Доброго дня тебе, странник! Лондон приветствует тебя. Перед тобой множество путей. Лишь ты решаешь, какой образ избрать, прежде чем погрузиться в мрачные тайны Викторианской эпохи. Коварный демон, исполнительный жнец, благочестивый ангел или любознательный человек. Каждый имеет возможность написать свою собственную историю. Все в твоих руках.

Перед игрой:
Основные "заповеди" форума >>> "Правила"
Описание системы игры и ее особенностей >>> "Система игры"
Вопросы по игре >>> "Гостевая книга"
Список ролей >>> "Действующие лица"
Списки "готовых" персонажей для игры >>> "Акции"
Для анкеты:
Образец анкеты с комментариями >>> "Шаблон анкеты"
Новости:

Стартовала первая сюжетная линия "Монстр".
Повествующая о загадочных исчезновениях людей и жутких монстрах скрывающихся под покровом ночи. Ненасытные твари пожирают не только плоть, но и человеческие души.

Kuroshitsuji. Vortices time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


FB. Coffee time

Сообщений 41 страница 60 из 70

41

Удар в челюсть всегда был идеальным методом решения подобных проблем. В конце концов, повезло, что не было свидетелей тому, как Легендарный вынес из тренировочного зала бездыханное тело стажера. В конце концов, вряд ли хорошей идеей было бы тащить его в медпункт снова. К тому же - особо серьезных повреждений, не совместимых с жизнью, юноша не получил. Разве только поцарапано лицо и, быть может, несколько весьма болезненных ушибов...
Вот уже второй раз за сутки ему пришлось волочь этого незадачливого парнишку к себе домой... Но в этот раз уже в прямом смысле, ибо идти самостоятельно жнец точно не сумел бы.
Разместить "пострадавшего" пришлось все на том же диване в зале. Гостевых комнат у Легендарного не было, а потому определить Артмаэля было попросту больше некуда. По колдовав немного над бессознательным стажером и завершив беглый медицинский осмотр и уделив внимание особо серьезным последствиям "занятия" в тренировочном зале, вернулся к оставленному на вечер отчету. Пока юное дарование не придет в себя, в конце концов, ему придется чем-то себя занять. Нет, безусловно, он периодически проверял состояние занявшего диван молодого жнеца, но к тому моменту, как он пришел в себя, в комнате уже угнездился полумрак, окрасивший светлые стены в сумрачно-серые тона. Неяркая лампа, что освещала стол, за которым расположился Легендарный, не давала полного освещения комнаты, но позволяла спокойно заниматься работой. В комнате было довольно тихо и единственными звуками, что нарушали тишину было неровное дыхание его гостя и скрип ручки по бумаге. Так что, едва ритм этого самого дыхания изменился, участившись и став гораздо более нервным, жнец отложил пишущий инструмент и зажег в зале свет.
- Не советую делать резкие движения, - произнес он, подходя к лежащему на диване юноше. Мужчина протянул руку к лежащим на столе очкам стажера и, прекрасно понимая, что сейчас у того явно все плывет перед глазами, нацепил их ему на нос. Он не мог не заметить нездорового жара, касаясь чужой кожи, пока одевал Артмаэлю очки. Что ж, это вполне естественная реакция тела. И первое время подобное будет случаться, пока он будет учиться брать под контроль свои способности и свое тело. Сбивать температуру прямо сейчас в любом случае нельзя. Тело борется с последствиями чрезмерных затрат внутренних ресурсов. Однако, от компресса хуже не станет. Легендарный не на долго удалился на кухню, дабы смочить обычное полотенце холодной водой, а за тем, вернувшись, опустить влажную ткань на лоб юноше, - Пока не дергайся, когда почувствуешь себя лучше - можешь попробовать сесть, - все же, для одного дня  это слишком много. Пережить подобную схватку с наставником, чтобы за тем вот так быть выброшенным за собственные пределы. И все же - это реальный шанс для стажера достичь гораздо большего. Если только он сумеет сохранять при этом ясное сознание.

+1

42

Столько всего – действительно слишком много для одного юного жнеца. Да что там говорить, не каждый опытный воин выдержит столь интенсивную нагрузку и игру в «давай доведем жнеца до почти полного истощения». Артмаэль чувствовал себя так, словно по нему пробежалось стадо баранов. Ему было паршиво не только физически, но и морально. Было бы куда легче, если бы он мог припомнить хоть что-то из минувших событий, но любая попытка сделать это приводила к новому витку пронизывающей боли.
- Не советую делать резкие движения.
- А я уж хотел чечетку сплясать. – Тихо произнес юный жнец, хриплым голосом. Кажется, у него было сломано несколько ребер, о чем говорила тугая повязка. Да, жнецы намного крепче обычных людей, но от переломов они не застрахованы. Интересно, когда он успел попасть под каток или что-то вроде него?
Очки позволили видеть мир немного четче. Перед глазами окружающий мир все еще немного расплывался и даже суровый жнец выглядел как какое-то мутное пятно с парой очков и двумя ртами. Когда Легендарный успел мутировать?
Холодная ткань, что легла на лоб, немного облегчила боль и принесла немного ясности в спутавшийся рассудок. Увы, но она так и не позволила юному жнецу ничего вспомнить. Только не говорите, что он напился до того состояния, когда решил, что Легендарный жнец еще ничего так. Да нет же, в своих предпочтениях жнец был уверен, может баз очков его собеседник и потянет на «прекрасную нимфу», но лишь с натяжкой. Некоторых вещей ему не хватало, а чего-то было в избытке. Однако интересно, сколько девиц сохнет по Легенде и сколько из них готовы будут убить молодого жнеца за то, что он спит на Его диване?
- Пока не дергайся, когда почувствуешь себя лучше - можешь попробовать сесть.
- Да я понял. – Артмаэль коснулся дрожащей рукой повязки. Да уж, тяжело ему было это сделать. Рука не слушалась, дрожала, болела. Каждая мышца, каждая клеточка, каждая частица. Казалось, словно его тело просто взяли и выкрутили как тряпку, выжимая все соки.
- Что произошло? – Спросил он, взглянув на Легендарного и пытаясь «поймать его в фокус». – Только не говорите, что меня встретила толпа ваших фанаток. 
Артмаэль не будь Артмаэлем, если бы не попытался сесть. Одной рукой он кое-как ухватился за спинку дивана, второй же – оттолкнулся от дивана. Кое-как, с большим трудом, но он все же сел, откинувшись на спинку дивана и запрокинув голову назад. На это ушло больше сил, чем он рассчитывал, но лежать подобно овощу он не хотел. Больно, неприятно, ужасно, но почему-то он не мог валяться и жалеть себя. Может, не хотел выглядеть развалюхой в глазах Легендарного?
Приложив мокрую тряпку ко лбу, жнец посмотрел на «учителя», теперь он мог видеть его чуть лучше, но голова немного закружилась от столь резкой смены положения, хорошо еще, что юный жнец сидел, опершись о спинку, иначе мог просто свалиться.
На самом деле, вопросов было много, Артмаэль понимал это, но не мог толком сформулировать хоть один, казалось, что у него каша в голове из мыслей, чувств и отдельных отрывков тех или иных фраз.

+1

43

Легендарный качнул головой, наблюдая, как Артмаэль тяжело садится. Да, досталось ему серьезно, но все могло быть гораздо хуже, если бы он не остановил его.
- Что произошло? Только не говорите, что меня встретила толпа ваших фанаток. - прохрипел юноша, заставив Легендарного вздернуть бровь.
Фанатки? Сложно даже представить подобное. Нет, он, конечно, замечал странную реакцию от первогодок после того, как проводил иногда занятия по просьбе руководства. Вот значит, как... Фанатки волновали его гораздо меньше, чем собственная служба. Как и все остальное. Он не стремился никогда заводить каких-либо отношений с кем-то, кроме деловых.
- Не знаю, что ты имеешь в виду, но нет. столкнулся ты исключительно со мной, - немного сухо отозвался Легендарный, вновь делая пометку в очередной графе отчетной таблицы, - Возможно, я немного переборщил... Как твоя челюсть? - не отрываясь от своей работы поинтересовался он. Безусловно, он подклеил царапины на подбородке и щеках Артмаэля пластырем. Но, наверняка, у того должна просто не милосердно ныть челюсть. Да и общее состояние не лучше, чем если бы по нему промчался табун лошадей.
- И так... У тебя все же есть скрытые резервы, - негромко заметил мужчина после недолгого молчания, поднимая взгляд на Артмаэля, - Теперь твоя задача - восстановиться и заняться их развитием, а так же научиться как следует владеть своим разумом во время их применения, - жнец ткнул в его сторону ручкой, - Советую научиться контролировать свою ярость... Иначе пострадают не только те, кто окажется рядом, но и ты, с высокой долей вероятности, умрешь. Либо от перенапряжения, либо от руки сотрудников отдела Ликвидации.
Добавлять так же и себя в кандидаты на устранение буйствующего жнеца он не стал... Такое уже случалось однажды. И он с полной уверенностью мог бы сказать, что каждый раз, когда ему поручалось подобное, все походило на то, что Департамент, скорее всего, надеялся избавиться от неудобного жнеца. Однако, пока он не мог говорить наверняка. И не стал бы озвучивать своих выводов вслух. В конце концов, некоторые вещи довольно опасно заявлять публично.
- Твоя сила - довольно редкая. И от того - довольно опасная, - поправив очки протянул Легендарный, не сводя пристального взгляда с потрепанного стажера, - Не злоупотребляй этим. Иначе ее воспримут как угрозу.

+1

44

- Челюсть. – Жнец коснулся названной части тела. – Болит, но терпимо. – Он отодрал к чертовой матери пластыри, которые казались ему явно лишними. Вот же натура, ни бинты не хочет долго носить, ни пластыри, мешают они ему, видите ли.
- Значит, ярость. – Артмаэль призадумался. Пускай думать было проблематично и даже немного больно, но он решил не задавать глупых вопросов, тем более он уже изучал материалы, в которых говорилось о различных особенностях жнецов. Ярость числилась как опасная и неудержимая способность, использование которой было запрещено из-за ее опасности. Вот только в бою, когда такой жнец ранен, он не сможет проконтролировать себя, не так ли? А значит будет устранен, если не прикончит того кто попытается это сделать.
И почему тихому и хладнокровному жнецу досталась такая буйная и неудержимая способность? Логичнее было бы, если бы такое обнаружилось у Алана, но может оно и к лучшему. Спокойный характер, трезвость рассудка и сила воли ведь наоборот могут помочь обуздать ярость, не так ли?
- И как мне совладать с ней? Если я, к примеру, не могу вспомнить события вчерашнего дня, а уж тем более сам момент перехода. – И то верно, если бы жнец помнил хоть что-то, то смог бы найти так называемый переключатель или точку опоры, благодаря которой смог бы намеренно вводить себя в состояние ярости. Вот только одно дело «включить» ярость и совершенно другое – контролировать ее.
- Признаться, я изучал тему подобной способности, но на примере людей. – Еще бы, раз способность в числе запрещенных, значит и литературы о ней так просто не найти. – Хотя там не говорится о контроле. – Артмаэль вспомнил рассказы о берсеркерах викингов, которые вводили себя в состояние транса при помощи галлюциногенных средств. И тут же ему вспомнилось еще кое-что интересное.
- А как насчет медитации? – Он приложил немного нагревшуюся тряпку к виску. – В любом случае, я понимаю, что путь освоения этой способности долгий, трудный и опасный, но она может быть полезной. Могу ли я попросить вас помочь мне с этим?
Не хотелось стать мишенью для своих же коллег. Так и представлялась картина, как на бедного юного жнеца начинает охоту его же группа, вместо выпускного экзамена. Алан, наверное, будет просто счастлив, получить возможность выпотрошить столь ненавистного ему «блондинчика». Еще бы, не каждый день выпадает возможность разделаться с тем, кого ты никак не можешь победить в сражении на тренировочных косах, и кто постоянно обгоняет тебя на забегах.

Отредактировано Artmael Farrell (2016-12-01 22:07:55)

+1

45

Нет ничего сверх удивительного в том, что Легендарный согласился помочь разобраться с тем, как совладать с безумием. Однако же, он запретил называть себя учителем, при всем при этом. Пожалуй, это было единственным его условием. Пощады, как и прежде, стажеру от жнеца ждать не приходилось. Он всего лишь помог освоиться на первых порах. А дальше юноше предстояло самостоятельно тренироваться, самостоятельно привыкать к новым возможностям и учиться постоянно держать себя в руках.  На этом, пожалуй, все и закончилось. И жнец вновь погрузился в работу, совершенно, казалось бы, забыв обо всем. О чужих проблемах и заботах уж точно, ибо своих хватало с лихвой. В конце концов, не вечно же ему следить за тем, кто да как сдает экзамены, проходит тесты, да показывает себя перед наставниками. Выяснил только для себя, что экзамен Артмаэль сдал и на том успокоился. В конце концов, отныне в его наблюдении и помощи юноша не нуждался. Легендарный был уверен в этом, так же как в том, что завтра наступит новый день или в том, что вечером садится солнце. А потому и выбросил мысли о том, что да как могло быть из головы, погружаясь в собственные заботы, работу и исследования, на которые появилось больше свободного времени.
Надо ли говорить, что получив конверт с поручением немедленно явиться для ознакомления с материалами одного "тонкого" дела застал Легендарного не вовремя и не в настроении.
Стоя в кабинете перед вызвавшим его начальством, жнец равнодушно скользил взглядом по страницам предложенного ему "деликатного" дела. По всему выходило, что дело самое, что ни на есть обычное, если б не один нюанс. Один из диспетчеров, что работал в крохотном местечке Кардиф заметил одну странность... Пропали бесследно пара душ, которые должны были быть собраны. То есть тела были в наличии в городском госпитале, но люди были мертвы. Объяснить толком ситуацию не смогли, но подозрения были далеко не радужные. На первый взгляд этих людей ничего не связывало. А значит, придется несколько глубже копнуть в ситуации.
- Я могу приступать немедленно? - поинтересовался седоволосый, глядя на пригласившего я для ознакомления с материалами дела жнеца. Не высокий, кабинетный работник, как и многие из тех, кто просто занимаются архивами и перенаправлением дел к тем сотрудникам, которые уже примут их на рассмотрение и выполнят предписанную резолюцию, что вынесло вышестоящее руководство. Ничего необычного во всем этом не было бы, если бы жнец, пригладив рыжеватую шевелюру, не сообщил:
- Ваш напарник немного запаздывает, - поправляя очки произнес он, выпрямляясь за массивным столом, заваленным бумагами, - Однако же, решено было, что вы отправляетесь туда в сопровождении специалиста из отдела ликвидации, так что вам придется подождать его прибытия, - собеседник развел руками, словно извиняясь за задержку.
- Напарник? - с легкой долей удивления переспросил седоволосый, но более ни чем не выразил ни согласия ни протеста по поводу того, что ему не удастся отправиться в Кардиф прямо сейчас. ответом ему был неловкий кивок и напряженное молчание. Видимо, передавая дело, жнец предполагал, что Легенде может прийтись по не душе чье-то присутствие во время работы. Но сказать ничего по этому поводу не мог, а заговорить о чем-то еще не решился. Да и о чем заговоришь с ним? О том, какие в моде очки? Или о том, какая погода на туманном Альбионе нынче? Молчание затянулось и нарушать его явно уже никто не собирался.
Наличие напарника, разумеется, не радует, - отстраненно отметил Легендарный, склоняя голову на бок. Придется действовать с оглядкой на второго участника дела. А это значит, что придется отвечать не только за себя. Он не любил работать в команде, предпочитая оставаться одиночкой. Так гораздо проще и легче.
Дверь за спиной жнеца негромко скрипнула, открываясь, и жнец, что вернулся было к своей работе, почти с облегчением посмотрел на вошедшего:
- А. Вот и вы... Вы уже получили свой экземпляр дела, верно? - мужчина приподнялся со своего места, - В таком случае, не смею задерживать... Господин Легендарный, мистер Фаррел, Департамент надеется на вас,  - серьезно сообщил жнец, заставив седоволосого обернуться к вошедшему в кабинет еще недавнему стажеру. Более неожиданной кандидатуры нельзя было и предположить. Однако, от чего именно его отправили работать с ним догадаться не сложно. В конце концов, решили, что Легендарный примет хоть кого-то в свою компанию. Смерив Артмаэля долгим нечитаемым взглядом, мужчина закрыл папку с материалами, и так же, не проронив ни слова, вышел из комнаты. Лишь в коридоре он негромко произнес:
- Делай, что хочешь, главное - не мешай мне работать и не совершай глупостей, - пожалуй, эту фразу слышал каждый, кому повезло поработать с ним хотя бы раз.

+1

46

Столько времени прошло. Артмаэль научился справляться с яростью и использовать ее по своему усмотрению, но предпочел скрыть этот факт от руководства, пока что. Да, это было нелегко, подчинить себе что-то дикое и неудержимое. Легендарный был очень строгим «не учителем», который совсем не жалел юного жнеца, да и от своего наставника Артмаэлю так же доставалось. В конечном итоге, не смотря на все трудности, жнец все же закончил обучение. Наступили трудовые будни.
Ликвидатор. Это действительно звучит гордо. Пускай и приходится рисковать жизнью, выполняя опасные поручения, жить в постоянном напряжении. К несколько напряженному графику было сложно привыкнуть, по началу. В итоге, Артмаэль привык к дежурствам, привык к происшествиям, привык к опасности. Стажировка, не сказать, что прошла гладко, но вполне успешно.
Очередное задание не было неожиданностью. Единственное что не нравилось Артмаэлю – наличие напарника. Он уже привык работать один. Да, раньше, пока он еще был молод, его постоянно ставили с кем-то в пару, дабы он перенимал опыт старшего поколения, но теперь то зачем? Неужели сам не справится с каким-то очередным демоном или еще какой тварью? В целом, полученные материалы не поясняли наличие напарника.
Осталось надеяться, что это будет не очередной самонадеянный идиот, которого мне же придется спасать.
Подумалось жнецу, когда он стоял у входа в злосчастный кабинет. Было бы отлично, если бы он получил текст задания раньше, а не за полчаса до отправки. Проблемы с курьерами или лень секретаря/начальника? Поздно искать виноватых, все равно крайним окажется он из-за того, что пришел позже на пару минут. Зато, пока ехал в лифте, было время ознакомиться с материалами. Хоть что-то хорошо.
Увидев своего «напарника» Артмаэль удивился, но виду не подал. Лишь поприветствовал Легендарного и выполнил все формальности, которые необходимы для того чтобы приступить к заданию.
- Делай, что хочешь, главное - не мешай мне работать и не совершай глупостей.
-Иное, от вас, я и не ожидал услышать. – Спокойно отозвался Артмаэль глядя на своего напарника. – Но раз мы должны работать вместе, то давайте работать вместе.
Самоуверенность еще никого до добра не доводила.
Жнец говорил, опираясь на собственный опыт. Да, он терпеть не мог работать с кем-то в паре и напарники вечно лезли куда не просят и не хотели следовать плану говоря: «я сам!». В итоге Артмаэлю приходилось их спасать и тащить в лазарет, если еще было что тащить.  Даже на собственном экзамене Артмаэлю пришлось осадить самоуверенного напарника и заставить действовать сообща. В прочем, ему не привыкать делать вид, что он безоговорочно подчиняется, но при этом не быть балластом и скорее манипулировать своим напарником.
Юный жнец смахнул с черного плаща невидимую пылинку и проверил надежность крепления ножен на поясе. Меч. Разве кто-то сомневался, что Артмаэль выберет именно это оружие? Нет, в этом не было никаких сомнений.
- Предлагаю осмотреть тела жертв. По характеру повреждений или отсутствию можно понять, с чем или кем мы имеем дело. После можно осмотреть предполагаемое место преступления. Улики, если они там есть, никуда не денутся, тела же могут вскоре похоронить. Не знаю как вам, а мне не по душе коротать вечер на кладбище с лопатой. – Артмаэль, не встретив сопротивления, вынул черный фламберг из ножен и легким взмахом клинка создал портал в мир людей.  Интересное оружие выбрал юный жнец, почти такое же, как во время той самой тренировки, когда он впервые ощутил на себе дикую природу ярости. Оружие, которое само по себе может доставить массу неприятностей врагу, а в купе со свойствами косы смерти – и подавно. Каким бы милым и невинным жнец не был на вид, его намерения легко было понять по оружию. Если не убить противника – то доставить ему массу неудобств, благодаря усложнению естественной регенерации.
И так, они перенеслись в мир людей. Артмаэль прекрасно понимал, что ведет себя несколько нахально со старшим по званию, но плестись хвостиком и не отсвечивать, он не хотел. Хотя сам не слишком любил подобное со стороны других напарников.
Мир людей встретил жнецов всем своим гостеприимством. Дождь, грязь, холодный ветер. Красота, одним словом. Вся прелесть осени была в распоряжении жнецов. В прочем, разве же они боятся подобных погодных условий? Бывало и хуже.
- Мы недалеко от госпиталя. – Жнец провел рукой по волосам, попытавшись смахнуть с них хоть немного влаги. Тщетная попытка, более сухим Артмаэль от этого не стал. Не стоило терять время, если не хочется целый день щеголять в мокром костюме. Осталось надеяться, что в госпитале будет обстановка приятнее. В прочем им не нужен весь госпиталь, а лишь та часть, где хранят тела преждевременно почивших людишек.

0

47

- Иное, от вас, я и не ожидал услышать, - иное от него вовсе слышат редко. Пожалуй, за последнее время он стал менее терпим к чужой компании и еще более отчужден в общении с коллегами.  Мужчина не обратил внимания на комментарий о совместной работе. В итоге все равно все выходит не так, как планировалось. И вряд ли сегодняшний случай будет исключением. он мог бы сказать весьма многое о том, что именно он думает обо всех попытках поставить его работать с кем-то вместе и чем это обычно кончается... но опять же промолчал.
- Я и так планировал осмотр тел... - холодно отозвался Легендарный, даже не взглянув на своего новоявленного "напарника". Интересно, он всерьез полагает, что подобная мысль не пришла в голову никому другому?  Разумеется, юное поколение всегда и во всем пытается казаться первым и уникальным. Быть может, пора было бы привыкнуть к этому за столько лет, что он продолжает жить. Довольно странно. Многие из тех, кто учился вместе с ним уже мертвы, а он все еще как-то держится. На упрямстве ли, или на силе воли - не понятно на чем, но продолжает существовать, упрямо тащить на себе все то, что нет-нет да сваливается на плечи. Мало кто догадывается, чем это переодически оборачивается. Мало кто понимает, почему он предпочитает работать в одиночку. Наверное, основная причина все же в том, что устал видеть, как бессмысленно погибают товарищи по оружию. Наверное просто устал пытаться спасать других, подставляясь сам.
Скользнув взглядом по оружию Артмаэля, легко рассекшему воздух, Легендарный безмолвно шагнул в раскрывшийся проход.
Слякоть и дождь. Что ж, этого и стоило ожидать от такого крошечного городка, как Кардиф. Бывший стажер и новобранец пока не раздражал, а это значит, что можно не обращать пока на него внимания. В конце концов, он не мешает. Если он начнет становиться обузой - это будет уже сугубо его собственная вина. Мужчина даже не попытался стряхнуть с длинных, почти сразу же отяжелевших и намокших от влаги волос капли дождя. Только запахнулся в плащ и не сказав ничего направился в сторону госпиталя. Оставалось только порадоваться, что для людей они остаются не заметными. В конце концов, в морге будет немного неловко, если их заметит кто-то нежелательный.
Госпиталь ничем не отличался от типичных провинциальных больниц с их вечным недостатком средств, недостатком рабочих рук и совершенно ужасными условиями. Неудивительно, что в этих облупившихся стенах с обшарпанными дверями царит такая давящая атмосфера.
Человеческие больницы всегда полны запаха смерти и безнадежности. Люди так боятся исчезнуть, они мучаются от болей, они  страдают. Легендарный равнодушно скользил взглядом  по медленно двигающимся по коридору бледным, будто бы выцветшим людям. Тусклые. Едва живые, хотя многим из них еще рано умирать. пожалуй, донельзя странный факт - люди способны убить себя сами гораздо быстрее любой болезни. И в этом нет ничего хорошего.
- Идем, - коротко бросил Легендарный, вдоволь налюбовавшись на неприглядную картину и, заметив двоих мужчин, катящих по коридору каталку, накрытую белой простыней, двинулся за ними следом.
Искомые тела обнаружились довольно быстро. Впрочем, искать особо и не пришлось - бирки на больших пальцах были свежими, а чернила с надписями, обозначающими их имена, казалось, еще не высохли. Чуть прищурившись, жнец, потянул с одного из умерших белое покрывало и принялся за осмотр. На первый взгляд тело выглядело совершенно нормальным. то есть умершим вполне естественно... Вот только раньше срока. Глаза не молодого мужчины со светлыми волосами были широко распахнуты, словно он был очень удивлен. Странно, что их не удосужились даже прикрыть. Хмуро ткнув пальцем в плечо мертвого человека, Легендарный недовольно поджал губы.
- Он почти не окоченел, - сообщил жнец, выпрямляясь и проверяя второй труп. Ситуация была ровно такой же. Довольно странно было наблюдать такое состояние тел, учитывая, что умерли оба, судя по всему, около полусуток назад. Взгляд невольно зацепился за шнурок на шее мертвого. Аккуратно потянув за него, мужчина выудил из под нательной рубахи бывшего пекаря крохотный колокольчик на цепочке. Обыкновенный колокольчик, вместо крестика.
- К чему бы это... - задумчиво рассматривая вещицу, мужчина вновь поджал губы, пытаясь вспомнить, где он видел подобное. Определенно ранее где-то встречал - все же не одно десятилетие живет и занимается своей работой.

+1

48

Легендарный жнец, как обычно был холоден и равнодушен. Артмаэль уже привык к подобному от своего не учителя. Более того, юный жнец и сам отчасти перенял манеру поведения Легендарного. Во время работы, лишняя болтовня и эмоции ни к чему. Он уже успел усвоить этот урок, тем более что благодаря урокам с серебряным жнецом, юноша преуспел в самоконтроле.
Хорошо, что жнецы могут становиться невидимыми для людей, иначе было бы весьма сложно пояснить, что они собственно забыли в больнице. Можно было бы переодеться в докторов или же обратиться за помощью, ну, к примеру, воткнув кому-то в ногу отвертку или что-то в этом роде.  В прочем, как показывает практика, скорее всего жертвой был бы сам Артмаэль. Инициатива наказуема, стоит помнить об этом.
Трупы. Ничем не примечательные человеческие трупы. Разве что да, нет следов трупного окоченения. Действительно странно. Спустя столько времени, тела должны быть твердыми как камень, а они податливы подобно глине. Возможно, на самом деле они пролежали больше пары дней? Не имей жнецы точной информации, то могли предположить и подобное.
Колокольчик. Артмаэль так же присмотрелся к найденной вещице. Ничего примечательного. Юный жнец принюхался, пытаясь уловить любой запах, который освидетельствовал бы контакт вещицы с темными силами. Но нет, он уловил только аромат выпечки, словно вещица побывала в пекарне. Хлеб и еще что-то, помимо привычных запахов больницы и смерти. – Колокольчик пахнет хлебом. -  Артмаэль резко сделал шаг вперед, подойдя к Легендарному почти вплотную, и принюхался к самому жнецу.
- Нет, не то. К слову милый у вас одеколон. -  Произнес он, пытаясь уловить источник запаха. Что-то знакомое и в то же время мерзкое и неприятное. Сера. Тонкий, едва уловимый ее смрад скользнул по воздуху в тот момент, когда Артмаэль осматривал руку усопшего. Коснувшись вялой плоти, жнец принюхался к руке. – Действительно, воняет серой. Либо они работают на заводе, либо…. – Он замолчал, не слишком бережно, но тихо, уложил руку покойника на место. Для него это были просто куски мяса, не обладающие особой ценностью. Подумать только, он ведь тоже когда-то был такой же грудой мяса и костей.
Поработав ищейкой, Артмаэль обнажил косу смерти и вонзил ее в грудь одному из покойников. Им ничего не сообщили о состоянии пленки. К счастью, она была невредима, но сложно было понять, что же стряслось с обеими жертвами. На последних кадрах обеих пленок был изображен некий старик в черном капюшоне. Пока что это было единственным, что их связывает. Возможно старик и есть причина их преждевременной кончины? Или это совпадение? Жнецы не верят в совпадения.
- Полагаю…. стоит осмотреть место преступления. – Артмаэль, услышав шаги, убрал оружие в ножны и быстро накрыл тела простынями, не хватало, чтобы что-то выдало их присутствие. В морг вошла старая женщина в наряде медсестры и принялась изучать бирки и записывать что-то в крошечный блокнотик.
Жнец вышел прочь из морга, и уже хотел было направиться прочь из больницы, как почувствовал, что его плащ за что-то зацепился.  Обернувшись, мужчина заметил… нет, не гвоздь. Маленькую девочку, которая держалась рукой за край плаща. Она была такой худой и невероятно истощенной. Бледная, даже немного синеватая кожа. Впалые щеки. Мешки… и синяки под глазами, которые из-за этого казались больше. Не нужно быть гением, чтобы понять – девочка одной ногой в могиле. Именно потому она смогла не просто увидеть жнеца, но и прикоснуться к нему. Не смотря на то, что ее плоть была истощена болезнью, хватка у малышки была довольно сильной.
Несколько секунд она молча смотрела на озадаченного жнеца, который застыл, словно скованный цепью.
- Дяденька, я умру? – Тихо спросила она.
У жнеца, от этого вопроса, немного закружилась голова. Он не мог понять почему. Вид девочки. Ее вопрос, они казались ему до безумия знакомыми, но он не мог вспомнить, где видел этот образ. Они однозначно не встречались с этой девочкой ранее, но у Артмаэля возникло невероятное ощущение дежавю. Он не помнил тех дней, смертной жизни, когда видел сотни смертей, когда такой вопрос ему задавали десятки истощенных детишек. Не помнил, но от чего-то его это задело. Задело за такие ниточки души, о наличии у себя которых, он и не подозревал.
- Все когда-то умрут. – Отозвался жнец, не узнавая собственный голос. Нет, он не чувствовал жалости к ребенку, но пребывал в состоянии крайнего смятения, словно он стоит на краю пропасти, шаг в которую сулит ему обретение некого знания о забытой части жизни. Сулит возвращение частички себя. – Даже я. – Более спокойно добавил он, ловко но, бережно выхватив краешек своего плаща из руки девочки,  направился прочь из больницы, вместе с не учителем.
Вот только стоило жнецу немного отойти от больницы, как он почувствовал себя, мягко говоря, неважно. В желудке словно застрял камень. Молодой жнец резко остановился и, наклонившись за ближайшие кусты, позволил «камню» выскользнуть. Выражаясь менее поэтично - его стошнило. Впервые за столько времени бытности жнецом, что несколько обескуражило беднягу. Вытерев рот платком, Артмаэль отшагнул назад, все еще прикрываясь платком.
- Какого черта. – Тихо произнес он, спрятав платок в карман и вдохнув свежий воздух полной грудью.

+1

49

Запах хлеба. Что ж. Это и впрямь интересно. Хлеб и бубенчик могли бы не привлечь внимания, если бы не выглядели довольно подозрительными... если б не запах серы... Сера? Ну не спичечной фабрике же работали эти двое, тем более, что один из них был пекарем. Можно было бы еще решить, что хлебом он пах именно из-за того, что его профессия сказывалась. Однако, это было не так. На втором покойнике обнаружился тот же запах, только вместо колокольчика был бубенчик, пришитый к вороту рубахи. Комментарий об одеколоне жнец предпочел оставить без внимания, бросив на напарника не читаемый взгляд. Совершенно не своевременный комментарий. В морге говорить об одеколоне? Экая странная у него привычка - не вовремя поднимать странные темы. Гораздо любопытнее, что это за субьект в темном капюшоне. Старик, которого видели оба. Стоило бы поискать его. Похоже, что-то этих двоих все же связывало. Хотя бы эта странная встреча, прошедшая, похоже, по одному и тому же сценарию.
- Не похоже, что это случайность, - пробормотал Легендарный. Ситуация в целом смущала, заставляя крепко задуматься о том, что из всего этого можно уложить в критерии рядовой "не типовой" ситуации.
- Полагаю…. стоит осмотреть место преступления. - предложил молчавший до этого Артмаэль и жнец молчаливо кивнул ему в знак согласия. Морг покидали торопливо, не оглядываясь на медсестру, делающую свою привычную работу. Опись тел и причин их смерти. Все это в свое время будет отправлено в городской архив и родственникам несчастных. Тем, у кого они есть. Некоторые же останутся Неизвестными, скончавшимися в госпитале по тем или иным причинам.
Легендарный даже не замешкался, миновав пожилую медицинскую работницу, не остановился он и у дверного проема, однако, замер, услышав тихий голос, шепчущий такое избитое:
- Дяденька, я умру? - жнец медленно обернулся, застав бывшего стажера с совершенно непередаваемой смесью эмоций на лице и маленькую, измученную тяжелой болезнью девочку, стоящую у стены. Такая хилая, с почти прозрачной кожей, словно просвечивающая изнутри.  Было странно наблюдать, как меняется выражение лица Артмаэля, на несколько мгновений возвращаясь к тому, что он когда-то видел, наблюдая еще живым доктора, пытавшегося спасать людей в зачумленном Лондоне. Легендарный качнул головой, негромко кашлянул, намекая на поджимающее время, и спешно покинул морг.
На выходе с территории госпиталя пришлось остановиться, так как, похоже, встреча не прошла даром для Фаррела.
Кажется, подобное, Легендарный наблюдал и раньше. Когда ощущается схожесть с тем, что было в твоем прошлом. Почему-то молодежь очень остро реагировала на это, тогда как сам жнец никогда не испытывал ничего подобного. Настолько намертво забылось все, что было в его прошлой жизни. Словно ее не существовало и вовсе. Мужчина молча ухватил длинные волосы напарника, придерживая их дабы в последствии не пришлось тратить время еще и на приведение себя в порядок.
- Это случается, - меланхолично отметил жнец, не глядя на своего более юного протеже. В какой-то мере, он даже немного завидовал подобным случаям. Иногда бывало любопытно узнать - было ли в его жизни хоть что-то сколько-нибудь важное? Но жнец тут же отметал все мысли о подобном, возвращаясь к работе, - Идем. Здесь не очень далеко.
Парк, где были найдены тела. Не большой и довольно благообразный. Сейчас он пестрил яркими ярморочными флажками и палатками с цветастыми вывесками. Даже в такую слякоть люди не забывали о том, что иногда стоит повеселиться. Даже на расстоянии были слышны заунывные завывания шарманки и не менее заунывные зазывания ее владельца.
Люди сновали туда сюда. Однако, было во всем этом что-то напряженное. Жнец едва успел отойти в сторону, когда в него почти врезалась девочка с растрепавшимися карамельными локонами.
- Минди! Минди, подожди! Если ты пойдешь туда, он заберет тебя! Нельзя так! - донесся голос откуда-то от одной из палаток. Яркая цветная вывеска была украшена рисунком зеленого шарика и на входе в нее висело множество колокольчиков, звенящих на ветру. У входа стояла другая девочка, очень похожая на первую, но чуть старше ее.
- Я не боюсь! Это все ложь и сказки! - закричала Минди и, подняв в верх руку швырнула на землю что-то маленькое, блеснувшее зеленым. Кажется, крупную стеклянную бусину, которая со звоном разбилась о мощеную камнем дорогу.
На лице второй девочки отразился страх, она побледнела и кинулась к осколкам стекла, в ужасе повторяя:
- Что ты наделала... Что ты наделала...

0

50

- Спасибо. – Лишь отозвался немного смущенный жнец. Непривычно было увидеть хоть тень смущения на лице Артмаэля. Осталось надеяться, что столкновение с тенью прошлого не подкосит жнеца слишком сильно. Им еще работать, в конце концов.
Арт послушно последовал за Легендарным, не задавая лишних вопросов. Поначалу он никак не мог отделаться от образа той самой болезненной девочки, которая буквально несколько секунд назад держала его за краешек плаща. Нет, жнеца взволновал не сам ее измученный вид, а те ощущения, которые он вызвал. Неприятно чувствовать себя уязвимым. Тем более проявлять слабость, особенно перед не учителем. Иначе свое поведение Артмаэль назвать не мог.
Парк. Отличное место чтоб дать отдых разуму, но пришли они сюда не ради релаксации. У них есть работа, нет времени на собственные чувства и волнение. Так или иначе, но работа и собственно само место, наполненное более-менее благоприятной атмосферой, позволило отвлечься от тяжелых мыслей.
Завывание шарманки, общая атмосфера веселья и радости, приятный аромат ярмарочной еды, пестрые флаги. Все это отвлекало, заманивало увлечься, бросить все и порадовать себя простыми мелочами. Купить яблоко в карамели, послушать вой шарманки, поиграть в игры на меткость, все это манило, но жнец не из тех созданий, которые готовы легко поддаться. Артмаэль позволил себе увлечься атмосферой праздника ровно настолько, чтобы изгнать то мерзкое чувство слабости и уязвимости из своего сердца.
Тем временем, разыгралась небольшая ссора между двумя девочками, одна из которых чуть не врезалась в Легендарного и в порыве чувств разбила стеклянную бусину о земь. Не в первый раз жнецу было видеть, как ссорятся люди и портят имущество, но что-то заинтересовало его в разбитой безделушке. Присев Артмаэль протянул руку к осколкам, как ощутил все тот же знакомый смрад серы.
- Сера. – Тихо произнес молодой жнец, взглянув на Легендарного. – Присмотрите за девочкой, я изучу лавку.
Он не стал дожидаться согласия или возражений, просто пошагал в сторону искомой палатки. Зеленый шарик на вывеске, множество звенящих колокольчиков. Красивая, увлекающая ширма для темных делишек? Возможно. Услышав крики, Артмаэль неторопливо шагнул внутрь, пока еще оставаясь невидимым для людей.
- Как же мне это надоело!  Зачем я только послушала тебя? Проклятые суеверия. – Причитала молодая женщина, обладающая весьма экстравагантной внешностью. Ее можно было бы назвать цыганкой из-за довольно пестрого наряда украшенного множеством монеток и ярких камешков. Правда, больше всего внимания привлекало ожерелье с необычным зеленым камнем, которое немного напоминало ту самую разбитую бусину.
- Тара, прекрати. – Произнес мужчина, которому было около сорока лет. Он был одет более скромно, нежели собеседница, но наряд все равно привлекал внимание.
- Это была твоя идея! Ты захотел устроить эту нелепую игру с фейри! Посмотри, что из этого вышло!
- Это всего лишь совпадение, ничего больше.
- Нужно прекратить все это. – Женщина топнула ногой, словно это могло как-то помочь.
Спор ни к чему интересному, для жнеца, так и не пришел. Именно тому Артмаэль решился на немного иные действия. Он стал видимым для людей и вошел в палатку. До этого споривших людей, словно подменили. Вместо обид или злости – приветливость и учтивость.
- Добрый день. – Произнес Артмаэль, окинув взглядом палатку, словно видел ее впервые и совершенно не слышал спор между двумя людьми.
- Эй, дорогой, хочешь, я тебе погадаю? Про судьбу твою все что хочешь, расскажу. – Девушка покружилась вокруг Артмаэля, словно танцуя. Она легко взяла жнеца за руку. И стащив перчатку, уставилась на ладонь. В миг улыбка спала с ее лица. – Не понимаю. Я… Ничего не вижу.
- Значит, у меня нет будущего? – Спросил Артмаэль, взяв из рук ошеломленной девушки перчатку надев ее. Неприлично разгуливать с руками наголо. Казалось немного странным, что девушка не увидела никакого будущего, но жнец был достаточно умен, он не человек, а значит, увидеть что-то для девушки было бы проблематично. Но все равно стоит уточнить у не учителя.
- А что насчет глаза фэйри? – Спросил Артмаэль, подойдя к мужчине. Кажется, именно таковой была надпись на вывеске. – Не расскажете по подробнее?

0

51

Сера. Запах серы не был чем-то жутким сам по себе. В конце концов,  если не связывать его с событиями недавних дней - то он даже мог бы быть безобидным... Однако... Всегда существовала вероятность того, что все не так просто, как хотелось бы. Вся проблема заключалась в том, что его напарник отправился в сторону весьма подозрительной палатки с не менее подозрительной надписью "Глаз Фэйри" на красочной вывеске...
Глаз Фэйри? - что-то знакомое во всем этом определенно было. Какая-то взаимосвязь. Вот только какая, вспомнить сейчас не получалось. Что-то все же связывает всю эту цепочку событий между собой. Чье-то присутствие во всей этой череде смертей.
- Присмотрите за девочкой, я изучу лавку. - Легендарный качнул головой и направился вслед за убежавшей светлокосой девчонкой. Всего лишь посмотреть за маленькой смертной - не трудно. Седоволосый жнец неторопливо скрылся с места ссоры двоих детей, слыша за спиной уже два голоса. Кажется, с девочками была служанка, что ж... пусть она и позаботится о второй.
Минди найти удалось не сразу. Легендарному пришлось потратить несколько минут, чтобы пробраться через парковые заросли и увидеть девочку сидящей на земле и рыдающей в голос. Разумеется, увидеть жнеца она не могла. Да и срок ее еще был не близок, что исключало ее из возможного списка жертв... Однако ж запах серы не давал покоя. Что-то здесь было не так. Девочка всхлипывала так горько, словно случилось что-то ужасное. Мешать ей рыдать он не стал, принявшись осматривать небольшую прогалину. Скорее всего, ничего интересного он не найдет... Но тем не менее...

Тем временем, гадалка с некоторым шоком пыталась отойти от увиденного. Линии на руке незнакомца складывались так, что она не могла определить совершенно ничего. Пустота, словно нет не только будущего, но и жизни, как таковой. Женщина с трудом заставила себя собраться, лучезарно улыбнуться и заявить:
- Это значит, что оно просто не определено и вы можете на него влиять так, как вам заблагорассудится, - выкрутилась она.
А что насчет глаза фэйри? Не расскажете по подробнее? - странный гость продолжал задавать вопросы, рассматривая собеседников.
- Глаз Фэйри - это детская игра, - охотно отозвался мужчина, глядя на него, - Тара, подойди, - улыбнулся он, подзывая свою компаньонку.  Смуглая женщина вздохнула, подойдя к нему, но не стала ничего говорить. Мужчина коснулся зеленого камня в ожерелье цыганки и произнес, чуть улыбаясь:
- Говорят, что глаз фэйри - это полый камень, в котором заключен туманный фэйри. В свое время было популярно с такими камнями давать обещания, а нарушившего его туманный фэйри может утащить и убить. Детское суеверие, не более, - при этих словах женщина, которую назвали Тарой, слегка побледнела, но не проронила ни слова, сверкнув глазами из под полуопущенных ресниц на компаньона.
Возможно, Артмаэлю предложили бы приобрести такой камень, если бы снаружи темную ночную улицу не прорезал истошный женский крик.

+1

52

-Я вас понял, леди. – Отозвался жнец, утратив всякий интерес к гадалке. Будь он смертным, мог бы обронить что-то вроде «подобные потуги не стоят и фартинга», но на самом деле все равно не собирался платить ей. Артмаэль считал гадалок и предсказателей не более чем шарлатанами, которые ловко строят догадки просто наживаются на незадачливых идиотах, которым просто хочется верить во что-то. Хочется чудес.
- Говорят, что глаз фэйри - это полый камень, в котором заключен туманный фэйри. В свое время было популярно с такими камнями давать обещания, а нарушившего его туманный фэйри может утащить и убить. Детское суеверие, не более.
Пока мужчина говорил, жнец внимательно наблюдал за цыганкой (настоящей ли?). Ее реакция красноречиво говорила сама за себя. Неужели леди дала обещание камню и теперь боится нарушить его?
Занятно.
Подумал Артмаэль, переведя взгляд на мужчину. Он хотел, был что-то сказать, но его отвлек женский крик снаружи. Очередная жертва? Если так, то ситуация выходит из-под контроля и нужно что-то с этим делать. Души исчезают, а это единственная ценность человечества, которую они могут унести с собой в могилу.
Для смертных жнец словно исчез. Интересно заметят ли они, что вместе с ним испарилось еще около десятка милых зеленых камешков? Он мог бы стащить ожерелье цыганки, но не пожелал подвергать опасности жизнь и душу незнакомой особы. Кто знает, как отреагирует дух, если отлучить камень от жертвы. Остается лишь одно – вызвать его гнев на себя, и, следуя традициям ликвидаторов – уничтожить.
Выйдя из палатки, жнец ожидал увидеть труп маленькой девочки, но связано это было не с природной жестокостью или неприязнью к человеческим отпрыскам. Девочка разбила бусину, могла разозлить духа. Почему же вместо нее он забрал служанку? Возможно, дело действительно в обещаниях, а не разрушении бусины? Можно проверить опытным путем.
Жнец осмотрелся. Вокруг царила паника. Кто-то пытался привести служанку в чувства, кто-то испуганно вцепился в такого же перепуганного человека. Иные же предпочли поскорее покинуть проклятое место.
Смерть пугает. Своей неизбежностью.
Артмаэль присел рядом со служанкой, от которой только что отошел человек, пытавшийся привести ее в чувства или убедиться в том, что она действительно мертва. Жнеца никто не видел, так что он мог не беспокоиться. Более того, небольшая неразбериха позволила ему изучить тело на предмет внешних повреждений и отыскать злополучную бусину. Бусины при женщине не оказалось. Зато нашелся небольшой колокольчик, который, по поверьям, должен был защищать от злых духов. Защитил, ничего не скажешь.
Мужчина не стал церемониться, обнажив косу смерти, он пронзил тело усопшей в области сердца, дабы увидеть какое же обещание она дала туманному фейри и как им образом нарушила его. Пока он просматривал пленку, жнеца не покидало чувство, что за ним кто-то наблюдает. Отвлекшись, Артмаэль увидел лишь своего не учителя.
- Девочка еще жива? – Спросил Артмаэль, подходя к Легендарному. – Как вы относитесь к охоте? – Жнец протянул собеседнику руку. На раскрытой ладони красовался десяток полых бусин, в каждой из которых, предположительно был туманный фейри.
- Я предлагаю поймать нашу рыбку на живца. - Жнец спрятал бусины в карман. - Служанка тоже заключила пакт с фейри. Пообещала признаться возлюбленному в своих чувствах до обеда сегодняшнего дня. Полагала. - Артмаэль посмотрел на усопшую.- Что это заставит ее сделать первый шаг. Сделала, ничего не скажешь.
- И так, я предлагаю себя в качестве живца. Если согласны, то давайте отойдем от людей, дабы никто не пострадал. Случайно.

+1

53

Крик, разумеется, не мог не привлечь внимания. По всему выходило, что жертва была, да только совсем не та, которую они предполагали. Девочка, до того заливавшаяся горючими слезами, побледнела, а за тем, с той же прытью, с которой до этого сбежала от сестры, подскочила и помчалась обратно. Мужчина вздохнул, с легким недовольством прищурился, но отправился вслед за ней.
Люди, конечно же, не удивили ничем новым. Линия поведения при подобных событиях всегда одна и та же... Большая часть пестрой толпы стояла и смотрела, словно завороженная зрелищем мертвого тела на не слишком чистой брусчатке. Другая же, меньшая, спешно ретировалась, уводя с собой детей, женщин, прочих слабонервных зрителей. Судя по тому, что девочка, за которой жнец присматривал, кинулась к мертвой, они были знакомы... Вторая девочка так же испуганно стояла рядом, бледная, будто полотно. Ни одна ни вторая не видели склонившегося над женщиной Артмаэля. Разумеется, видимых следов "преступника" вокруг не наблюдалось. Подойдя ближе, жнец увидел, как Артмаэль вертит в пальцах колокольчик. Такой же, какие были у двух других жертв.
- Девочка еще жива? - бывший стажер поднял на него взгляд, поднимаясь и отворачиваясь от тела.
Легендарный лишь молча кивнул в сторону упомянутого ребенка. Жива, здорова, да и умирать не собирается совершенно, судя по ее пленке. Ближайшие лет сорок они точно не должны встретиться.
- Охота? - чуть прищурившись поинтересовался жнец и склонил голову на бок, - Полагаешь, это существо клюнет на обещание от жнеца? - спокойно поинтересовался мужчина, но, тем не менее, кивнул. попробовать можно, - У тебя есть бусина? Возможно, это все же связано...
Взгляд холодных лаймово-желтых глаз скользнул по стоящей у входа в цветастый шатер женщине с зеленой бусиной в ожерелье. Явно не стеклянной. Видимо, одна из тех, с кем Артмаэль разговаривал в этой самой лавке. Что ж... Судя по всему, ее тоже стоит иметь в виду, как возможную жертву. Детей жнец без всяких сомнений оставил рядом с умершей. Присматривать за ними - точно не его задача. И уж точно не его обязанность следить за тем, чтобы их родители забрали их домой. Скорее всего кто-то уже вызвал сотрудников правопорядка и обеих девочек отвезут туда, где они пробудут до тех пор, пока это будет необходимо.
Отойдя чуть дальше от оживленного парка, Легендарный развернулся к беловолосому и выжидательно уставился на него.
- Ну и, чем ты намерен приманить это? Чем бы оно не было... Это довольно странно, что нет ни единого очевидного следа рядом с жертвами... - откинув назад с лица седые пряди волос, жнец поправил очки, чуть прищурил глаза, - Интересно, что выйдет из эксперемента...
Еще интереснее - сработает ли такая приманка... Уж проще было бы, пожалуй. ловить на того, кто дал обещание и уже нарушил его.. Или вот вот нарушит. Но, с другой стороны, следить за каждым, купившим стекляшку, времени нет. Пожалуй, только поэтому жнец был согласен на подобную авантюру.

+1

54

- Примет или нет, есть лишь один способ это узнать. – Артмаэль лишь театрально пожал плечами. Бусин у жнеца было ровно десять. Десять обещаний. Хоть одна из этих бусин должна быть «пристанищем туманного фейри». Значит нужно что-то пообещать каждой из бусин, а потом нарушить это обещание.
- Если ничего не сработает, то проследим за леди-цыганкой, уж больно странно она себя ведет. – Спокойно произнес жнец, уверенно шагая подальше от скопления народа, вместе со своим не учителем. Нервозность той женщины легко было заметить, она даже не старалась скрыть жуткую тревогу, что терзала ее душу. Из этого следует вывод, что играть со сверхъестественными явлениями весело, пока они не могут убить вас. Ох уж эти людишки со своей любознательностью.
Вы ведь лучше меня понимаете, что за всеми мы не уследим. – Артмаэль призадумался. Слишком много потенциальных жертв, потому нужно сделать так, чтобы эта тварь обратила внимание именно на него. Значит, нужно ее разозлить. Ничто не бесит сильнее, чем насмешливое отношение к твоим правилам.
Когда они оказались на достаточном расстоянии от людей, можно было спокойно поиграть в кошки-мышки с неизвестной тварью, не опасаясь, что пострадают случайные свидетели. Осталось понадеяться, что Легендарный жнец успеет среагировать вовремя, прежде чем Артмаэля сожрут. Стать обедом как-то не очень хотелось, но иного выбора, кроме как довериться не учителю – не было.
- И так. – Артмаэль взял в руки одну из бусин. – Туманный фейри, я обещаю, прямо сейчас обнять моего не учителя. – Торжественно произнес жнец, и спрятал бусину в другой карман. За ней последовала следующая, а за ней еще одна, и еще. Артмаэль довольно быстро перебирал бусины, давая немного странные обещания, которые он совершенно не собирался исполнять. И все они, как не странно касались Легендарного, но вслух не упоминались жнецы. В прочем, обещания оригинальностью не отличались: пожать руку, заплести косу, угостить яблоком в карамели, покрасить в черный, поднять на руки, пригласить в театр, победить, постричь. И лишь одно обещание не касалось Легендарного жнеца, последнее.
- Обещаю попробовать то мерзкое мясо, которое готовит на этой ярмарке тот волосатый хряк у третьей палатки. – Сама мысль о том, что придется попробовать что-то подобное вызывала отвращение. Уж лучше Легендарного внезапно поднять на руки, чем съесть такую дрянь. Вот только, видимо, не учителю не понравилось быть предметом пустых обещаний. Обиделся на такие обещания или на то, что выполнять их никто не собирается?
- Разумеется, к черту эти нелепые обещания. Уж лучше я отправлюсь на рыбалку, нежели стану тратить хоть минуту своего драгоценного времени. – Самодовольно произнес Артмаэль, бросив на траву несколько бусин. Не хватало только ногой их пнуть, для пущей демонстрации презрения к туманному фейри.

+1

55

Легендарный молча слушал, глядя в сторону недавно покинутого места. Было весьма странно принимать участие в эдаком экстравагантном способе охоты на "чудовище". Что бы это не было, оно наделало уже достаточно шума. Впрочем, в сравнении некоторыми иными суевериями, рождавшимися на пустом месте, туманный фэйри действительно напоминает детскую шалость... Взять, хотя бы, историю леди Мэри Говард... В той истории было много мутного. Призрак, забирающий с собой живых.
У леди скорбный экипаж
С шестеркой лошадей.
У леди черный гончий пес,
Бегущий перед ней.
На экипаже черный креп
И кучер безголов,
А платье леди источил
Узор могильных мхов.

Какой-то безумец даже написал об этом стихи, хоть и жила дамочка, предположительно в 16 веке... Вот только разбираться с этим случаем пришлось ему. И дело было вовсе не в призраках. Отступники с удовольствием воспользовались местными страхами. И худшим из всего этого было то, что в это оказался замешан его ученик... Пожалуй, после этого он утратил желание брать на себя ответственность за юные умы, которые так легко склоняются не на ту сторону. Ушлые юнцы воспользовались стишатами и успешно притворились призрачным экипажем. Для чего им были нужны собранные души - так и осталось тайной. Самым важным было то, что они были изъяты вместе с косами отступников, которые были осуждены на месте.
Так что, Артмаэль был прав - успеть все одновременно нельзя. Как, например, нельзя быть хорошим учителем и хорошим сотрудником. Долг учителя - нести ответственность за своего ученика, несмотря на то, что тот уже закончил обучение. Потому Легендарный всегда делал эту работу сам. И каждый раз это заканчивалось одинаково.
Впрочем, от мрачных мыслей довольно неожиданно и быстро отвлек Фаррел.
- Туманный фейри, я обещаю, прямо сейчас обнять моего не учителя. - довольно громко заявил жнец, заставив своего напарника медленно повернуть голову и, изогнув бровь, недоуменно уставился на него. А юный сотрудник отдела ликвидации продолжал, даже не думая останавливаться. Обещания, все, как одно, почему-то, касались его напарника. Дождавшись, когда юнец замолчит, седоволосый жнец неторопливо подошел ближе и, не особенно церемонясь, отвесил Фаррелу звонкий подзатыльник.
- Ничего более абсурдного не слышал в своей жизни. У тебя есть наставник, так отчего же достается исключительно мне? - ледяным тоном поинтересовался он, тщательно пряча зашевелившееся внутри раздражение. Это надо же - из раза в раз этот мальчишка умудряется вызвать в нем эмоции, о которых он давно позабыл. Он уже не помнил, когда испытывал такую досаду и раздражение. Это можно было бы  назвать приятным открытием, если бы ему хотелось этого.
Одна из стеклянных бусин хрустнула под каблуком сапога, обдав уже знакомым запахом серы. Сморщив нос, седоволосый отступил на шаг назад, оглядываясь по сторонам. Впрочем, ничего не изменилось. Те же деревья, те же сумерки и та же мерзкая погода. Вот только куда-то делся Артмаэль.
- Уж лучше я отправлюсь на рыбалку, нежели стану тратить хоть минуту своего драгоценного времени, - голос, стоящего неподалеку, был очень знаком. Даже слишком. Худощавая девушка со светлыми волосами в тонких очках и темном костюме подняла голову, встречая взгляд Легендарного, - Давно не виделись, мастер... - улыбка, расплывшаяся на бледных губах, вызвала легкое содрогание. Эта девушка давно была мертва. Пожалуй, зря он вспоминал тот случай с леди Говард. Страха, конечно, он не испытывал, гораздо больше было удивления. Девушка поправила галстук, неловко запахивая плащ, будто пытаясь прикрыть расплывшееся на белой ткани кровавое пятно. Кажется, он ударил ее в бок, буквально нанизав на лезвие косы, - Я помню ваши последние слова. Вы ведь сказали: "Не этому я тебя учил", не так ли?
Легендарный нахмурился, отступая на шаг.
- Именно. Не этому я тебя учил, впрочем, это было давно, - осторожно произнес мужчина. Появление ученицы вызывало множество вопросов. Равно как и отсутствие Артмаэля.

+1

56

- Странно, что вы дождались, пока у меня закончатся бусины. - Произнес Артмаэль усмехнувшись и потирая ушибленное место. Разумеется, он прекрасно понимал, что просто так ему такую наглость не оставят. Просто было интересно, как отреагирует Легендарный на столь пристальное внимание к своей персоне. Видимо, его все это таки задело, иначе он бы и бровью не повел. Любопытно, надо запомнить. Возможно получится оживить эту мраморную статую. В прочем, возможно Легендарному лучше оставаться холодным и расчетливым? Кто знает.
- Ох да бросьте, я не собирался ничего такого делать с вами. - Артмаэль хмыкнул. - Или вы злитесь именно по этому? - Спросил он с хитрым прищуром глядя на своего собеседника. Ох нарвется же кое-кто, на что-то большее, чем простой подзатыльник. Видимо юнцу нравилось немного досаждать не учителю.
Под каблуком Легендарного тихо хрустнула крошечная бусина. Воздух наполнился легким смрадом серы. Юный жнец осмотрелся, ожидая увидеть какую-то мерзкую тварь, что собирается полакомиться его душой, но вместо этого, обернувшись, увидел все того же Легендарного. Ну как, того же. Скорее это была изувеченная и искаженная версия его не учителя. Волосы, ставшие алыми от крови. Истрепанная и порезанная одежда. Множество весьма серьезных ран и ссадин. Казалось, словно его не учитель прошел через битву с сотней противников и едва стоит на ногах. Под ним, зеленая трава уже успела окраситься в алый. Как он еще живой, с такими то ранениями?
- Вы... что произошло? - Спросил Артмаэль, не понимая какого черта происходит. Если это демон так постарался, то почему с ним самим все в порядке? - Кто это сделал?
- А ты не догадываешься? - "Легендарный" протянул руку вперед, указывая на незадачливого жнеца.
- Я не... - Артмаэль посмотрел на свои руки. Черные перчатки были буквально пропитаны кровью. Что-то было не так. Какие-то выступы, бугры. Резко сорвав перчатки, Артмаэль увидел серую кожу, пронизанную черными венами. Выступы оказались костяными наростами или шипами. Длинные, тонкие пальцы украшали острые как бритва когти.
- Что за... - тихо произнес Артмаэль, понимая, что ему что-то мешает говорить. Языком он нащупал острые как бритва зубы, странно, что не порезался ими же.
- Видишь, в кого ты превратился. - Произнес "Легендарный", привлекая к себе внимание собеседника. Картину дополнило кое-что еще. Тела его коллег, возлюбленной, лучшего друга. Истерзанные и изодранные, словно их рвал дикий зверь.
- Полюбуйся, на свое творчество. - Продолжил не учитель. Трупы стали медленно подниматься с земли. Все как один. Изуродованные, мерзкие. Жнеца охватило такое ощущение реальности происходящего, что он словно забыл о том, что все это происходит не на самом деле, что он жнец, а не демон. Словно вся его жизнь до этого и была наваждением. Словно его психика защищалась от происходящего демонстрируя ему ложные воспоминания.
- Этого не может быть. - Тихо прошептал Артмаэль, надеясь что все это не на самом деле.
- Ты убил нас.
- Убийца.
- Убийца.
- Демон.
- Адское отродье.
- Шептали мертвецы, их голоса сливались в единую жуткую какофонию.
- Что мне...- Едва слышно произнес Артмаэль, не в силах отвести взгляд от окровавленных рук.
- У тебя есть только один вариант. Умереть, пока ты не причинил боль еще кому-то. - Мягко произнесла его возлюбленная, вкладывая в руку Артмаэля его косу смерти. - Кто знает, как долго ты будешь собой, Артмаэль. Ты же не хочешь стать адской тварью. Умри жнецом.
Мужчина посмотрел на косу смерти, на черном лезвии так отчетливо был виден его новый облик, что это было действительно пугающе. Алые глаза с вертикальным зрачком, острые клыки, множество шипов, рога. Красавец, одним словом.
- Ну же, Артмаэль. Покончи со всем.
Он прикрыл глаза. Это действительно казалось неплохим выходом из ситуации. Умереть как жнец, а не блуждать вечность в виде адской тварью, думая что живешь жизнью, которой на самом деле нет.
- Встретимся на том свете, ученик.
Стоп. Что? Ученик?
Артмаэль резко раскрыл глаза, глядя на "Легендарного". Он никогда его так не называл, с самого первого дня дав понять, что никого не учит и в ученики не берет.
- Покончи со всем сейчас, ну же, время истекает.
- Верно. Пора бы. - Произнес Артмаэль, крепче обхватив рукоять косы смерти и со всего маху вонзив ее себе в ногу. Острая боль пронзила тело, но она была лучшим лекарством от любого наваждения, резко и жестоко возвращая к реальности.

+2

57

Девушка, когда-то бывшая уроженкой Румынии. При смертной своей жизни не сделавшая ничего дурного, но умершая весьма мучительно. Несколько проникающих ранений в брюшную полость, попытки защитить своего младшего брата. Около часа мучительно истекала кровью, упрямо цеплялась за свою жизнь, но все же испустившая дух. Еще одна его ошибка. Или же ошибся не он? Кто виноват, теперь уже поздно рассуждать. Улыбка обнажила заостренные, словно у акулы, зубы, способные выгрызать из тел души. Он хорошо помнил, как ее полу детское личико, окрашенное кровью, отражало удивление, когда он явился разобраться с "призраком".
- Да, мастер... Вам так нравится думать, что это не ваша вина... Вы так хотите убедить себя, что моя смерть, пусть и повторная, это справедливо... Но однажды вы задумаетесь над тем, почему... Почему это происходит с теми, кто становится вам близок. Вы опасны, а не мы, - она усмехнулась, некрасиво скривив губы.
- Все верно... Вы опасны. С этим стоит покончить. Признайте, учитель, - еще один голос, который он предпочел бы не слышать. Первый жнец, которого он учил. И первый его ученик, который погиб от его рук, - Вы должны принять ответственность за это. Вы - убийца, а не судья, - ему не нужно было оборачиваться, чтобы знать, что сейчас мальчишка мрачно хмурится. А ведь он воспринимал его как своего друга. Когда-то. До тех пор, пока не понял, что он зашел слишком далеко.
- Возможно. Возможно так и есть, - он не стал бы оспаривать этот факт. На его руках много крови. Очень много. И каждый раз, отнимая чью-то жизнь, он задавался вопросом - делал ли он это, потому что так было нужно и правильно, или потому, что так было нужно департаменту? Разбираться в этом вопросе было опасно. Впрочем, Легендарного вряд ли кто-то попытался так просто убрать.. Скорее всего, нашли бы способ избавиться, если бы он стал слишком опасен, поручили бы это главе отдела Ликвидации, который давно точит на него зуб... Или послали бы куда-то, где он точно сложил бы голову. Если бы он был настолько опасен... Если бы он действительно делал что-то неправильное, давно был бы осужден. И все же, сам он не верил, что это правильно - уничтожать собственных учеников. Но доверить это кому-то еще не мог. Не хотел. В конце концов, он каждому из них давал шанс одуматься.
- Вам придется принять ответственность, - светловолосая румынка вдруг превратилась в Фаррела, продолжая говорить тем же голосом, принадлежащим другому жнецу. Жнец перед ним все больше становился похож на него самого. С таким же холодным взглядом и безучастным выражением лица, - Вы разрушаете нас своим влиянием, учитель... И вот мой приговор... - холодная рука коснулась его плеча, заставляя оглянуться назад. На этот раз в темноте, на границе пересечения теней стоял он сам. Только совершенно другой. Полубезумный, с встрепанными волосами, покрытыми чем-то липким и красным, без очков, с руками по локоть в крови, лицом, забрызганным кровью и светящимися потусторонним светом лаймово-желтыми глазами. Лезвие косы, которую его двойник сжимал в руках, было красным от крови. а у его ног лежали несколько тел, - Прямая дорога в никуда, вымощенная трупами твоих учеников...
В общем-то, это не было удивительно. Но все же, довольно жутко. Легендарный стиснул зубы и зажмурился на несколько секунд. Галлюцинации. Все это не может быть реальностью. В конце концов, ему не грозит ничего подобного. Это всего лишь видение. А значит, его нереальность легко проверить. Судя по тому, что перед ним возникают именно эти лица. нечто вылавливает их из его подсознания. Иного вывода быть не может. Присосалось и ищет самые затаенные страхи. Иллюстрирует опасения. Возможно нужно просто прогнать все свои мысли, лишив видения подпитки. Но времени проверять теорию нет. Нужно что-то, что поможет вернуться к реальности. Мог бы подойти внешний раздражитель. Звук, или запах...
Запах крови ударил в ноздри, возвращая к реальности и выводя из транса. Жнец резко распахнул глаза и неверяще уставился в пустоту. Туда, где совсем недавно стоял его двойник. Однако, улица была пуста. Легендарный медленно обернуться и тихо выругаться.
Артмаэль стоял на том же месте, что и раньше, воткнув на кой-то черт в свою конечность собственный клинок.
- Оригинальный способ привлечь к себе внимание, - произнес жнец, закатывая глаза и в тайне радуясь, что рядом нет его мертвых учеников, - И так, давай проверим... Ты считаешь меня в чем-то виноватым? - поинтересовался Легендарный. В конце концов, стоило бы проверить - не очередной ли это обман. Заодно и удостовериться в ошибочности всех этих высказанных вслух его собственных мыслей... Или удостовериться в своей правоте.

0

58

Боль. Она словно мощный удар по стеклу, разбила иллюзорный мир на сотню осколков. Радикальный, но действенный метод, который позволил вырваться в реальность. У него, в отличие от Легендарного, не оказалось под рукой спасительной ниточки, за которую он мог бы схватиться и вырвать себя из видения. Лишь одна ошибка, которую допустили образы, позволила Артмаэлю действовать более-менее свободно. Седой жнец никогда не называл юнца «ученик», это и стало фатальной ошибкой. Смог бы он вырваться, если бы не это?
- Оригинальный способ привлечь к себе внимание.
- Вы явно не в моем вкусе, чтобы я еще ваше внимание привлекал. – Проворчал Артмаэль, медленно вытаскивая из ноги угольно-черное лезвие косы смерти. Каждое движение причиняло даже больше боли, чем в тот миг, когда оружие пронзило плоть. Хорошо еще, что кость осталась цела. 
- И так, давай проверим... Ты считаешь меня в чем-то виноватым?
- Только в том, что вы – зануда. – Черное лезвие было аккуратно вытащено из раны. Алая кровь активнее потекла из раны, скользя по штанине и окрашивая зеленую траву в алый цвет. Больно. Раны, нанесенные косой смерти болят сильнее, заживают намного дольше. Еще и форма лезвия добавляла хлопот. Что же, по крайней мере, Артмаэль испытал на собственной шкуре, что чувствую те, кого он ранит своей косой смерти. Хотя жалости к «жертвам» это не прибавило ни на дюйм.
- Заживать будет долго. – Произнес он, сев на землю и снимая с шеи галстук, расстегивая верхнюю пуговицу рубашки. Кажется, молодой жнец немного переусердствовал и пробил себе ногу косой смерти насквозь. Хорошо еще, что кость не задел. Так бы сделал себе бесплатную и очень быструю частичную ампутацию конечности. Разумеется, можно было бы прирастить ее обратно, но это отняло бы слишком много времени и сил.
Коса смерти была бережно вытерта о траву и спрятана в ножны. В первую очередь жнец беспокоился об оружии, нежели о собственной шкуре. Сняв ремень, мужчина перетянул ногу выше ранения, чтобы кровь вытекала не так активно. Жаль, что это временное средство, и оно нормальному заживлению раны совсем не поспособствует.
Просить более старшого и опытного жнеца, Артмаэль разумеется не хотел. Не хватало еще выглядеть в его глазах неопытным и глупым юнцом, которого максимум можно посылать за чашечкой кофе в кафетерий. В прочем, он забывал о том, что порой без помощи старших не обойтись.
Интересно, видел ли что-то его напарник? Или для него все выглядело так, словно ликвидатор ненадолго застыл, а потом вонзил себе оружие в ногу? Да уж, идиотская ситуация была бы, на самом деле.
- Вы тоже что-то видели? – Спросил Артмаэль, взглянув на своего не учителя. – А то вид у вас, словно вы призрака увидели.  – Он пристально посмотрел на Легендарного жнеца, пытаясь увидеть у него на лице хоть какую-то тень эмоций.
- Зато теперь я прекрасно понимаю, что испытали жертвы. Примерно.

+1

59

- Я и так это знаю, - кивнул жнец. Зануда - не оскорбление. В его случае это, скорее уж, констатация факта. Однако, обвинений, которые он столь часто слышал в свой адрес, не последовало. Иногда даже ему свойственно сомневаться в правильности своих решений. Хотя это - самое худшее, что он мог бы представить. Жнец всегда должен быть уверен в своей правоте и в верности своего выбора. Но,  чем дальше, тем меньше уверенности и энтузиазма остается. Все меньше рвения к работе и все больше раздумий, вредящих трудовому процессу. Впрочем, и с этим можно продолжать жить. Это не мешает раз за разом пожинать души и разбираться с отступниками.
Правда, иногда это превращается в подобие груза на собственной совести, оставляет глубокие шрамы на душе, отучает доверять и привязываться к кому-либо, потому как привыкаешь, что рано или поздно придется убить того, кто занял какое-то место в твоем весьма просторном за неимением большого количества желающих приблизиться. Они, быть может, и были, но Легендарный уже давно не желал сам идти на контакт. Гораздо проще быть одному. Одиночество не тяготит и не угнетает, вопреки мнению большинства. Оно дает больше преимуществ, чем кто-нибудь может представить. Впрочем, видения, от которых его освободил все тот же запах крови, были довольно яркими.
Пронаблюдав за тем, как Артмаэль перетянул ногу ремнем, жнец недоуменно склонил голову на бок. Интересно. это проявление самостоятельности, или глупости? Он даже не подумал попросить помощи... Хуже не придумаешь, и после этого говорят, что это седой старый жнец не умеет работать в команде. Однако, мужчина решил промолчать, бросив на более юного напарника долгий осуждающий взгляд.
Вы тоже что-то видели? А то вид у вас, словно вы призрака увидели.
Легендарный закрыл глаза, сделал глубокий вдох, пытаясь прогнать нахлынувшие эмоции. Слишком яркие воспоминания. Слишком острый запах соленой с отдушкой железа крови... Слишком прямые вопросы. Их он терпеть не мог. На какое-то мгновение по лицу пробежала тень сожаления, застарелого и глубокого, но так же быстро исчезла, как рябь исчезает с поверхности пруда. Он слишком хорошо умеет держать себя в руках. Слишком дорого ему дается малейшая промашка.
- Видел. Призраков, - коротко отозвался жнец, делая шаг вперед и пристально глядя в глаза бывшему стажеру, - Но ты ведь не ждешь, что я стану о них рассказывать, не так ли? - он довольно жестко перехватил жнеца за руку, закидывая ее себе на плечо, - В следующий раз, мистер Фаррелл, когда надумаете выводить из строя свои рабочие конечности, запаситесь костылями, или обезболивающими... - подпустив в голос ядовитый оттенок произнес жнец, переводя тему с неприятного разговора. Он не любит распространяться о своем прошлом. Не любит рассказывать о скелетах, что притаились в шкафу, под кроватью, да в самых темных углах, в какие лучше не заглядывать. Так спокойнее. О них и так все знают, но упоминать об этом самому все равно не приятно.

0

60

- Нет, не жду. – Артмаэль сильно не сопротивлялся, когда жнец решил стать для него живым костылем. – О своих тоже предпочту не рассказывать. – Хмыкнул он, опираясь на собеседника. Не слишком удобно, но с раненной ногой еще неудобнее. Потому придется терпеть временные неудобства и быть небольшой обузой для не учителя.
В следующий раз, мистер Фаррелл, когда надумаете выводить из строя свои рабочие конечности, запаситесь костылями, или обезболивающими...
- Зачем? У меня же есть вы. – Спросил жнец, усмехнувшись, но ему пришлось отвернуться, так как неосторожный шаг вызвал новую волну боли, скользнувшую по телу.  Мужчина никак не выдал этого, кроме того, что чуть крепче схватился за Легендарного.
- Стыдно признавать, но иного способа рассеять наваждение я не нашел. Слишком уж все было реалистично. Цвета, запахи, голоса, ощущения, чувства. Невольно почувствовал себя марионеткой, за которую все решает какой-то незримый кукловод. Если бы не небольшая ошибка, возможно, я бы и не осознал, что все не на самом деле. Самое обидное, что не было ни одной спасительной ниточки, за которую можно было бы ухватиться и вырвать себя из этого. Если во снах можно заметить какой-то образ, звук, запах приходящий извне, то тут пришлось действовать радикально. – Жнец на пару секунд замолчал. – Может даже слишком.
Ну что же, пусть Артмаэль и травмировал себя, зато это помогло им вырваться из ловушки, тварь исчезла. Видимо, слишком изящным и хрупким было плетение, что освобождение из него, при помощи косы смерти и столь варварского вредительства, просто уничтожило ее. По крайней мере, не было ни мерзкого запаха серы, ни криков, ни угасающих жизней.
Жнецы медленно приковыляли к какой-то забегаловке. Не слишком убогая, но и не роскошная. Обычное местечко, где можно отдохнуть и перекусить неиспорченной едой из чистой посуды. Разве нужно что-то еще?
Видно было, что Артмаэлю немного неудобно быть обузой для Легендарного, потому большую часть пути он молча шагал, стиснув зубы от боли и стараясь не делать лишних и резких движений. Постепенно регенерация сделает свое дело, но раны от косы смерти заживают долго. Нужно носить с собой какое-то обычное оружие, для таких случаев. Не то чтобы жнец собирался еще калечить себя, но в жизни всякое случается, нужно быть готовым ко всему.
Интересно, можно ли сделать копию своей косы? В виде простого оружия…. Главное их не перепутать самому.
- Хромая кобыла? Смешно. – Хмыкнул Артмаэль, взглянув на название паба. – Вы словно специально выбрали это место.
Войти внутрь, жнец все же предпочел самостоятельно. Не настолько он беспомощен, чтобы не похромать пару шагов до ближайшего столика, в несколько ограниченном пространстве. Навряд они бы протиснулись меж столиками вдвоем. Тем более, стена отлично сгодилась в качестве опоры. Усевшись за стол возле стены, Артмаэль облегченно вздохнул. Интересно, сколько будет заживать эта рана? Было бы неплохо засечь время, подобные знания могут быть полезными.
- Насчет еды и прочего, полагаюсь на ваш вкус. Мне пока мало чего хочется, хоть и понимаю, что силы нужны. – Тихо произнес Артмаэль, глядя на Легендарного. Есть совершенно не хотелось, но иначе регенерацию не ускорить.

+1


Вы здесь » Kuroshitsuji. Vortices time » Взгляд в прошлое » FB. Coffee time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC