит себя ждать. Артмаэль не стал говорить своему собеседнику, что наставник только и ждет того дня, когда сможет сойтись в смертельном поединке с Легендарным жнецом.
- На будущее... Учись самостоятельно латать собственные раны. Или не получать их в таком количестве.
Юноша решил вежливо умолчать тот факт, что он мог выбрать профессию медика. Более того – у них уже были курсы первой помощи. Не хотелось, чтобы его собеседник так быстро ушел. Да и… стоит ли упомянуть тот факт, что из-за большой кровопотери юный жнец скорее отключится, чем перевяжет все свои раны?
Нужно было раздеться. Не будет же его собеседник перевязывать и зашивать форму. Пальцы слушались плохо, казалось, что вместо рук у него сосиски. Артмаэль аккуратно сложил вещи. Ну, насколько мог, разумеется. И так, юнец был украшен ранами почти по всему телу. Торс, руки, ноги. Ни одно из ранений не было критическим, но причиняли немало неудобств. Крови юнец потерял много. Заживали они медленно, хотя из некоторых кровь еще сочилась. Будь Артмаэль человеком – уже умер бы.
- Постараюсь. - Юноша стойко терпел, пока собеседник зашивал его раны. Неприятно, но так они быстрее заживут. – Хотя выбор небольшой. Научиться или умереть.
Не успел юный жнец еще что-то добавить, как дверь медпункта резко распахнулась, на пороге стоял такой же молодой жнец. Разумеется, внешне они были разными. Внезапный визитер обладал более крепким телосложением, грубыми и мужественными чертами лица. Короткие ярко алые волосы находились в легком творческом беспорядке.
- Артмаэль, какого черта ты тут де… - Взгляд «визитера» скользнул по немного знакомому седоволосому жнецу, которого он видел только на странице учебника. – И что ты вытворяешь с Легендарным жнецом?
Даже сам Артмаэль немного растерялся от столь внезапного визита старосты группы. Хотя кто доверил этому твердолобому идиоту управление группой? Пусть он и был лучшим, но лишь по части практики. Да и вежливости его стоило бы поучить.
- Добрый день, господин Легендарный. – Рыжий стал по стойке смирно. – Простите за вторжение.
Алан О`Мелли. Вечный соперник Артмаэля, с которым они невзлюбили друг друга с самого первого дня. Шумный, активный, напористый Алан был полной противоположностью спокойному, тихому и рассудительному Артмаэлю. Тем более, если первый полагался на грубую силу, которой у него было через край, то второй – на собственную скорость и ловкость.
- Скажите, а вы, в самом деле, судили душу Робин Гуда? – Спросил рыжий, не зная, что еще можно спросить, чтобы скрасить неловкую паузу.
Артмаэль мог бы что-то съязвить, но промолчал. Не до этого ему было. Так хотелось спать. Его даже не смущало то, что он сидит в одном нижнем белье при посторонних. В прочем его такая мелочь не смутила бы и в другой ситуации.

+1

23

- Знаю. Учитель рассказал. Вы убили всех своих учеников. - Легендарный вынул из шкафа медицинскую иглу и усмехнулся, горько скривив губы, - Даже если этот слух правдивый, если бы вы поступили так из собственной прихоти, мы бы с вами не разговаривали.
Жнец только кивнул, обрабатывая иглу дезинфицирующим раствором. Замечание было абсолютно справедливым. В конце концов, каждый случай с его учениками расследовался под крайне пристальным вниманием. И каждый раз он точно знал - отдел Ликвидации только и ждет его ошибки. Это очевидно. Каждый из убийц мечтал бы прославиться тем, что ликвидировал Легенду.  Пожалуй, это было дополнительным стимулом для работы над собой каждый проклятый день, что он прожил. Их всех удивляло то, что он убивал отступников без единой тени сомнения. Просто, словно они были очередной его работой. Впрочем, так оно и было.
- Не этому я их учил, - вслух произнес жнец, оборачиваясь к уже раздетому стажеру. Все верно. Его руки были по локоть в крови людей и жнецов. И демонов, впрочем, тоже приходилось встречать. Порой он даже задавался вопросом, в трезвом ли он уме. Ему предлагалось в свое время занять должность ликвидатора, но, он решительно отказался. Нельзя сказать, что департамент был рад его решению остаться вольным жнецом. Он не питал иллюзий на свой счет и понимал, что не все расценивают его как достойный пример. Многие считают потенциально опасным хотя бы из-за того, что каждый его ученик сходил с правильного пути. А значит, что-то не так было в самом Легендарном, раз его ученики становились отступниками.
Несмотря на то, что раны были не так уж серьезны и их обработка не заняла много времени, шить пришлось много. И, хотя за годы практики он научился этому едва ли не в совершенстве и в большинстве случаев не нуждался в помощи лекарей, торопиться Легендарный не стал. В подобных делах спешка - худший из всех возможных друзей.
- Хотя выбор небольшой. Научиться или умереть. - мужчина кивнул своему более юному собеседнику. Все верно. Или ты научился заботиться о себе сам, или ты умер.
- Дам тебе бесплатный совет, - негромко произнес Легендарный, откладывая в сторону иглу и омывая окровавленные руки в теплой воде, а за тем взялся за бинт, - Не привязывайся ни к чему и ни к кому... - закончить он не успел, потому как в кабинет буквально ворвался посетитель. Судя по всему, такой же новобранец, как и тот, что сидел перед ним.
- Артмаэль, какого черта ты тут де… - красные волосы, торчащие в стороны едва ли не топорщились от возмущения. Судя по всему его случайный собеседник опоздал на занятия, - И что ты вытворяешь с Легендарным жнецом? - Легендарный лишь вздернул бровь. Интересно, на что еще это могло походить, если перед новоприбывшим предстала картина в виде двоих жнецов, один из которых держал в руках бинты, а второй явно нуждался в перевязке. Легендарный скептически склонил голову на бок, окинул взглядом юношу, стоящего на пороге и вернулся к своему занятию, так и не проронив ни слова. в конце концов, обращались не к нему и он счел уместным оставить вопрос без ответа, к тому же все и без того очевидно.
- Добрый день, господин Легендарный.  Простите за вторжение. - похоже, что до юноши наконец дошло, что он влетел в комнату немного не вовремя. Седоволосый только кивнул, молча приветствуя его и завязывая последние узелки на плече Артмаэля, - Скажите, а вы, в самом деле, судили душу Робин Гуда?
- Возможно, - коротко отозвался жнец, переводя взгляд на красноволосого, - Я судил многих, - самый ожидаемый вопрос, не удививший, но и не порадовавший. Этот вопрос действительно задают, стремясь заполнить неловкую паузу, когда не знают, что еще сказать жнецу, чье фото попадается в учебнике и который еще жив.
- Одевайся, - Легендарный задумчиво посмотрел на клюющего носом Артмаэля. Еще немного и он отключится прямо здесь. Регенерация пока не достаточно хороша, чтобы он мог вполне быстро прийти в себя. Видимо, в этот раз его наставник перестарался, - Передайте, что я снимаю его с занятий под свою ответственность, - приняв для себя решение сообщил жнец. В некотором роде, он ощущал себя ответственным за происходящее. Если берешься за что-то - стоит доводить это до конца. Смысла идти на занятия в таком состоянии нет. Впрочем, толку от этого так же не будет никакого. А вот помощь ему все еще требуется.

Отредактировано Undertaker (2016-11-08 12:31:51)

+1

24

Появление Алана было немного неожиданным. Видимо, Артмаэль пропустил одно занятие, потому староста отправился на его поиски. Интересно побывал ли он в тренировочном зале? Видел ли ту разруху и кровь? Возможно, именно кровавый след и привел его сюда. Алан не так глуп, как кажется. По крайней мере, будь он полным идиотом, то просто не попал бы в ликвидаторы, не смотря на физические данные.
Легендарный жнец. Артмаэль мог бы даже назвать его заботливым. Так мастерски и бережно раны юного жнеца еще никто не обрабатывал. Интересно, он научился на собственном опыте или часто латал своих собратьев?
- Передайте, что я снимаю его с занятий под свою ответственность.
Пожалуй, эти слова несколько удивили молодого жнеца. Его никто не снимал с занятий, ни разу. Более того, он еще никогда их не пропускал, ни одного. Даже если предмет казался ему скучным и бессмысленным – жнец все равно посещал каждое занятие. Нет бесполезных занятий, есть лишь самоуверенные юнцы считающие, что им все это не пригодится в жизни. Нужно лишь уметь фильтровать информацию, анализировать, а не слепо следовать инструкциям.
- Есть. Разрешите идти? – Спросил Алан глядя на Легендарного. Получив позволение, он поспешил удалиться, бросив на Артмаэля недовольный взгляд. – Везунчик. – Тихо проворчал жнец, выскользнув из медпункта. Алана немного раздражало то, что вокруг какого-то задохлика крутятся такие личности. Вот чем, чем он заслужил подобное внимание?  Он ведь слабак. Бесполезный и раздражающий. Не способный нанести удар и в половину такой же сокрушительный. Зато его в ученики взял сам Легендарный ликвидатор, а раны латает Легендарный жнец. Как это понимать вообще?
- Знаете, из вас получился бы отличный доктор. – Спокойно произнес Артмаэль, уже застегивая пиджак. Одеваться оказалось немного сложнее, но юноша все равно быстро справился с этой задачей. Не в первый раз он ощущает эту отвратительную слабость. Форму еще можно было носить, если умело зашить разрезанную ткань. Жаль только рубашку от крови сложно будет отстирать. Наверное, ее придется поменять.
Полагаю, у вас действительно большой опыт в зашивании и обработке ран. Наверное, мне и самому лучше будет пройти дополнительное обучение. – Юный жнец призадумался. Работа ликвидатора достаточно опасна и лучше уметь латать не только пустяковые раны, но и более серьезные. Ведь так можно будет спасти не только свою жизнь, но и своих товарищей или случайных жертв. Ведь он выбрал эту профессию не ради того чтобы махать косой смерти налево и направо. Защищать можно разными способами и лечение – один из них. Да, он мог бы стать медиком и вести свое собственное сражение в черте медицинского кабинета, но это не для него. Артмаэль жаждал действовать более решительно. Находиться в гуще событий, на поле брани, пусть даже это опаснее.
- Я мог бы стать медиком, если верить тесту, но перевес в сторону ликвидатора был более существенным. – Юноша послушно поплелся за Легендарным. Раны уже не так болели, благодаря грамотной обработке. Тем более Артмаэль мог не бояться, что свалится от потери крови. Сейчас ему просто до ужаса хотелось спать, и бороться с этим желанием было невероятно тяжело. Хотелось просто улечься куда-то или просто опереться и уснуть. Интересно, куда же эм… знакомый его ведет?
- Простите, а куда мы идем? – Все же спросил юный жнец, качнув головой, пытаясь смахнуть с себя усталость. Он помнил слова собеседника о том, что он хотел бы увидеть юношу в деле. Артмаэль все же сомневался в том, что его измученного и сонного кто-то будет гонять по тренажерному залу, но расслабиться себе не позволял.

+1

25

Легендарный кивнул красноволосому молодому жнецу, позволяя ему идти на занятия. Наверняка руководство поинтересуется, на каком основании он просто взял и снял с занятий ученика... Что ж, пробел в познаниях парень заполнит легче легкого. В этом сомневаться не приходилось. В конце концов, был бы дураком, не попал бы в ликвидаторы. Едва лишь дверь за неожиданным посетителем закрылась, мужчина вздохнул чуть свободнее.
- Знаете, из вас получился бы отличный доктор, - о, эти слова он уже слышал, - Полагаю, у вас действительно большой опыт в зашивании и обработке ран. Наверное, мне и самому лучше будет пройти дополнительное обучение.
- Парацельс считал так же, - рассеяно сообщил Легендарный, отводя взгляд от закрывшейся двери и глядя на застегивающего пуговицы на пиджаке Артмаэля, - Но быть доктором совсем не то, чего я бы желал, - жнец выжидающе скрестил руки на груди.
Слова об обучении вызвали что-то вроде полуулыбки на всегда спокойном лице, почти не меняющем выражения. Обучится еще чему-то никогда не поздно. Пусть даже у людей. В конце концов, сам Легендарный научился у них многим интересным вещам, которые не так просто узнать.
Было довольно забавно услышать отражение своих слов из чужих уст. Оказывается, Артмаэль мог бы лечить... Что ж, в этом легендарный не сомневался. В конце концов, это было бы закономерно, согласись молодой жнец на работу доктора, но он выбрал иное.
Коридор был пуст, когда жнецы покинули медпункт. Старший жнец вздохнул и направился прочь к лифту, следя, чтобы его более молодой спутник не отставал.
- Тесты не всегда бывают стопроцентно верны, - заметил он, оборачиваясь к Артмаэлю, - Если во всем полагаться лишь на них, то ни один из жнецов никогда не стал бы отступником, - мужчина вздохнул.
И снова лифт и снова он молча смотрел перед собой в отполированную металлическую стену. Довольно странное ощущение - вроде бы и один и вроде бы и в компании. Он редко позволял себе находиться в чьем либо обществе дольше допустимого минимума. Не было желания сближаться с кем-то, не было желания общаться.
- Простите, а куда мы идем? - вопрос вывел из задумчивости и жнец, шагая уже к выходу из служебного здания негромко ответил:
- Полагаю, в гости, - не пускаясь в дальнейшие пояснения, Легендарный продолжил идти.
Естественно, он прекрасно знал, чем и как восполнять потерю крови в таких количествах. Знал и то, что Артмаэля попросту нет ничего из того, что для этого необходимо. В то время, как у самого Легендарного были и возможности достать то что нужно и было где это держать.

Дома у Легендарного не было ничего, что могло бы хоть как-то отразить личность его жильца. Минимум мебели, почти полное отсутствие ярких пятен. Строгие графические линии, черно белые сочетания. Ничего такого, что указывало бы на его особенность или как-то отличало от других. Словно бы безликий интерьер, не выглядящий хоть как-то обжитым, будто хозяин дома практически не бывает здесь. Что, впрочем, не мудрено.
- Располагайся, - мужчина кивнул на диван и отправился на кухню. Лучший способ прийти в норму - красное вино. Звякнув бокалами и бутылкой, жнец вернулся в комнату и, не оборачиваясь, выдернул пробку из початой бутыли, - Раз уж ты мог бы стать доктором - то прекрасно знаешь, для чего это, - Легендарный поставил перед жнецом бокал вина.

+1

26

- Тесты не всегда бывают стопроцентно верны. Если во всем полагаться лишь на них, то ни один из жнецов никогда не стал бы отступником.
- Отступником? – Спросил юный жнец. – Я слышал о том, что есть жнецы преступающие закон, но от учителя. На лекциях, никто и словом не обмолвился о подобных. Словно не хотят, чтобы мы допустили хотя бы одну мысль о том, что можно стать отступниками.
Юный жнец, не прям был заинтересован в этой теме, но хотел узнать больше. Учитель уже сказал, что порой ликвидаторам приходится устранять. Не часто, но подобное так же случается. В любом случае приказ есть приказ, те кто пошли против своих знали на что шли, а значит и жалости не стоит к ним испытывать. Не дрогнет ли его рука, когда он столкнется с себе подобным? Осталось надеяться, что нет. Из-за сомнений, можно легко лишиться головы. Либо ты, либо они.
- Полагаю, в гости.
Сначала юный жнец хотел спросить, к кому они идут, но потом до него все же дошло. Видимо большая кровопотеря негативно сказалась на умственных способностях. Неужели он сможет побывать в гостях у Легендарного? Интересно в каких условиях он живет? Разумеется, Артмаэль не ожидал увидеть виллу или дворец, обычный домик без особых излишеств. Жнец не был похож на того кому нужна дорогая мебель, серебряная посуда и золотая уборная. Сложно, на самом деле было представить интерьер. Воображение рисовало пустую комнату с белыми стенами, в которой располагаются стол, стул, кровать и шкаф.

Путешествие до дома Легендарного жнеца, казалось бы, заняло целую вечность. Идти было тяжело, усталость словно валила с ног, но юный жнец держался бодрячком, ну или пытался это сделать. Как же хотелось спать. Даже Легендарный жнец скоро будет напоминать мягонькую подушку.
Войдя в дом, юный жнец осмотрелся. Не то что он мог запомнить сейчас множество деталей, но главное он старался. Увы, мир вокруг легонько расплывался, сфокусироваться на чем-то определенном было сложно. Теперь Артмаэль имел возможность на собственной шкуре испытать тщетную борьбу с болью и усталостью. Учись молодой жнец, ведь это постоянные спутники ликвидаторов.
- И часто вы приводите домой, кого попало? – Спросил юный жнец с легкой улыбкой на устах. – Признаться, я ожидал увидеть меньше мебели. У вас здесь довольно уютно.
- Располагайся.
- Благодарю. – Артмаэль послушно сел на диван, который показался ему мягче райских перин. До чего же удобно.  Не спать, не спать. Только сейчас до молодого жнеца дошло, что он добровольно пришел черт знает куда, домой к малознакомому жнецу. По известной причине, ему было уже как-то все равно, пусть даже Легендарный жнец действительно окажется маньяком. Лишь бы поспать. Невольно вспомнилась фраза, которую вроде как часто упоминают люди: «На том свете отоспимся». Да ничего подобного.
- Раз уж ты мог бы стать доктором - то прекрасно знаешь, для чего это.
- Да, но нам запрещают употреблять спиртные напитки. Вернее, нам их и взять негде. – Артмаэль задумчиво посмотрел на своего собеседника, а потом на поставленный перед ним бокал вина. Хотя сфокусироваться было как-то проблематично. – Еще говорят, что отличное средство – печень. Вы уверены, что стоит? – Спросил он, толком даже не зная, как напиток может повлиять на жнеца. Напиток обладал интересным и непривычным запахом и по цвету, в какой-то мере, напоминал кровь только с оттенком ближе к розовому. Отказываться было не вежливо, при других обстоятельствах юноша бы не притронулся к алкоголю. Уж слишком «правильными» их воспитывали наставники.
- Я понимаю, что это странная просьба, но не могли бы вы рассказать мне больше о своей работе и о работе ликвидаторов? Мне хотелось бы узнать то, что не расскажут на лекциях. – Артмаэль посмотрел в бокал, но пить пока не решался. Да и по правилам гостеприимства, кажется, сначала ест и пьет хозяин дома… или нет? Увы, мозг отказывался находить ответ на этот вопрос.

Отредактировано Artmael Farrell (2016-11-08 17:48:01)

+1

27

Налив в свой бокал, жнец вздернул бровь в ответ на вопрос о частоте пребывания в его обители гостей.
- А ты видишь здесь следы частого пребывания посторонних? - спросил жнец, отставляя в сторону бутылку и делая небольшой глоток, - Пей, - негромко произнес Легендарный, - Ничего ужасного с тобой не случится, - Легендарный, задумавшись, поставил на стол печенье. Он почти не держал дома ничего, что может испортиться в его отсутствие. Печенье, к счастью, не относилось к слишком скоропортящемуся продукту. Взглянув еще раз на Артмаэля, рассматривающего содержимое бокала. Все верно. Их воспитывают не способными думать самостоятельно. не способными сомневаться в правильности действий департамента. Это никогда не нравилось седоволосому жнецу. Из них выбивают индивидуальность, выбивают способность искать и делать как-то не так, как принято.
- Я понимаю, что это странная просьба, но не могли бы вы рассказать мне больше о своей работе и о работе ликвидаторов? Мне хотелось бы узнать то, что не расскажут на лекциях, - не поднимая взгляда на собеседника попросил стажер. Легендарный склонил голову на бок, не без интереса глядя на молодого жнеца. Мало кто решается задавать подобные вопросы. Обычно это влечет за собой не самые легкие размышления, приводящие к заключениям не в пользу департамента.
- Я думал, что у тебя уже есть наставник, который ответит на твои вопросы, - протянул Легендарный, опускаясь на диван неподалеку от Артмаэля, -Что именно ты хочешь знать, Артмаэль? - негромко поинтересовался жнец, глядя в красноватую жидкость в бокале, - О работе диспетчера? О работе вольного жнеца? О буднях ликвидатора? - он мог бы рассказать ему много. Он мог бы не рассказать ничего и все равно этого будет не достаточно, - Мне будет гораздо проще отвечать на вопросы, чем рассказывать тебе множество лишних данных, - судя по всему, возраст почемучки у него кончится не скоро, - Кроме того, что из рассказанного ты сумеешь запомнишь? - качнул головой Легендарный, с легким стуком поставив на стол бокал, переводя взгляд на белые пустые стены, совершенно ничем не украшенные.

+1

28

- А ты видишь здесь следы частого пребывания посторонних?
- Скорее наоборот, ваш дом больше напоминает мою комнатушку. Хотя там мебели еще меньше. В прочем мне повезло, я получил возможность жить в одиночестве. Не люблю шумные компании. - Артмаэль прикрыл глаза, но лишь на несколько секунд. Юный жнец терпеть не мог шумные сборища, которые невероятно раздражали. Да, он мог прогуляться с так называемыми друзьями, заигрывать с прекрасными леди. Но шумные мероприятия и прочие "гулянки" устраиваемые более старшими жнецами ему были совершенно не по душе. Да и просто чье-то общество немного утомляло. Сложно представить, как бы он чувствовал себя, если бы пришлось делить жилплощадь с каким-то социально активным элементом.
- Пей, - негромко произнес Легендарный, - Ничего ужасного с тобой не случится.
Жнец еще раз заглянул в бокал. Несколько секунд он изучал взглядом свое отражение, а после отпил небольшой глоток. Вино обладало приятным, сладким вкусом. Сложно было что-то сказать о букете тому, кто пробовал подобное в первый раз. Потому юноша благоразумно промолчал и взял печенье, чтобы съесть вообще хоть что-то. О традиции "закусывать" он ясное дело не знал, но организму требовалась энергия для восстановления, а получить ее можно было только из еды. Так что, печенье это уже хоть какой-никакой источник энергии.
- О работе диспетчера? О работе вольного жнеца? О буднях ликвидатора?
Юный жнец ничего не ответил, но всерьез задумался над тем, что именно ему хочется узнать. Казалось бы, вопросов было великое множество, но ни один из них не получалось четко сформулировать. Только жнецу казалось, что он знает что спросить, как мысль ускользала от него как вода сквозь пальцы.Он всеми силами пытался собраться, но в голове была "каша".
- Кроме того, что из рассказанного ты сумеешь запомнишь?
- Я может и устал, но пока я в сознании, что-то да запомню. - Юноша улыбнулся и отпил из бокала глоток побольше. Как же хочется пить, хотя вино не может утолить жажду, лишь раззадоривает ее. Второй кусочек печенья так же лишь распалил аппетит. Жаль, что нет ничего более питательного. Артмаэль и сам не знал почему, но ему сейчас так хотелось попробовать какой-то поджаристый стейк. До жути хотелось мяса или чего-то вроде.
- Не могли бы вы, рассказать о своем экзамене? - Спросил юный жнец, чувствуя, как потихоньку начинает засыпать. Видимо вино, усталость и кровопотеря делали свое черное дело. Осталось только добить какой-то интересной историей и все, юношу не разбудить и пушечным выстрелом.
Артмаэль допил вино и поставил бокал на стол. Он понимал, что так или иначе скоро уснет, а пролить вино, уснув с бокалом в руке, как то не хотелось. Еще заставят потом отстирывать ковер или того хуже - диван.
Он слышал голос Легендарного, даже по началу кое-что улавливал. Слова с легким эхом доносились до него, постепенно угасая, подобно огонькам. Перед глазами все поплыло, но прежде чем уснуть, немного опьяневший жнец успел тихо пробормотать: - И все таки вы добрый.
Кто-то иной бросил бы его в тренировочном зале или в медпункте, мол разбирайся сам со своими проблемами, но Легендарный, которого все считают нелюдимым и жестоким не прошел мимо. Более того, он привел измученного юнца к себе домой, чтобы тот не уснул где попало. Неужели это не доброта?

+1

29

Легендарный хмыкнул, наблюдая за тем, как Артмаэль осматривается. Он и сам не любитель компаний. Не просто так ведь советовал не привязываться ни к чему и ни к кому.
- Не могли бы вы, рассказать о своем экзамене? - вопрос немного застал врасплох. Экзамен, да? Он помнил, как сдавал его. И ничего приятного в этом не было. Учитывая время, когда этот самый экзамен был.
- Во время моего экзамена у всех было очень много работы, - задумчиво протянул жнец, прикрывая глаза, - Столетняя война... - он не любил рассказывать об этом. Да и не умел рассказывать цветисто и красочно, -Ничего особенного, в сущности. Я был таким же безымянным жнецом, одним из многих, - Легендарный качнул головой. Это было так давно и, в то же время, словно вчера, было свежо в памяти. Для новичков, только только прошедших обучение, условия были буквально экстремальными. Кураторов не хватало. Никто не знал, чем закончится выход группы стажеров на задание, - Это было 22 марта 1421 года. Группу, в которой состоял я, отправили с не сложным заданием за несколько часов до того, как наступит срок, в который мы должны будем срезать пленку. Нам нужно было забрать всего одну душу в одной из деревушек... Вьей Боже. Она, хоть и располагалась на территории Франции, была захвачена на тот период Английскими солдатами и временно приписывалась к английскому отделению, - голос звучал слегка суховато. Он хорошо помнил, что произошло в тот день. Пожалуй, это было и потрясающе и ужасающе в то же время... Жнец поджал губы, прикрывая глаза и вновь взял в руки так и не опустевший бокал вина, медленно покручивая его в пальцах и держась за тонкую стеклянную ножку, - Мы должны были собрать душу самого обычного мужчины, чье существование никак не повлияло бы на исторические события, произошедшие далее... Мы наблюдали положенное время, отсчитывая минуты до положенного срока. Однако, в это же время началось наступление шотландской и французской армий на английские войска, стоящие лагерем в населенном пункте... - его слова, пожалуй, звучали, как сухая историческая справка. В реальности же это было действительно чем-то невероятным по своей жестокости зрелище. Потому что мужчина, за которым их прислали, был английским солдатом, которому должно было умереть в бою. Казалось бы, нет ничего проще - собрать одну единственную пленку. Вот только во время боя, туда, где бесчисленными былинками обрываются человеческие жизни помимо уборщиков приходят еще и стервятники.
Жнец неторопливо продолжал рассказывать, не слишком углубляясь в описание того, какими разнообразными способами люди способны оборвать жизнь друг друга. Это известно каждому. То, что не каждый увидит на собственном экзамене - работу отдела Ликвидации при исполнении. Пожалуй, именно по этому он отказался вступать в их ряды, сделав свой выбор в пользу диспетчерского подразделения.
Демонов часто привлекает подобная мясорубка, где есть чем поживиться помимо душ. Кто сказал, что им не нравится питаться еще и человеческой болью и страданием? Впрочем, не только человеческой болью они любят упиваться. Его и его напарника спасло только то, что кто-то из старших диспетчеров, работающих неподалеку, сумел оповестить убийц о необходимости вмешательства.
- Пожалуй, ликвидаторов можно сравнить с демонами, в некотором роде. Они не слишком озадачены тем, кто именно перед ними. Во многих случаях, они зачищают все, даже тех, кто случайно контактировал с демонами, - задумчиво протянул мужчина. Однако, закончить рассказ он не смог. Только лишь услышал сонное:
- И все таки вы добрый.
Добрый? Легендарного много как называли, но точно уж не добрым. Убедившись, что юноша уснул, жнец поднялся, убирая со стола.
- Пожалуй, позднее, ты еще возьмешь свои слова обратно, - пробормотал он, качая головой.
Вино сделает свое дело. Поможет немного восстановить ослабший организм, однако, затем Артмаэля ждет еще необходимость восполнения количества жидкости в организме. И нужно будет откуда-то брать силы на восстановление. Видимо, придется подумать и об этом.
Седоволосый жнец задумчиво оглядел собственную кухню. В конце концов, удин не помешает и ему самому. К тому же, ем больше он узнает о сопящем на диване жнеце, тем лучше удастся подобрать решение его проблемы. В том, что проблема определенно есть, он не сомневался. Он далеко не так слаб, как кажется. Возможно, дело в том, что его наставнику не удается, или не хочется поработать над его потенциалом. В конце концов, так можно испортить прекрасный инструмент. Это все равно что использовать меч для нарезки овощей. Однообразное избиение и доведение до состояния, когда уже нечему держать на ногах тоже своего рода способ учебы, но не самый эффективный. Нужно развивать не только силу, но и способность эту силу применять. А значит, учить включать голову. Правда, прежде, чем удастся посмотреть, на что юноша годится, придется выждать, пока он немного отойдет от полученных ран.

+1

30

Снятся ли жнецам сны? Весьма спорный вопрос. Кто-то считает, что в состоянии сродни анаболизму, снов попросту не может быть. Кто-то - что жнецы, как и люди, могут видеть достаточно яркие сновидения. Все зависит исключительно от фантазии и каких-то личных или физиологических качеств. Неужели никто из них так и не додумался спросить и своих собратьев? Так скоро обычные сновидения приравняют к психическому отклонению. В прочем, если спать слишком мало, сны действительно могут исчезнуть. Тогда станет немного непонятно, спал ли ты вообще или же просто пролежал всю ночь с закрытыми глазами.
Артмаэлю впервые за столько лет приснился сон. Сложно сказать, он был навеян рассказом Легендарного или чем-то еще.
Небо. Далекое небо было сокрыто за скучными, серыми облаками. Юноша, прекратив созерцать небосвод, осмотрелся. Вокруг него была самая настоящая суета и разруха. Люди в старинной военной форме что-то кричали и бежали вперед, словно не замечая жнеца. Он не мог разобрать ни слова, язык звучал до боли знакомо, но увы. Все вокруг казалось таким хаотичным, что юный жнец даже несколько растерялся. Кажется, он должен бежать вместе со всеми, но зачем?Только сейчас он заметил, что в его руках был довольно грубый, тяжелый мушкет. Никакой маркировки или опознавательных знаков. Странно даже. Откуда он вообще взялся? Все вокруг казалось таким реальным и в то же время юноша осознавал, что все это сон. Странный сон. Ведь юноша чувствовал запах пороха и земли смешанной с кровью. Он слышал выстрелы, топот ног, крики. Но при этом все было несколько смешано и размыто.
Жнец вспомнил, они ведь изучали историю людей, мушкеты появились позже, чем началась война, о которой говорил Легендарный. Слишком современное оружие, которое было явно не к месту.
Нелепость. Юноша, не поддавшись общему призыву хотел бросить мушкет на землю и уйти прочь, но осознал, что держит в руках иное оружие. Черный клинок с длинным извилистым лезвием. Фламберг.
Артмаэль оторвавшись от созерцания оружия, поднял взгляд и понял, что перед ним стоит кто-то вооруженный обычным полуторным клинком. Незнакомец не церемонясь напал на юношу. Его удары были быстрыми и точными. Не столь стремительными как у жнеца, но вполне подходящими для человека. Сначала юный жнец мог лишь отражать атаки. Тело не слушалось, было таким слабым и вялым. Отвратительное чувство. Противник казался слишком сильным, слишком умелым. Еще немного и острый клинок пронзит юнца, чего ему бояться, ведь это просто сон.
Сражайся или умри. Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Простая истина, но такая важная. Откуда только взялись силы, уверенность, жажда жизни и злость. Черный фламберг, который казался тяжелым и громоздким оружием, с легкостью разрезал меч, а после пронзил тело самого противника. Лишь теперь Артмаэль мог рассмотреть лицо того, с кем ему довелось сражаться. Перед ним предстал... он сам. Не такой. Иной. Юноша не мог толком понять, чем они отличаются, просто чувствовал это. Незнакомец, в последние мгновения жизни, лишь улыбнулся. Когда его тело только коснулось земли, оно обратилось в рой огромных, мерзких черных мух. Они очень быстро заполонили все пространство вокруг. Мельтеша и мешая что-то сделать. Не позволяя не то что закричать, но и сделать вдох. В этот миг юноша почувствовал резкую, ноющую боль пронизывающую голову.
Артмаэль резко открыл глаза. Больно. Голова ныла так, словно его ударили чугунной сковородкой. Ужасно хотелось пить и есть, но при этом жнеца истязало мерзкое ощущение тошноты. Что с ним такое? Почему ему так плохо? Неужели в вине было что-то еще?
Вино. Было неожиданно очнуться не у себя дома. Благо юноша вспомнил события вчерашнего вечера, не все, но достаточно для осознания того, где же он оказался. Напиться дома у Легендарного жнеца, а после уснуть на диване. Сомнительное достижение.
Коснувшись рукой виска, юноша с трудом встал с кровати. Почему же ему так паршиво?
- Ох... - Артмаэль сел на диван. Если он попытается куда-то пойти, то в лучшем случае о что-то споткнется. Видимо, вино нанесло довольно сокрушительный удар ослабленному жнецу.

+1

31

Он не слишком любил готовить. Гораздо более просто было съесть что-то простое и не требующее возни, но увы, сейчас это было суровой необходимостью. Вряд ли Артмаэль проспит долго, а как проснется, наступит жажда и пост алкогольный синдром.
К тому же, он все еще планировал проверить, на что годится дремлющий на диване новобранец. В сущности, Легендарный чувствовал себя несколько не в своей тарелке. Впрчем, неудобств наличие гостя ему не доставляло. Несмотря на то, что у жнецов весьма чуткий сон, юное дарование не проснулось даже тогда, когда его накрыли пледом. Не разбудил его и шум посуды и все те звуки, что обычно сопровождают процесс приготовления пищи. Правда, надо отдать должное тому, что хозяин дома практически беззвучной тенью скользил по помещению. Не из осторожности, не из беспокойства. Скорее, просто по привычке.
К тому моменту, как Артмаэль открыл глаза, Легендарный жнец сидел на диване чуть поодаль, читая какую-то книгу. Из тех последних, что удалось раздобыть о медицине и науке во время работы. Никто и ни что не мешает двигаться в ногу со временем, а так же узнавать, как далеко продвинулось человечество в своих исканиях.
Когда юноша зашевелился, жнец молча отложил книгу на стол и, поднявшись со своего места, ушел на кухню. Вернулся он почти сразу, неся графин с водой и стакан. Молча наполнив его, Легендарный так же молча протянул воду открывшему глаза Артмаэлю.
- Не делай резких движений. Вино позволило тебе немного отдохнуть и восстановить часть сил, сейчас тебе необходимо пить по больше жидкости и не помешает нормально поесть, - в сущности, юный жнец был прав, когда говорил, что из него получился бы отличный доктор. Он провел много исследований как на собственной шкуре, так и в острых ситуациях, требующих быстрых действий, на тему максимально эффективного восстановления работоспособности организма. И пока традиционные методы побеждали... Хотя, некоторые из опытов он ставил уже на самом себе. Впрочем, это не так важно, - Не счел необходимым тебя будить, - меланхолично сообщил Легендарный и вновь вышел, чтобы вернуться и поставить перед пострадавшим блюдо с весьма импровизированным ужином, еще не успевшим остыть.
- Как часто ты тренируешься с наставником? - поинтересовался он, наливая себе в чашку чай и не глядя на своего гостя. Казалось бы, простой вопрос, но по нему можно легко понять, сколько времени у него уходит на восстановление после таких вот "уроков". О нет, урок, который он преподаст ему, будет не менее жестким, вот только для этого нужно проследить за наискорейшим выздоровлением "пациента". Иначе толку с того тренировочного боя, который запланировал жнец, не будет.
- Сколько ты можешь держаться против него? - еще один вопрос, который призван немного пролить свет на стойкость и силу. Он не видел Артмаэля в деле и не мог сказать на что тот годится, но проверить еще успеет.

+1

32

Вода. Напиток богов. Юный жнец чувствовал себя измученным путником, который несколько дней блуждал по пустыне, не имея возможности испить и капли воды. Живительная влага постепенно возвращала силы и позволила немного избавиться от головной боли, но лишь немного. Сначала был один стакан, после – еще около трех. Разумеется, пить перед едой не лучшая идея, но что делать, если очень уж хочется?
- Не делай резких движений. Вино позволило тебе немного отдохнуть и восстановить часть сил, сейчас тебе необходимо пить по больше жидкости и не помешает нормально поесть.
- Спасибо. – Тихо произнес юный жнец, отставив в сторону пустой стакан. Признаться, от нехватки живительной влаги у него даже немного помутился рассудок, но сейчас он был более-менее в порядке. В этом прелесть и изъян расы жнецов. Слишком они похожи на людей. Слишком привязаны к материальному миру. Было бы куда лучше, если бы они не нуждались в пище и воде, но такому не бывать.
- Не счел необходимым тебя будить.
- Говорят, сон – лучшее лекарство. – Артмаэль улыбнулся своему собеседнику, невзирая на ощущение, что его по голове ударили молотком.
Увидев еду, юный жнец постарался отвести взгляд и вообще никоим образом не выдать вполне очевидный факт, говорящий о том, что юноша очень голоден. Столь простая и очевидная истина стала понятна самому жнецу лишь тогда, когда он почувствовал приятный аромат пищи. Сложно было удержаться от того, чтобы не наброситься на угощение как дикий зверь. Нужно держать себя в руках, не хочется ведь испортить впечатление о себе, не так ли?
Разумеется, от еды никто не стал отказываться. Вооружившись столовыми приборами, Артмаэль принялся трапезничать. В тот самый миг, когда первый кусочек пищи отправился в его рот, жнец готов был поклясться, что никогда не ел ничего вкуснее. Либо Легендарный жнец обладал так же невероятными кулинарными способностями, либо юнец действительно был невероятно голоден. В прочем, оба варианта могли быть верны.
- Как часто ты тренируешься с наставником?
Эх, вот воспользоваться бы поговоркой «когда я ем, я глух и нем», но это будет не почтительно. Тем более, что юный жнец не уплетал пищу за обе щеки, а трапезничал вполне сдержанно, не смотря на дикий голод. В конце концов, он понимал, что не стоит забывать о приличии, не животное же.
- Сначала был раз в неделю, теперь два – три, в зависимости от того, как быстро я восстановлюсь. Возможно, дело шло бы быстрее, но почти каждый день у нас тренировки учебные. – Да уж, вылечишься тут, когда сначала тебя, по сути, избивают, а потом заставляют напрягаться, словно желая выжать все из твоей бренной тушки.
- Сколько ты можешь держаться против него?
- Около десяти минут. – Тихо ответил Артмаэль. Ему было стыдно за столь маленькое время, раньше все и вовсе заканчивалось быстрее. В прочем, никто из группы молодого жнеца не мог похвастать подобным результатом. Не стоит забывать, что разница в силе у них просто колоссальная. Более того, не факт, что ликвидатор сильно уж сдерживается, но если бы не сдерживался совсем, то Артмаэля пришлось бы отскребать от стены или пола.
- Раньше было и того меньше. Хотя я не могу похвастаться высокой скоростью регенерации. – Жнец задумчиво посмотрел на тарелку. – Учитель говорил, что по его представлению есть два типа жнецов: атакующий и защитный. Жнецы атакующего типа обладают большей силой и скоростью, в то время как защитного – выносливостью и регенерацией.
Разумеется, юный жнец не знал, насколько близка подобная теория к правде, но не знал к какому типу себя отнести. Сила атаки не слишком уж большая, да и регенерацией не похвастаешь особо. Не жнец, а какое-то недоразумение. Единственным его достоинством была скорость. Плохо лишь то, что среагировать он успевал достаточно быстро, но телу не хватало скорости. Получается, он видел удар, знал, куда нужно уклониться и что делать дальше, но просто не успевал.
- Скажите, после вина всегда так? – Спросил он, закончив с уничтожением пищи. Нужно как-то избавиться от головной боли. Хорошо еще, что не тошнит. Не хотелось бы испортить ковер или мебель Легендарному. Самому же придется убирать все это безобразие.

+1

33

- Говорят, сон – лучшее лекарство. - Легендарный кивнул, не отрывая взгляда от точки в пространстве. В сущности он не смотрел ни на что конкретное, только лишь обдумывал дальнейший план действий, прикидывая в голове, сколько времени уйдет на все про все.
Значит, выходило, что нормально восстановиться у Артмаэля просто не получается, потому что он и не умеет толком. Это минус.
- Около десяти минут, - ответ заставил изогнуть бровь. Неужели он в чем-то ошибся? У юноши есть потенциал и это хорошо видно. Но десять минут... пожалуй, это маловато, - Раньше было и того меньше. Хотя я не могу похвастаться высокой скоростью регенерации.
- Это не повод для смущения... Твой наставник бесспорно силен и опытен. Десять минут для новобранца уже неплохо... И тем не менее, не достаточно для тебя, - заметил Легендарный, поднимаясь с дивана и направляясь к тумбочке, стоящей у окна, - Все верно. Впрочем, упорный труд и постоянная работа над собой могут позволить выйти за рамки, - кивнул жнец, подтверждая озвученную классификацию всех представителей расы. Обыкновенное обезболивающее. Пожалуй, нет ничего, что могло бы лучше помочь при головных болях в том состоянии, в котором сейчас пребывает его юный собеседник. Это вполне заметно по его бледному лицу. Сколько времени прошло, прежде, чем он сам перестал реагировать подобным образом? Наверное, достаточно много.
- Если не отбросишь свое упрямство и подключишь к достижению цели не шаблонные действия, которым учат на тренировках общих, то сможешь добиться большего, - суховато сообщил Легендарный, вынимая из ящика тумбочки порошок аспирина.
- Скажите, после вина всегда так? - мужчина только усмехнулся в ответ на слова молодого жнеца, за тем вернулся к столу, плеснул в стакан еще воды и всыпал в него порошок.
- С непривычки бывает, - спокойно заметил Легендарный, взболтнул воду в стакане, размешивая лекарство, и протянул Артмаэлю, - Скоро пройдет, - сообщил он, кивая юноше, - Пей. Я снял тебя с занятий, но это не значит, что тебе предстоит отдых от них. Занятие проведу я. Посмотрим, что ты делаешь не так, - негромко пояснил жнец, поправляя очки и глядя в сторону.
Щадить, насколько это возможно, он его не планировал. Совершенно. Если хочешь выяснить, на что способен твой противник - выкладывайся на полную. Единственное,  что он мог сделать - сделал. Помог немного оправиться от кровопотери. Умереть от нее юноша бы не смог, но приятного было бы мало. И, естественно, придется пользоваться обыкновенным оружием, а не косой. Он ведь не хочет оставить от новобранца мокрое место. А значит, нужно немного уравнять шансы. Иначе игра не будет стоить свеч.

Отредактировано Undertaker (2016-11-15 15:01:01)

+1

34

Слова Легендарного о том, что десять минут в бою, явно не достаточно для жнеца вроде него, несколько удивили Артмаэля. Он никогда не страдал от слишком завышенной или заниженной самооценки, и вполне реально оценивал свои скудные способности, так что подобное было для него в новинку. Кто бы мог подумать, что у юнца вроде него, которому все в лицо говорят: "что ты забыл в ликвидаторах?" (ну кроме наставника) есть какие-то задатки в этом ремесле. Любопытно. В чем же он сумеет преуспеть? Артмаэль и сам очень хотел выяснить, потому был готов на практически любые жертвы. подтолкните его в верном направлении и вам его не остановить.
- Все верно. Впрочем, упорный труд и постоянная работа над собой могут позволить выйти за рамки.
- Я совершенно не против. Сам буду только рад возможности развиваться, а не топтаться на одном места, стучась головой, о собственные предрассудки словно муха о стекло. - Спокойно отозвался жнец, принимая от собеседника лекарство от головной боли. Разумеется, оно подействует не сразу, но один его вид уже немного усмирял боль. Скоро неприятное ощущение не будет мешать мыслить. Отлично. Скоро ясность мысли вернется к нему и юный жнец будет готов к новым свершениям.
- Я и сам хочу преодолеть собственную твердолобость. В какой-то степени она полезна, я не могу просто бросить тренировку и сказать "я не могу". - Юноша тихо вздохнул. Он понимал, что иногда все же нужно выражать свою недееспособность, но он просто не мог. Не мог признать, что что-то выше его сил и он просто не может это сделать. Благо его наставник уже научился улавливать те самые моменты когда нужно остановиться, иначе он мог бы уже убить Артмаэля по неосторожности. Все из-за этой странной стойкости и упрямства. Он старался не выдавать того, что просто не способен продолжать бой, но неведомым образом учитель замечал это. Молодому жнецу было интересно, что же его выдает? Или есть какая-то тонкая грань которому ему пока не позволяли перейти? Так или иначе, из этой его особенности можно было извлечь пользу.
- Осознание ошибок - первый шаг к их исправлению. - Артмаэль улыбнулся. Нет, он догадывался, что его ждет. В этом можно было не сомневаться. Легендарный жнец не будет его щадить, только лишь потому что когда-то юноша облил его рубашку кофе и в целом является довольно интересным собеседником. Скорее наоборот - выжмет все из недалекого юнца, оставляя лишь истерзанную, измученную оболочку. Возможно, так даже лучше. Если он не поймет что с ним не так, то не сумеет это исправить. Не сможет пойти дальше, а так и будет биться головой словно муха о стекло.
- Я бы сказал: "полагаюсь на вас", но это будет ложью. Я прекрасно понимаю, что в первую очередь все зависит от меня. Если я облажаюсь, то не имею права винить кого-то кроме себя. - Артмаэль резко встал. - Прошу, помогите мне преодолеть собственную никчемность и стать настоящим ликвидатором.
Взгляд юного жнеца был полон решительности. Не рановато ли он рвется в бой? Хотя в любом случае можно будет сказать - ты сам этого захотел, малец, теперь терпи. Но что-то подсказывало, что просто так Артмаэль не отступится.

+1

35

- Я совершенно не против. Сам буду только рад возможности развиваться, а не топтаться на одном места, стучась головой, о собственные предрассудки словно муха о стекло, -  иного от него и не ждут. Легендарный задумчиво кивнул, прошелся по комнате, подхватил оставленный на вешалке плащ и повернулся к собеседнику.
- Похвальное желание, остается его столь же уверенно реализовать, - изогнув губы в улыбке произнес жнец. Хотя, на самом деле это выглядело со стороны так, словно он чуть чуть приподнял уголки губ. Впрочем, для того, кто улыбается реже, чем идет дождь, это уже большое достижение. Иногда ведь надо проявлять хоть какие-то эмоции, иначе действительно можно превратиться в статую, - Иногда нужно уметь остановиться, если ты видишь, что твоих сил пока не достаточно, - жнец облачился в плащ и бросил взгляд в сторону входной двери.
Полагаться всегда нужно только на себя. Никто не сможет принять за тебя важнейшие решения, которые определят твою дальнейшую дорогу. Это было правильно. Это хорошо, что Артмаэль понимал такую очевидную истину.
- Прошу, помогите мне преодолеть собственную никчемность и стать настоящим ликвидатором, - Легендарный дернул плечом, но не сказал ничего. Помощь - это еще не обучение. Этим можно себя успокоить. Но, в конце концов, это уже некоторая ответственность за новобранца. Стоило признать это с самого начала. Он подозревал, что его любопытство, которое, в некоторой степени заставляло наблюдать за юношей, не позволит полностью устраниться от его учебы. И все же... он не взял на себя полностью его обучение. Не только потому, что понимал - выйдет очередной отступник, которого придется убить. Скорее потому, что не было времени и... слишком похож на его более юную версию, с еще не испорченным взглядом на вещи.
- Собирайся. Мы идем в тренировочную, - вместо ответа произнес жнец, застегивая пуговицы верхней одежды и поправляя воротник.

Дорогу до служебного здания преодолели молча. Он не слыл словоохотливым собеседником, не отличался любовью к обсуждению общепопулярных тем, которые обсуждают между собой и жнецы по старше Артмаэля и его ровесники, а потому предпочитал хранить молчание. В конце концов, это лучше, чем попусту сотрясать воздух. Редкие коллеги, попадавшиеся на пути, получали от него вежливые, подобающие случаю кивки, не более. Он не слишком желал вступать в долгие обсуждения погоды или служебных обязанностей. Темы все были избиты и не интересны просто от того, что именно их заводили жнецы в разговоре с ним, не зная что еще сказать.
- Выбери себе клинок, который будет тебе удобен, - войдя в тренировочную обронил Легендарный, даже не потрудившись снять плащ, - Выбирай внимательно, - сам жнец взял длинный стальной шест. Наиболее близкое к его собственному оружие. Всем остальным, впрочем, как и этим при желании, можно изрядно покалечить и тогда уже не поможет ни вино, ни сон, - Нападай. - мужчина прошелся по залу, остановился, крутнув шестом и замер, глядя на оппонента, - Помни, что удар не должен быть впустую. Если ты хочешь убить, один удар - одна жизнь,  - негромко произнес Легендарный. Первый удар всегда очень важен. Он позволяет прощупать противника, увидеть, чего он стоит, либо же обмануть и запутать его, заставив верить в собственную никчемность. К тому же, по нему можно будет определить ведущую руку, что может помочь обезоружить и обезвредить в случае необходимости.

+1

36

То, что его спутник крайне неразговорчивый, Артмаэль понял с первых минут знакомства. Всю дорогу до тренировочного зала он так и не решился нарушить нависшую между ними тишину. Интересно, о чем думает Легендарный жнец? Сам Артмаэль, хоть и казался довольно активным в социальном плане, но на самом деле не был словоохотливым. Просто старался преодолеть себя, ведь общительным легче. У них больше знакомых, им проще раздобыть ту или иную информацию. Разумеется, внутренняя речь важна, но и про обычную не стоит забывать. Какой толк со жнеца, который не может двух слов связать?
Тренировочный зал встретил вполне привычным запахом. Кажется, это была смесь какого-то моющего средства, крови и пота. Даже оружие, хранящееся здесь, имело свой особый запах, который так же витал в воздухе, но в меньшей концентрации. Запах стали.
Юный жнец прекрасно понимал, что поблажек от Легендарного ждать не стоит. Тренировочный зал нужен для тренировок, а не для чаепития. Будет больно, но что уж поделать. К боли он уже привык.
Что же, нужно выбрать себе оружие.
- Выбирай внимательно.
В ответ Артмаэль лишь кивнул. Сначала он хотел взять один клинок, потом перепробовал еще три, но вернулся к первому. Все же, стоит понадеяться на интуицию, не так ли? Остальные мечи казались либо тяжелыми, либо слишком легкими. Одноручный фламберг. Не такой как в его сне, но вес казался вполне приемлемым.
Интересный выбор, на самом деле. Разумеется, любое оружие создано для того чтобы убивать, но только фламберги, у людей, были запрещены. Только их считали оружием Дьявола и разрешали убить любого противника вооруженного этим клинком. Ведь раны, оставленные им, практически не заживали из-за искривленности лезвия, а со средневековой медициной у раненных не было никаких шансов.
- Помни, что удар не должен быть впустую. Если ты хочешь убить, один удар - одна жизнь.
- Я понял. – Артмаэль на секунду застыл, а после бросился в бой. Разумеется, у него было мало шансов хотя бы задеть Легендарного, но он не думал о поражении. Наоборот старался приложить все силы чтобы не проиграть. Силы удара ему явно не хватало, но он вполне мог компенсировать скоростью. Что не говори, но для новичка его скорость реакции, передвижения и атаки была действительно феноменальной, пускай за это он и поплатился силой. Артмаэль не старался напрямую потеснить противника или пробить брешь. Наоборот, он атаковал пытаясь выяснить слабые места и нанести удар уже в них. Может неосознанно, а может и специально, но юный жнец метил в отнюдь не безобидные места, он старался попасть в критические точки. Одним из самых интересных ударов стал пятерной, когда юный жнец на приличной скорости попытался нанести пять колющих ударов по разным болевым точкам противника. Видимо юноша действительно сражался всерьез, а как же иначе? С Легендарным не стоит шутить. Если он поймет, что ты выкладываешься не на полную, то скорее всего просто уйдет. Ты ведь хочешь научиться чему-то, а не просто поиграться с оружием.

+1

37

Посох Легендарный взял не спроста. Простое, относительно гуманное оружие, которое можно использовать для нападения идеально подходит для защиты. Его скорости реакции вполне хватало, чтобы, вращая его отбивать удары и контратаковать. Но пока он не спешил с этим, давая юному жнецу проявить себя в полной мере, изредка отвешивая ему чувствительные оплеухи, дабы он не расслаблялся. В сушности, все это было призвано для того, чтобы прощупать слабые и сильные стороны. Казалось бы, все выглядело почти пристойно, но слишком слабо. Слишком. Несмотря на то , что вкладывается юноша в каждый удар.  Артмаэль был даже не настолько плох, как могло показаться, но ему явно не хватало фантазии  уловок и его движения было крайне легко предсказать, впрочем, способность обманывать врага приходит с опытом. Да, оружие, которое юноша выбрал, предназначается для убийства, вот только самому убийце не достает чего-то большего, чем просто умение размахивать фламбергом налево и на право... Это совершенно не годилось. Ликвидатор должен уметь концентрироваться на поставленной задаче. А Артмаэль явно старается, но все равно чего-то не достает. Да, трезвый холодный рассудок - это прекрасно. Но вот беда - это прекрасно только тогда, когда ты - рядовой диспетчер, который всего лишь собирает пленку... Для того, чтобы убивать себе подобных этого одного не достаточно.Видно придется выжать из него что-то помимо его сосредоточенности. Техника у него не страдает, это видно. С применением тоже почти нет проблем... И все же...
- Все еще не достаточно. - коротко заметил жнец, без особого напряжения и усилий отражая довольно точные, отработанные удары и раз за разом возвращаясь на исходную позицию, словно не из него только что пытались сделать решето. Он позволил юному жнецу нанести довольно любопытный удар-комбинацию из пяти опасных выпадов, подставив под лезвие стальной шест так, что металл клинка со скрежетом бороздил по нему. У любого нормального человека давно выбило бы руку из сустава, если бы он чудом сумел увернуться от эдакой серии, Легендарный же даже не поморщился, только нырнул в сторону, заходя юному жнецу в бок и, крутнув своим шестом-посохом, врезал ему под колени, а за тем сделав еще один быстрый оборот оружием и огибая его сбоку, ударил поперек спины,  совершенно не заботясь о том, устоит ли его противник на ногах.
- Беря оружие, которое способно убивать, ты должен хотеть убивать. Где твое желание? - как и прежде спокойным голосом поинтересовался жнец и, воспользовавшись тем, что юноша потерял равновесие, поддал ему еще раз по ногам, роняя на пол, - Ты не сможешь ничего добиться, пока сам не захочешь этого... - Легендарный замахнулся, намереваясь ударить его пяткой шеста по спине еще раз. Если он ничего не предпримет - на долго останется здесь отдыхать. И в этот раз никто его не станет вести куда-то и приводить в чувства, - Это не все, что ты можешь, ты ведь тоже это понимаешь, - в нем чувствуется спящий потенциал. Ощущается зудом на кончиках пальцев, покалыванием в ладонях. Этот юнец не может быть всего лишь бесполезной куклой. Он, Легендарный, не ошибался еще ни разу. Разочарование в нем станет разочарованием в самом себе. А этого он хотел меньше всего. Ведь если в нем есть хоть что-то, что заставило его вспомнить себя молодого, то Артмаэль обязан быть не простым жнецом.

+1

38

Больно. Сражаться с Легендарным было действительно сложно. Юнец хоть и пытался на ходу придумать что-то новое, найти слабые места своего противника, но ему явно не хватало мастерства. Пусть у него и были определенные задатки, но этого было мало. Не скоро он сможет сойтись с тренером в равном бою, а если его прибьют - так и вовсе никогда. Разумеется, еще до сражения было понятно, что жнец не шутит. Но лишь после первого пропущенного удара это стало аксиомой. И все равно казалось, что противник сдерживается, чтобы не прибить неопытного юнца. Вот она, разница поколений. Ее Артмаэль имел честь ощутить на собственной шкуре.
Боль пронизывала каждую частичку тела. Так еще немного и он не сможет двигаться как раньше. Юный жнец уже двигался на одной только силе воли, стараясь не обращать внимание на ушибы, синяки, а кое-где, кажется, еще и переломы. Хотя бы это уже можно было счесть неплохим плюсом в его пользу, но видимо Легендарному этого было мало. Он хотел выжать все соки из молодого жнеца, довести его до той тонкой грани между жизнью и смертью. Посмотреть, нет ли в этом юном даровании еще чего-то, что все же стоит внимания.
Артмаэль не считал себя убийцей. Его глаза никогда не застилала жажда крови. В бою он оставался холодным и рассудительным, но его никогда и не избивали словно котенка. Никогда не доводили до подобного состояния, когда каждый вдох отдается болью в теле, а каждый удар сердца еще сильнее разносит боль по всему телу.
Последний удар, юный жнец как раз таки пропустил. Он и так еле стоял на ногах, если бы ему дали больше времени, то он смог бы подняться. Во время боя, у тебя не будет той самой лишней секунды. Разве что товарищ успеет прикрыть тебя, но стоит быть реалистом - всегда и везде полагаться можно только на себя.
Ненадолго он распластался на полу. Ему показалось, что от последнего удара, что пришелся прямиком по позвонку, у него из глаз посыпались искры. После пришла тьма. Блаженная, сладкая, манящая. Она охватила сознание жнеца, словно позволяя ему отдохнуть. Неужели он умер?
Артмаэль медленно поднялся. Слегка неестественно пошатнувшись от все же устоял на ногах. После такого удара, особенно если учесть предыдущие, никто не смог бы подняться. Либо юноша обладает невероятными выносливостью и силой воли вместе взятыми либо....
Резкий рывок вперед и столь же стремительная череда атак. Юный жнец не смотрел на своего противника, скорее куда-то сквозь него. Сейчас он полагался исключительно на ощущения своего тела. Сила и скорость атаки значительно возросли, в особенности второе. Даже реакция заметно улучшилась. Юнцу стало проще уходить от атак, он совершал куда меньше лишних движений, но куда больше внимания уделялось именно атаке. Видимо Артмаэль действительно хотел убить Легендарного. Устранить угрозу. Не было ничего кроме жажды крови. Ничего кроме Ярости. Чистой и неистовой. Опасное состояние, ведь сейчас юноша не чувствовал ни боли, ни усталости. Он будет сражаться до тех пор, пока не устранит угрозу или не погибнет сам.
Тихо звякнув, лезвие клинка, которым орудовал Артмаэль, сломалось. Стоит отдать ему должное, не каждый юный ликвидатор может похвастать таким достижением, но останавливаться, ясное дело, юный жнец не собирался. В его руке, как не странно - левой, возникла учебная коса смерти, для которой посох противника был сравним с кусочком масла. Что же, алгоритм действий юного жнеца, не смотря на весьма хаотичное состояние, был весьма логичным. Для устранения угрозы все средства хороши. Вот только у угрозы имеется инструмент побольше.

+1

39

Посох врезался в спину Артмаэля и тот, на несколько мгновений, вызвав при этом разочарованный вздох у жнеца. Однако, юноша все же сумел удивить. Медленно он поднялся, качнулся, будто в трансе, и мгновенно изменился. Внешне жнец остался прежним - побитым, взъерошенным юнцом, который едва стоит на ногах. Но вот ощущение...
Легендарный перехватил шест по удобнее, ожидая, что предпримет его оппонент. Однако, произошедшее стало даже для него легкой неожиданностью. Пришлось даже сделать резких пару шагов назад, чтобы выставить перед собой шест и вырвать пространство для маневра. Ускорившиеся движения и усилившиеся атаки явно превосходили все то, что он видел до этого.
Вот оно, - не без удовольствия отметил жнец, уже более серьезно концентрируясь на том, чтобы следить за перемещениями и движениями Артмаэля. Он стал значительно точнее бить, гораздо быстрее уворачиваться. Совершенно очевидно, что его владение телом далеко от идеала, но, столкнись с таким кто-то менее опытный, мог бы получить с высокой долей вероятности довольно серьезные повреждения. К тому же, достаточно было всего один раз встретиться взглядом с Артмаэлем, чтобы осознать серьезность ситуации. Нет, умения и силы ему пока не хватит, чтобы убить Легендарного. Однако, очевидно, сам он не остановится. Стоило бы поволноваться на этот счет. Стоило бы побеспокоиться. Но для начала стоит прощупать и эту его возможность. Остановить его он сумеет, в этом сомневаться не приходилось.
Он буквально ощущал волны ярости, исходящие от кидающегося к нему с оружием раз за разом жнеца. Это даже в какой-то степени было увлекательно, пока фламберг не брызнул в стороны парой крупных осколков и несколькими более мелкими, оцарапав скулу куском острого железа до крови. Пожалуй, здесь бы бой и должен был кончиться, если бы будущий ликвидатор не нашел, чем еще удивить Легендарного. Учебная коса смерти рассекла стальной шест, превратив его в две бесполезные железные палки, заставляя отступить, вновь разрывая расстояние между неожиданно ставшим вполне серьезным юношей и собой. Мгновения понадобились для того, чтобы выпустить рухлядь из пальцев и заменить ее на уже привычную тяжесть настоящего оружия, которое со звоном столкнулось с учебной косой Артмаэля. Хаотичные атаки молодого жнеца не могли не впечатлять силой и точностью. Цель, которую он преследовал, была ясна, как день - убить. И это превращало все в гораздо более увлекательное действо, чем просто учебный бой.
- Я вижу, я был прав, - становясь совершенно серьезным произнес седоволосый и, крутанув косу, перешел к наступлению. Он не стремился покалечить. Просто бил ровно так, чтобы отбросить противника дальше, измотать, заставить уйти в глухую оборону, а за тем обезвредить. Пока в руках у него будет оружие, утративший самоконтроль молодой жнец вряд ли сможет вернуться к адекватной оценке ситуации. Лезвие со свистом рассекало воздух, встречая учебное оружие звоном и скрежетом. Пожалуй, впервые, обладатель косы смерти, называющейся так не только по праву инструмента, широко улыбался. И в этой улыбке не было ничего общего с чем-то доброжелательным. Скорее, он был просто доволен тем, что не ошибся в своих суждениях насчет когда-то собранной им души. Он мог бы продолжить бой, выжимая его окончательно, до предела и изнеможения, но это может быть попросту опасно. Из такого состояния можно и не вернуться. А вывести из него можно очень не большим количеством средств.
Улучшив момент, когда оппонент вновь соберется ударить, Легендарный ударил сам, разворачивая косу вверх черепом, венчающим косу, в челюсть новичку.

+1

40

Он не чувствовал боли, страха, жалости. Им двигало лишь желание уничтожить цель. Не существовало более ничего. Ни переломов, ни ушибов, ни вывихов. Если бы «ярость» не пожирала все ресурсы организма, то руководство с радостью создало бы отряд из машин смерти, которых можно использовать для зачистки определенных территорий. Но в таком состоянии любой жнец становится слишком опасным. Нет союзников или друзей, все живое поблизости становится врагом. Не многие сумели совладать с ней, подчинить ее. Именно потому за жнецами, которым «посчастливилось» обладать «яростью» велось пристальное наблюдение. Их считали потенциальной угрозой, которую все еще можно использовать в своих целях.
Возможно, Артмаэль бы так и не остановился, пока его тело еще могло двигаться. Пока у него еще были силы. Он мог истратить все свои ресурсы вплоть до того, что просто погиб от истощения. Сумеет ли он хоть когда-то совладать с этой немного жуткой способностью?
К счастью, Легендарный хорошо знал особенности «ярости», потому вместо того чтобы сражаться с юным жнецом до того момента, как он сам свалится без сил – просто предпочел утихомирить его своим методом. Пожалуй, способ жнеца можно было назвать даже более гуманным. По крайней мере, у Артмаэля больше шансов выжить после удара черепом, украшающим косу, нежели после полного истощения. И плевать, что терновый венец, украшающий череп, «немного» поцарапал кожу, разорвав ее местами, к чертовой матери. Ну, пожалуй, немного подпорченный кожный покров это меньшая из проблем Артмаэля, которого отправили в глубокий нокаут. После такой «тренировки» ему придется долго восстанавливаться. Ну, по крайней мере, доставил удовольствие Легендарному.

Сложно сказать, что же снилось юному жнецу. Боль, что стрелой пронзила его сознание, стерла любые сновидения, которые могли бы посетить юнца. Болело все. Даже то, что по идее болеть не должно. Руки, ноги, спина, голова… есть ли часть тела, которую не пронизывало это отвратительное чувство? Наверное, нет. Каждый вдох давался с трудом, словно на груди лежит что-то тяжелое. Конечности не двигались, по крайней мере – пока. Жутко хотелось пить, но наверное пока не стоит. Да и самостоятельно, взять стакан воды он пока не сможет.
Что произошло? Как он дошел до жизни такой? Да и собственно, где он сейчас?
С трудом открыв глаза, юный жнец не мог ничего рассмотреть. Мало того, что зрение у него от природы никудышнее, так еще и в таком состоянии все перед глазами, мягко говоря, плыло. Голова кружилась, словно он лежит если не на карусели, то в какой-то лодке. В самой голове было совершенно пусто. Да, он помнил, что он – Артмаэль Фаррелл, учится на первом курсе по специальности ликвидатор, но события последних дней словно выпали из памяти.
Сейчас, ему стало по-настоящему страшно. Что если он в лазарете и больше никогда не сможет пошевелиться? Что если произошел какой-то жуткий случай и его тело парализовало? В прочем, болит – значит, восстановится, не так ли? Да и никто не даст парализованному жнецу провести так вечность, убьют, да и все. В этом плане они, пожалуй, были куда гуманнее людей. К чему заставлять кого-то мучиться до конца своих дней, если можно немного ускорить процесс?
Кажется, у него был жар. Естественная реакция организма на пережитый стресс, хотя и весьма неприятная, для самого жнеца.

+1


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC